Воскресенье, 21.01.2018
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Самая обаятельная и привлекательная

+8 -0
500
Аа +
Самая обаятельная и привлекательная

«Повестка дня» российского форекс-рынка: сделать российскую юрисдикцию привлекательной для игроков рынка и их клиентов.

О том, какие проблемы стоят сегодня перед российским форексом, каковы планы Ассоциации форекс-дилеров, как сделать «меню» российского форекса более разнообразным, не ослабляя защиты прав потребителей финансовых услуг, - об этом в беседе с главным редактором Finversia.ru Яном Артом говорят председатель правления Ассоциации форекс-дилеров Евгений Машаров и председатель Финансовой комиссии, эксперт Ассоциации форекс-дилеров Петр Татарников.

- Коллеги, формально - прошло уже полгода как работает регулируемый форекс-рынок в России. И уже к середине этого срока мы в общем осознали, что проблем осталось много: российская юрисдикция не очень привлекательна для игроков рынка, не очень привлекательна для клиентов, и пока еще, к сожалению, крайне мало людей работает в российской юрисдикции на форексе. Это, с одной стороны. С другой стороны - понятны и соображения ЦБ, который с учетом рисков рынка форекс, прежде всего озабочен защита инвесторов… Какие изменения и какие проблемы сейчас актуальны для российского форекса?

ТАТАРНИКОВ:
В первую очередь, хочется отметить, что нужно внести соответствующие изменения в закон, о которых мы на самом деле уже очень долгое время говорим. Это поправки, касающиеся непосредственно процесса торговли, открытия счета клиента, процессов хеджирования, которые необходимы для операторов на этом рынке. В первую очередь, я считаю, что эти моменты должны быть изменены. Видно, что идет большая работа, нельзя сказать, что все стоит на месте. Чувствуется заинтересованность всех сторон на данный момент. И в целом, я считаю, что в ближайшее время мы увидим серьезный прогресс. Мое мнение таково.

Все материалы Finversia-TV

- То есть с точки зрения настроя экспертов, все-таки стакан наполовину полон?

МАШАРОВ:
Если говорить о настрое, то, безусловно, такой настрой должен формироваться профессиональным сообществом. Самое главное - мы видим, что есть желание участников рынка развивать регулируемый рынок, то есть создавать те торговые условия, которые позволят приходить клиенту на российский рынок и не уходить в оффшор. Это самое важное. То есть мы, в принципе, обсуждаем именно механизм перевода клиентов из оффшорных юрисдикций в российскую. Но для того, чтобы клиент пришел именно в российскую компанию, нужно сформировать те условия, о которых мы сегодня говорим и говорили на первом заседании экспертного совета, который создан при Ассоциации форекс-дилеров.

председатель правления Ассоциации форекс-дилеров Евгений Машаров
Евгений Машаров, председатель правления Ассоциации форекс-дилеров
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Вопросы ключевые. Например, упрощенная идентификация клиентов. Сегодня, не выходя даже из этой аудитории, мы с вами можем открыть торговый счет в любой оффшорной форекс-компании, на платформе любого иностранного брокера. Я уже не говорю уже о наборе торговых инструментов; я не говорю о том, что мы получим там другие плечи: 1:100, 1:2000; я не говорю о CFD; я не говорю о плавающих спредах. В этих вопросах российская юрисдикция проигрывает зарубежным. При этом не надо бояться, что возможные изменения условий направлены не на ущемление прав потребителей, потому что действующая модель закона о регулировании рынка форекс максимально защитила клиента. Это и компенсационный фонд, это и сегрегированные счета. В частности, практика сегрегированных счетов позволяет клиенту остаться при своих деньгах в случае банкротства форекс-дилера или в случае каких-либо умышленных действий форекс-дилера, направленных на потерю клиентов. Зачастую индустрию форекса во многих странах как раз и обвиняли в том, что многие форекс-брокеры залезали в клиентские деньги. Когда у тебя нет разграничения по счетам самой компании и ее клиентов, получается так, что ты можешь этими деньгами воспользоваться и вложить их, допустим, в маркетинговые цели, маркетинговую компанию. Поэтому модель сегрегированных счетов серьезно защищает клиента. Остается отточить сами условия торговли так, чтобы клиент приходил к нам, а не уходил в оффшор.

Пока мы в плане условий торговли находимся в проигрышном положении. Но я думаю, что совместно с профессиональным сообществом, с Банком России, с парламентом, мы придем к таким изменениям законодательства, которые сделают российскую юрисдикцию форекса конкурентоспособной и все-таки вело к изначальной цели деоффшоризации российского рынка форекс.

- Диалог Ассоциации форекс-дилеров с государственными институтами – насколько этот диалог выстроен и с какими институтами на данный момент?

МАШАРОВ:
Поскольку Ассоциация форекс-дилеров является поднадзорной Банку России саморегулируемой организацией финансового рынка, понятно, что идут рабочие процессы с представителями регулятора. Мы направляли свои инициативы в Банк России. Мы сейчас ждем ответа на наши предложения, на те поправки, которые мы обсуждали на экспертном совете и о которых уже сказал Петр. Также мы взаимодействуем с Государственной Думой; на первом заседании экспертного совета у нас были представители парламента; депутат Михаил Емельянов открывал это заседание. Кроме этого, мы работаем и с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) в части разработки положений, направленных на придание статуса учебным центрам при форекс-дилерах. По нашим заявлениям были возбуждены производства в отношении компаний, нарушающих требования закона. Мы ведем работу по размещаемой незаконной рекламе форекс-компаний.

Настрой на рынке форекс должен формироваться профессиональным сообществом.

То есть работа идет по различным направлениям. Также мы взаимодействуем и на межгосударственном уровне. У нас была рабочая встреча в Национальном банке Республики Беларусь; мы обменивались опытом регулирования рынка форекс в Белоруссии и планируем провести мероприятие с участием Финансовой комиссии, Нацбанка Белоруссии и пригласим нашего регулятора. Я думаю, что на площадке Государственной Думы мы обсудим вопросы гармонизации финансового законодательства, потому что проблема гармонизации законодательства финансового рынка России, Белоруссии и Казахстана уже не за горами.

- В связи с этим… Через несколько лет, по сути, если российская юрисдикция не будет выгодной компаниям и клиентом, то белорусской юрисдикции будет достаточно, чтобы спокойно работать…

МАШАРОВ:
На самом деле в нашем законодательстве нет ограничений по работе с иностранными компаниями для клиента. Если клиент хочет, то он может открыть счет у иностранного брокера - не важно форекс это, фондовый рынок или, допустим, счет в кредитной организации. Если клиент сам, допустим, решил открыть счет в Дойче банке, то ему, собственно говоря, никто не помешает это сделать, потому что ограничений нет.

Но есть ограничения для иностранных финансовых организаций: не распространять информацию о своей деятельности на территории Российской Федерации неограниченному кругу лиц. Тут вопрос заключается в другом - осуществляет ли компания мероприятия по привлечению клиентов? Это реклама, это обзвон клиентов, так называемые «холодные звонки», это другие маркетинговые акции, которые направлены на привлечение клиентов. Вот это – незаконно. А в остальном – наше законодательство достаточно либерально, в отличие, например, от США, где иностранная компания без лицензии вообще не может оказывать услуги американскому гражданину.

- На заседании экспертного совета АФД мы эту цифру обсуждали – по оценкам экспертов, примерно 200 компаний реально работают с российскими клиентами. Но как отличить иностранные компании, которые работают с российскими клиентами - и в этом нет ничего криминального, - скажем, от российской компании, которая попросту плевала на закон и не стала получать лицензию? И сколько таких компаний, именно российских?

МАШАРОВ:
200 – имелись ввиду именно такие компании. Это компании, которые имеют сайты в доменной зоне RU. Ясно, что если это какой-то иностранный брокер, то у него сайт в других зонах, у него даже, зачастую, нет странички на русском языке…

В плане условий торговли мы находимся в проигрышном положении.

Но если мы говорим о компаниях российских или с российскими корнями, то таких именно компаний порядка 200. Мы получаем, и думаю, что и Финансовая комиссия тоже, жалобы на компании, не имеющие лицензии и не являющиеся членами АФД. О некоторых сайтах и интернет-проектах мы раньше даже и не знали. Почему? Что, как правило, делают мошенники на финансовом рынке? Они создают интернет-сайт, его раскручивают. Тем более, сейчас не надо какой-то офлайновой рекламы, сейчас очень мощный инструмент донесения информации через различные социальные сети, которые позволяют спокойно написать даже в страничку какому-то человеку. Если человек заинтересовался, как правило, они предлагают 100-процентный бонус. Бонусные программы у них очень интересные, яркие с точки зрения привлечения клиента. И, конечно же, в этой ситуации многие клиенты до сих пор попадаются. Поэтому АФД разрабатывает методические пособия. Сейчас мы уже изготовили третье методическое пособие, которое будет посвящено бинарным опционам. До этого мы издали пособие о том, как не стать жертвой мошенников и как отличить добросовестных участников рынка форекс от недобросовестных.

Говоря об очищении рынка, мы имеем ввиду, что наша главная цель - деофшоризация бизнеса. Во-первых, чтобы российские компании, российские клиенты платили налоги в нашей стране. Это серьезные налоговые поступления, учитывая обороты рынка и число клиентов - 500 тысяч человек. Во-вторых, у нас по законодательству и по указанию Банка России сотрудники форекс-дилера – это аттестованные сотрудники, то есть это новые рабочие места, которые выходят из тени.

- Вот мы заговорили о бонусах. В прошлом году бонусы были признаны многими мировыми регуляторами неким негативным фактором и даже запрещены. Петр, а как сейчас ситуация с бонусами на форекс-рынке в целом?

председатель Финансовой комиссии, эксперт Ассоциации форекс-дилеров Петр Татарников
Петр Татарников, председатель Финансовой комиссии, эксперт АФД
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

ТАТАРНИКОВ: Ситуация с бонусами развивается в сторону запрета. В последней своей разъяснительной записке FCA даны результаты анализа, который они провели. Посмотрели процент успешности клиентов, посмотрели количество жалоб. Инструменты сложные, поэтому вводится требование к обязательному раскрытию рисков определенным образом, равно как и запрет на бонусы при открытии счета. Чтобы бонус не являлся, скажем так, основным инструментом привлечения клиента. Регуляторы стремятся добиться, чтобы клиента дел более осознанный выбор, с большим пониманием и ответственностью.

- Это полный запрет на бонусы или, все-таки, некие ограничения?

ТАТАРНИКОВ:
Назовем вещи своими именами - в Европе бонусы запрещают. Их не будет. Также, по-моему, этот тренд уже поддержала Австралия. В США в принципе на финансовых рынках не применимы такие вещи.

Но нельзя сказать, что бонус - это всегда плохо. Они же бывают разные и иногда это полезно для клиента. Например, в виде каких то дисконтов на торговые комиссии, что-то другое. В целом это должна быть регулируемая активность. То есть не та часть маркетинга, на которую регулятор полностью закрывает глаза, а игра по неким правилам.

МАШАРОВ: Можно это сравнить с рождественскими скидками. То есть понятно, что это привлекает: многие сразу идут в магазин и покупают с дисконтом. Но в то же время проблема в том, что в свое время иностранные регуляторы не оценили, скажу так, бинарное свойство бонуса. То есть с одной стороны его полезность с точки зрения клиента, с другой - этим стали пользоваться недобросовестные участники. И мы не говорим о том, что бонусы - это совсем плохо. Просто, к сожалению, такой тренд образовался именно из-за поведения на рынке некоторых его игроков.

Схожая ситуация – с бинарными опционами. Это однозначно хорошо или однозначно плохо? Проблема бинарных опционов обсуждалась несколько лет. Сейчас FCA разрешил их в качестве финансовых инструментов. При этом в Израиле - полный запрет на бинарные опционы. Более того - создана специальная парламентская комиссия, которая определяет сейчас судьбу бинарных опционов…

Любой запрет, категорический запрет, приведет к тому, что, как я уже неоднократно говорил, будут появляться «тринарные опционы», еще какие-то другие опционы. То есть рынок будет состоять из квазифинансовых инструментов, варьироваться, развиваться и появляться будут новые инструменты, которые могут, на самом деле, еще в большей степени привести к потере инвестиций клиентов. Почему и важно обсуждать на экспертных площадках не только стратегии развития, но и суть этих инструментов. Проанализировать, что будет в случае, если мы придем к запрету бинарных опционов, или что будет в случае, если мы приведем их к регулированию. Анализ и международный опыт, безусловно, тут необходимы.

- Если говорить о международном опыте работы с бинарными опционами - как выглядят варианты решения.

ТАТАРНИКОВ:
Картинка очень разрозненная. В США есть регулирование бинарных опционов. В США они стандартизованы. Торгуются на определенной бирже NADEX. В Японии этот сегмент регулируется. В Европе, на Кипре - пожалуйста. В Израиле - запрет. Опять же – и в Европе не везде. Некоторые страны, такие как Франция, Италия наложили запрет.

Если клиент хочет, то он может открыть счет у иностранного брокера - не важно, форекс это, фондовый рынок или, допустим, счет в кредитной организации.

Но ещё раз хочу подчеркнуть: регулятор всегда позади. То есть бизнес изобретает новые инструменты, бизнес их внедряет. Почему бинарные опционы приобрели ореол какого-то обмана, такой негативный фон? Потому что они были использованы в том числе и мошенниками. Все новшества, все нововведения, которые привлекают внимание публики, в первую очередь, используются мошенниками. Но это не значит, что нельзя регулировать или нельзя использовать. Если мы посмотрим на бинарные опционы в мире, то увидим совершенно разные продукты.

У кого-то они в таком виде, у кого-то - в другом, кто-то их называет контрактами с фиксированной доходностью. Последнее решение FCA Великобритании, на мой взгляд, доказывает, что это инструмент, который подлежит финансовому регулированию, потому что это не gambling, в основе опциона лежит финансовый инструмент и его цена. Я, наверное, разделяю такой подход и считаю, что нужно просто определить, что это такое, стандартизовать и учить людей.

- По вашим ощущениям, отношение к бинарным опционам уже сложилось или будут какие-то изменения?

ТАТАРНИКОВ:
Думаю, что изменения будут. Приведем пример с криптовалютами, там похожая ситуация. Где-то совсем нельзя, а где-то можно уже ими рассчитываться, то есть это полноценный платежный инструмент, абсолютно легальный. Здесь примерно та же самая история.

МАШАРОВ: Это как отношение к классическому форексу. За счет чего сформировался негативный фон? В России – из-за отсутствия регулирования.

Если бы мы могли открутить определенное время назад, то такой бы ситуации не было. Мы знаем про финансовые пирамиды, которые прикрывались рынком форекс, но форекс-брокерами, по сути дела, не являлись. Отсутствие в законодательстве правил для этого рынка и привело, к тому, что мы сейчас вынуждены всем профессиональным сообществом доказывать свою «профпригодность». В том числе – «профпригодность» к работе с широким диапазоном финансовых инструментов.

У нас введено в законодательство понятие «форекс-дилеров», но, на самом деле, ни в одной другой стране нет деления на форекс- и CFD-дилеров. Везде в основе лежат контракты на разницу, не важно – активом выступает валюта или иной инструмент.

И вот об этом надо говорить, опять же возвращаюсь к первому своему тезису про деофшоризацию. Почему мы говорим о необходимости изменения законодательства? В линейке инструментов современного трейдера если разные контракты на разницу - и валюта, и нефть, и акции, и драгметаллы. То есть понятно, что линейка гораздо шире, чем предусмотренная в российской юрисдикции. У нас клиент голосует рублем и голосует за большую привлекательность. Понятно, что я пойду туда, где мне интереснее, где мне предлагается гораздо больше торговых условий, торговых инструментов, где я могу больше заработать. Сегодня очень много достаточно образованных, развитых инвесторов, которые хотят больше возможностей.

ТАТАРНИКОВ: Еще я бы хотел добавить… Мы в прошлом интервью говорили, что регулятор хочет оградить и защитить инвестора. То есть пусть инвестор лучше не занимается ничем, чем потеряет капитал. Но вот сам подход регуляторов, если посмотреть, даже и в Америке и в Британии, где наиболее развито регулирования таких рынков, идет от самого необразованного инвестора. То есть там изначально исходят из того, как нам выстроить регулирование так, чтобы самый необразованный инвестор был защищен? Никто не думает, что этими действиями вы, по сути, ограничиваете и усложняете жизнь профессиональным инвесторам, которые хотят этим заниматьс. От того, что кто-то не знает, как это работает, почему я не могу это иметь?

Вот этот подход нужно менять! Регуляторы должны быть более проактивными в собственном образовании, в получении экспертизы. Тогда регулирование будет не только защищать необразованного инвестора, но и обеспечивать конкурентность условия для инвестора продвинутого. Уверен, что это возможно.

- Как можно коротко обозначить повестку дня, стоящую перед Ассоциацией форекс-дилеров?

МАШАРОВ:
Повестка для следующая. Во-первых, внесение изменений в законодательство Российской Федерации о рынке ценных бумаг и в закон о противодействии легализации доходов в части создания возможности упрощенной идентификации. Эта работа достаточно сложная и кропотливая, она требует экспертных инициатив и усилий.

Второй момент – реализация планов, связанных с переводом клиентов в российскую юрисдикцию. Создание условий для работы клиентов – с учетом защиты прав потребителей. И тут важный момент, что мы вкладываем в понятие такой защиты. Ограничить клиента и сказать ему – закрой торговый счет, открой в российской компании. Не потеряем ли мы клиентов на этом пути? Мы можем создать ситуацию, когда клиенты могут уйти с рынка форекс в другие сегменты - даже не финансового рынка. То есть попасть на удочку тем же мошенникам, которые предложат что-то новенькое.

У нас введено в законодательство понятие «форекс-дилеров», но, на самом деле, ни в одной стране нет деления на форекс- и CFD-дилеров.

В-третьих, это, конечно, повышение финансовой грамотности. Мы будем работать над этим направлением. Профессиональному инвестору не нужно рассказывать о финансовой грамотности, но при этом мы должны понимать, что у нас есть большой пласт людей, которые действительно хотят инвестировать, но не знают, как применить свои инвестиции, как правильно вложить свои деньги, как работает рынок.

Четвёртый аспект - это развитие экспертной базы, чтобы АФД могла давать экспертизу по тем инициативам, которые возникают. Форекс – это сегмент финансового рынка, но он не особняком, есть очень много смежных сегментов и других видов других производных финансовых инструментов. И сейчас в линейках многих иностранных форекс-брокеров есть криптовалюты. Это тоже тема, которая требует обсуждения, потому что у наших компаний есть свои подразделения за рубежом, которые уже применяют и предлагают этот инструмент в качестве финансового инструмента. Пока он не отрегулирован и позиция по нему в Российской Федерации до конца не определена.

Вот четыре основных ключевых направления. Мы будем это реализовывать посредством заседания экспертных советов, круглых столов, подготовки методических пособий и внедрения информации о форексе все большему кругу лиц, чтобы о нем не только слышали, но и понимали, что это за рынок. Понимали, что это рынок именно финансовый, на котором можно торговать, работать.

Ну и, конечно же, разработка базовых стандартов для отрасли. В рамках 223-го закона о СРО мы должны разработать стандарт защиты прав потребителя, стандарт корпоративного управления рисками и другие профстандарты.

Ассоциация готова это делать и, безусловно, будет дальше развиваться и выстраивать именно регулируемый рынок форекс, направленный на защиту прав потребителей.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+8 -0
500

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV