Вторник, 28.09.2021
×
Инвестиции в долги: как заработать на взыскании дебиторской задолженности?

Взять все да переподелить

+1 -0
Аа +
Ян Арт,

главный редактор Finversia.ru

Приватизацию славлю, которая есть, но трижды – которая будет.

Российские власти все чаще и чаще говорят о приватизации. Которая де пополнит бюджет, придаст импульс развитию экономики и добавит драйву российскому бизнесу. И, разумеется, пройдет не так как в «дикие 90-е», а иначе. Не по Чубайсу, то бишь.

Автор далек от того, чтобы пинать Чубайса. Напротив, полагаю, что этот человек сделал самую необходимую для страны хирургическую операцию – взрезал гнойник социалистической собственности, тем самым превращая власть из хозяев в обслуживающий персонал. Но российский феномен приватизации заключается в следующем. С одной стороны, институт частной собственности в стране, безусловно, утвердился. Так утвердился, что россияне целым гуртом ворвались в список Форбс, куда значительная часть фигурантов из других стран добираются десятилетиями или даже поколениями. С другой – чиновник остался хозяином страны. Я имею в виду чиновника обобщенного, а не – боже упаси! – конкретного. Более того, это состояние «хозяв» настолько привычно, что один российский чиновник может на полном серьезе предложить другого чиновника в цари – и ничего, не кипит наш разум возмущенный.

И вот – новая волна. Цели? «Доделаем» гражданское общество или «допилим» недопиленное в первый присест?

Полагаю, многие читатели в этом месте воскликнут: вопрос риторический. Наверное, да. Но попробуем хотя бы помечтать.

Что нужно, чтобы приватизация действительно придала драйв развитию бизнеса и гражданского общества? Соответствие ее масштабирования возможностям общества. Проще говоря, чтобы в приватизацию (как по Ленину – в революцию) была вовлечена значимая часть населения страны. Не пятьсот «избранных» семейств, а пятьсот тысяч – хотя бы.

Будет ли так? Едва ли. Отсутствуют механизмы. В конце концов, мне же никто не запрещает приобрести долю банка или железной дороги. Другое дело, что у меня (у вас, у них) нет средств на 10% банка или 10% железной дороги. У меня есть средства на сотую процента, может быть – на десятую. Но возможна ли в России приватизация миноритариев – вместо приватизации олигархов?

Едва ли. История со злополучным IPO ВТБ, полагаю, развеяла все сомнения на сей счет. Да к тому же показала, что приватизация вовсе не означает равноудаленность собственности от государства. Поскольку в случае со «своими» активами государство может начать перезагрузку, нажать ctrl-alt-delete.

А что там у нас на очереди? Сбербанк. Не так давно помощник президента России Аркадий Дворкович заявил, что приватизация Сбербанка может состояться уже в этом году. Чиновник добавил, что «не может комментировать конкретные сделки, поскольку это чувствительная рыночная информация», но компании, которые стоят в плане приватизации, и ответственные министерства «внимательно следят за ситуацией и при благоприятных рыночных условиях эти сделки будут реализованы».

Стоп! Казалось бы – логично, если исходить из критериев бизнеса. Но, вроде бы, государство – это не только бизнес и не столько бизнес. Оно, казалось бы, не может выгадывать, когда там засуха или потоп изменят конъюнктуру рынка, выскочить как чертик из табакерки и максимально дорого и неожиданно сбагрить свой актив. Или – может? Как там говорил герой фильма «Убить дракона»? «Настоящая война начинается вдруг».

Беда в том, что социальная реформа «вдруг» не начинается. Или грядущая приватизация никакого отношения к реформе не имеет? Только бизнес, ничего общественного? Тогда – жаль. Все останется как есть. И мы так и не увидим чиновника без собственности. Потому что чиновник без управления собственностью – это и есть демократия. Если, конечно, она еще кому-то нужна.

А что народ? Народу оставили право без лицензии ловить рыбу. Россия – единственная из цивилизованных (?) стран, в которой такое возможно. Подали это как исключительную заботу об интересах народа. Ну, правильно. Когда лучшие люди забирают себе нефтяные месторождения, банки и заводы, прочим надо дать хоть что-то. Идите, рыбку половите. Для тех же, кто не владеет удочкой с неводом, это означает лишь одно – не видать нам ни банков, ни рыбы.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+1 -0
2329
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Что происходит с журналистикой в России? Есть ли у нас свобода слова, и, если есть, то как она выглядит? Как Союз журналистов договорился с полицией и Росгвардией о работе российских журналистов на митингах? Действительно ли блогеры побеждают журналистов, а искусственный интеллект в самое ближайшее время победит блогеров? Это и другие темы обсуждают Владимир Соловьев, председатель Союза журналистов России, и Ян Арт, главный редактор Finversia. Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Как Русь списками Forbes прирастает. Правительство убедили не повышать налоги на миллиардеров. Пенсионерам посоветовали не надеяться на государство. Индексация пенсий в России: денег нет? Цены на недвижимость растут. Россиянин полетит на Луну… когда-нибудь. Зарплаты в Пенсионном фонде выросли в полтора раза. Скоты на даче: новые детали. Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Сентябрьская коррекция, о которой я говорил с июня, пришла на рынки, явно подменив собой «бабье лето», так что можно сказать, что природа и биржа действуют в унисон – осень так осень.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »