Вторник, 28.09.2021
×
Инвестиции в долги: как заработать на взыскании дебиторской задолженности?

Дискурсоводы

+1 -0
Аа +
Ян Арт,

главный редактор Finversia.ru

Что немцу рецессия, то русскому – кризис?

Вот интересно, примет ли суд во внимание эту колонку в качестве смягчающего обстоятельства? Дело в том, что я на грани. И, кажется, готов убить любого, кто еще раз при мне скажет что-нибудь о кризисе. Причем неважно – о «новом кризисе», о «продолжающемся кризисе» или о «второй волне кризиса». Слово «кризис» лезет во все экономические и финансовые темы как майонез в советский оливье. Ощущение, что «повара» надеются компенсировать им сразу все – некачественные ингредиенты, дурную готовку и непритязательный вкус едоков.

Зовут на телевидение – задают вопрос о «второй волне кризиса». Причем в таком варианте, словно сам «кризис» – аксиома. Как в «Малыше и Карлсоне» летающий человечек спрашивал дядю Юлиуса: «Ты перестал пить коньяк по утрам – отвечай, да или нет?!». Коллеги из делового портала обращаются за поддержкой в организации онлайн-конференции и, ничтоже сумняшеся, дают ей громкое название – «Смоет ли вторая волна кризиса региональные банки?»

А любое несогласие с такой «унитазно-радикальной» постановкой вопроса воспринимают с недоумением: как? Рубини-хазины и иже с ними предрекают! Греция пылает! Евро падает! Америка в долгах!

Да-да-да, еще конец света не забудьте. Его, если не ошибаюсь, запланировали на декабрь 2012 года. Надо, кстати, не забыть внести в свой график. «Конец света. Не забыть снять депозит».

Что касается автора этих строк, то свое мнение о так называемом «кризисе» я высказал на недавнем банковском «круглом столе» в Казани. Нарочно упрощенно – может, поймут. Кризис – это когда не исполняются обязательства. А когда «трудно жить» – это не кризис, это просто «не все коту масленица»

Проблема в том, что в современной России жить «трудно» не хотят. Вернее – низы не хотят, а верхи не могут. Не умеют попросту. Нефть растет, бюджет пухнет, в заначки откладываются финансовые «личинки» (резервные, стабилизационные и прочие фонды), народу – кредитный бум, пусть себе телевизоры двухметровые смотрит. В общем – «Успехи радуют», как гласил самый распространенный газетный заголовок брежневских времен. А «десятилетие потерь» – это не для нас. У нас есть два состояния:

а. Россия оле;

б. кризис.

На Западе говорят не о кризисе – о рецессии. Какая-такая рецессия? Что такое рецессия? Рецессия – это снижение экономического производства. Не обязательно кризисное, критичное снижение – иногда просто снижение. А в России – ну какая может быть рецессия? У нас этого самого производства, в общем-то, и нету, нам снижать нечего. У нас есть цены на нефть. И если они падают – это у нас не рецессия, это у нас караул, кризис и выноси всех святых.

Теперь – о карауле. Караул хоть и не устал, но, кажется, тоже понял, что тема «остров стабильности» свое отыграла. И все чаще власть предержащие начинают тоже говорить о «второй волне кризиса». Мол, не исключаем возможность… Мол, надо готовиться… И вообще.

«Спусковым крючком» смены темы послужил, разумеется, рубль, его нервный тик. Рецессия, снижение производства – это мы не чувствуем, в виду, как уже говорилось, отсутствия органа, который мог бы болеть. А вот рубль – это наглядно. Рубль народ чувствует как никто.

Пока, правда, никаких серьезных напастей власти рублю не сулят. Президент России даже пошутил на днях: если рубль шевелится – значит, живой.

Очень, кстати, точная оценка и весьма универсальная. Ее можно применить и к российской власти: шевелится – значит, живая.

Напомню, что автор этих строк посулил нынешнему «караулу» не самые приятные шевеления – повышение пенсионного возраста, «разборки» с «трудным десятилетием» и т.п. Кажется, началось.

Министр финансов России на днях опять продолжил тему повышения пенсионного возраста. Мол, повышать надо, привыкайте постепенно к этой мысли. А заодно – отдал дань теме «второй волны кризиса». В частности, заявил, что «России хватит средств Резервного фонда на выполнение всех обязательства государства в случае второй волны кризиса».

Буквальная цитата: «Денег Резервного фонда нам хватит, имея в виду следующее. Мы перед прошлым кризисом накопили 16% ВВП. Сейчас эта цифра – около 8%, чуть ниже». Журналисты, допущенные на встречу с Силуановым, это записали и обнародовали. Автор этих строк в числе «допущенных» не был. Думал, что по ошибке, ан нет – по собственной глупости. Нечего мне там делать, поскольку я до сих пор никак не могу понять: каким образом 8 процентов – это чуть ниже», чем 16 процентов? Это ж. вроде, не «чуть ниже». А в два раза ниже? Может, кто подскажет, в чем хитрость?

Министр, впрочем, в ходе встречи заметил, что ослабление рубля будет выгодно российской промышленности, поскольку «конкурентная способность наших товаров возрастет, бюджет получит дополнительные доходы». Слава богу, что хоть кто-то видит в ослаблении рубля не только минусы, но и плюсы – в отличии от витий, которые искренне по-детски уверены: сильный рубль – сильная Россия. Беда лишь в том, что министр прав лишь теоретически, поскольку этих самых товаров мы фактически не производим (см. выше). Иными словами: слабая нефть – слабый рубль, слабый рубль – кризис. Тогда (опять см. выше) включается все та же схема: караул, кризис и выноси всех святых.

Такой вот у нас дискурс. Простой и понятный. Но резервы есть!

Теперь – о выноси всех святых. Опять же займусь автоцитированием – помимо прочих «неприятных» вопросов автор прогнозировал, что именно это правительство займется, помимо прочего мусора, и выносом тела Ленина из Мавзолея.

И вот на днях портал Superjob.ru публикует результаты своего очередного опроса на тему… «Как, на ваш взгляд, следует поступить с телом Ленина?». Как выяснилось, 48% россиян – за вынос, 42% Ленина на вынос не дают.

Такие вот, понимаешь, дискурсы. Может быть, нам объединить уже лозунги? Ленин и теперь живее всех живых. Кризис и теперь живее всех живых.

А другой рифмы к слову «выборы» у нас нету…


P.S. На Ленинградском проспекте в Москве снесли и переделывают разделенную линию с аллеей, парковками, скамейками и новенькой оградой, реконструированную последний раз… два месяца назад. Кризис… У кого кризис, а у кого – огромный фронт работ по освоению.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+1 -0
804
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Что происходит с журналистикой в России? Есть ли у нас свобода слова, и, если есть, то как она выглядит? Как Союз журналистов договорился с полицией и Росгвардией о работе российских журналистов на митингах? Действительно ли блогеры побеждают журналистов, а искусственный интеллект в самое ближайшее время победит блогеров? Это и другие темы обсуждают Владимир Соловьев, председатель Союза журналистов России, и Ян Арт, главный редактор Finversia. Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Как Русь списками Forbes прирастает. Правительство убедили не повышать налоги на миллиардеров. Пенсионерам посоветовали не надеяться на государство. Индексация пенсий в России: денег нет? Цены на недвижимость растут. Россиянин полетит на Луну… когда-нибудь. Зарплаты в Пенсионном фонде выросли в полтора раза. Скоты на даче: новые детали. Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Сентябрьская коррекция, о которой я говорил с июня, пришла на рынки, явно подменив собой «бабье лето», так что можно сказать, что природа и биржа действуют в унисон – осень так осень.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »