Вторник, 24.11.2020
×
«Доверие» vs Центробанк: особый путь «Финико»?

Пётр Пушкарёв: «Смирно можно двигаться и в потоке»

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик TeleTrade, в беседе с главным редактором Finversia.ru Яном Артом признался, что ждёт продолжения ралли в январе, рассказал, когда, по его мнению, случится коррекция, а также что такое «искусство быть смирным» и чем могут помочь в инвестициях даосские принципы. Равно как и отсутствие любых принципов.

– Итак, 2019 год подходит к концу. На твой взгляд, Пётр, что сбылось из того, что прогнозировалось?

– Для меня лично самый, наверное, главный урок года состоит в том, что, читая мейнстримные финансовые СМИ, нужно не сильно увлекаться этими потоками. То есть не нужно вестись, понимаете? И, хотя порой это было сложно, мне всё-таки, по большей части, задача удалась. В особенности речь идёт о всей той волне, которую эти СМИ пытались поднять: про то, что будет замедление мирового роста, что торговые войны всех погубят, что все мы умрём…

– Что кризис будет, что соглашение не подпишут…

– Да, а если подпишут, то оно будет плохое, а если хорошее – то не выполнят его условия...

– А если выполнят, то Трампа отправят в отставку.

– Точно. Это будет последний гвоздь в крышку гроба. И даже по запросам российских СМИ я вижу совсем, наверное, показательный срез: за весь год (я подсчитал, это было несложно) мне пришёл всего один запрос на тему того, какие ещё есть факторы для роста фондовых бирж, и, наверное, десятка три-четыре – на тему того, почему они упадут.

– Для меня это тоже очень важная тема, потому что есть подозрение, что наши инвесторы попадают под этот мощнейший информационный фон и начинают воспринимать некоторые гипотезы как данность.

– Случается и такое с ними. Вот, например, насчёт ЕЦБ. То, что они написали, мне кажется, имеет смысл принять во внимание: действительно, они могут потихонечку двигаться к нулевым ставкам, буквально сегодня один шведский банк это сделал – первый банк с 2016-го, кажется, года сделал отрицательные ставки, но сегодня от этой ереси отказался.

– Почему – ереси?

– Потому что европейские экономисты – во всяком случае, большинство тех, кого я читаю, – четыре года писали, что это никак не поможет ни капиталовложениям, ни деловой активности, но будет наводить печаль на тот же самый бизнес, на граждан. Доходов нет, в облигации, лежащие в пенсионных фондах, ничего не приходит, значит, надо экономить и не тратить. И инфляция не растёт, получается обратный эффект. Может быть, за три с половиной года всё-таки дошло.

– Недавно я подумал о том, что тенденция к обнулению ставок, даже стремление к отрицательным значениям потихоньку формируют новую финансовую реальность, в которой деньги как таковые ничего не стоят. То есть теперь деньги способны плодоносить только в приложении.

– Абсолютно с тобой согласен. Более того, я даже и не смог бы сформулировать лучше. Моя формулировка была примерно такой: «Сегодня что-либо монетизировать можнотолько через финансовые инструменты». То есть люди смотрят – есть монетизация в акциях, видят, что показатели прибыли компании растут, а статьи про то, что всё упадёт – их не монетизируешь. Как говорится, смирение – добродетель трейдера. И начиная с середины августа, когда началось это падение, я и сам покупал, и настойчиво рекомендовал это делать всем, кому можно.

– А как же про искусство быть смирным? Ты вёл себя не смирно?

– А можно смирно двигаться и в потоке. И я считаю, что это главное из того, что сбылось. Что касается того, что сбылось не совсем: это рост золота, он продолжался только до середины года, но после того, как фонда пошла вверх, золото начало, естественно, просаживаться.

– А скажи, пожалуйста, чтобы из бывших в этом году на слуху гипотез, прогнозов, предположений ты бы перенёс на будущий год? Хотя бы в качестве версий.

– Для меня лично это то, что не приносит прямого дохода – ни в долларах, ни в евро. Доходы в долларах и евро приносят только вложения в какие-либо инструменты. Если это гарантированная доходность, пусть малая, но гарантированная доходность. Лучшее, конечно, это фондовый рынок, и я думаю, что он по большей части будет расти в течение следующего года, потому что Китай и США растянут это удовольствие надолго. Китайцам торопиться некуда, они получили отмену одних тарифов и уполовинивание других, и могут удовлетвориться на полгодика. Трампу тоже выгодно, чтобы инвесторы как можно ближе к сроку выборов запомнили, что всё получилось.

– То есть и тем, и другим сейчас выгодно тихонечко сидеть на позитиве?

– Думаю, да. То есть максимально растянуть эту волну и делать то, что же самое, что они делали большую часть года. Периодически аккуратно сеять те или иные небольшие сомнения, периодически наводить тень на плетень, производя рыночные коррекции, а потом так же аккуратно эти сомнения рассеивать. Самый лучший способ двигать что-то вверх, это не постоянно говорить о том, как всё хорошо, а наоборот – периодически показывать свою силу в моменты, когда у рынка есть сомнения.

– А не возникнет ли на этом пузырь, потому что мы, конечно, можем сейчас начать бить себя пяткой в грудь, мол, какие мы молодцы – спрогнозировали рост, и он случился, но я в последние месяцы всё чаще замечаю в этом росте искусственный допинг – то в действиях ФРС, то в постоянном росте повышенной ликвидности…

– Конечно, здесь есть элементы искусственного допинга, потому что дешёвые, практически бесплатные деньги, они и остаются бесплатными, но при всём при этом я всё-таки думаю, что доля допинга не так велика, потому что есть сильно пониженные корпоративные налоги в США. Шутка ли – с 35% до 21%? Дальше эффект того, что все тарифы, пошлины и все эти барьеры пока что не очень долго просуществовали и не пока имеют тенденции наращиваться. Но и прибыль компаний, если не ошибаюсь, 80% компаний отчитались о выручке выше ожидаемой.

– А какая у тебя вырисовывается доходность по году?

– Я не большой любитель выражения в процентах, но был период примерно в три с половиной месяца большой активности – с апреля по середину июля, – когда я нарушил свои предпочтения, и получилось где-то 28% при довольно больших, на мой взгляд, рисках в 3,5%. И было ещё два прекрасных момента, которые я в эти подсчёты не включил. Первый – это покупка в октябре индекса S&P с уровней в 2915 – я думаю, что, с процентов до 20-ти, я думаю, дотянет. И был второй момент – я бы назвал его бонусом – это покупка нефти буквально за два дня до атаки дронов в Саудовской Аравии.

– Просто повезло – то ли тебе, то ли дронам…

– Ну, в общем, нам всем было не сильно огорчительно, потому что если бы этой ситуации бы не было, то саудитам стоило бы её придумать. Конечно, это разовая вещь и назвать её просчётом я не могу.

– Мне кажется, что IPO Saudi Aramco реально повлияет в будущем на ментальность саудитов: теперь, при прочих равных, у них будет не линейное желание играть на повышение, но многофакторная логика.

– Похоже на то. Первое: теперь они немного смягчат напор, начнут какие-то свои внутренние вещи делать… Но похоже, что компанию даже не оценили правильно.

– Я, кстати, не вошёл в это IPO, потому что, как правило, при IPO я открываю шорт и, как правило, выигрываю на этом. Но здесь я понимал, что шорта, наверное, не будет, но и веры особой не было. И, видимо, ошибся. Может быть, нам с тобой ещё стоит войти или уже поздно?

– Я в следующем году подумаю над этим.

– Кстати, о брексите. Нет ли у тебя ощущения, что для смелых и агрессивных британский рынок – а вследствие брексита и ирландский – станут в новом году очень интересными объектами?

– Во всяком случае, я планирую к ним присмотреться. Честно скажу, я не настолько знаю его, как европейский континентальный или как американский, поэтому мне его нужно ещё изучать. Но я не хотел этим заниматься, пока в парламенте шла эта история с котом, который, жалобно на всех смотрел, но при этом было совершенно непонятно, то ли он в конце концов выйдет в эту дверь, то ли – нет. И торговать в этом время какими-либо британскими активами попросту страшно. Но я думаю, что интерес вырастет. И вообще, ситуация с брекситом очень сильно отпустит и европейский рынок, и европейский бизнес, дав им больше свободы, то есть я полагаю, что это – хороший фактор.

– А будет ли эта свобода зависеть от показателей Германии?

– Конечно, будет. Но мне это кажется фактором улучшения. Даже по последним данным из Германии видно, что индексы деловой активности хотя бы перестали падать.

– На мой взгляд, потенциал европейских рынков гораздо выше, чем принято считать. У тебя тоже подобные ощущения?

– Всё гораздо лучше, чем оно кажется. Просто есть периоды, когда нужно остановиться и осмотреться, и это – как раз такой период.

– Давай пройдёмся по основным позициям, больше всего волнующим частного российского инвестора. Итак, нефть дошла до 60-ти, как многие – и я в том числе – ожидали. Мне кажется, что в новом году эти перспективы сохранятся.

– Тоже ожидание коридора, скорее всего. Мне лично кажется, что он будет 55-70. Никто на данный момент уже не видит даже 85-ти, все боятся туда идти, все помнят, как всех, кто стоял выше, наказали спадом. Есть же инструменты – и число словесные, и санкционные (иранские), есть способы игры с рынками у сильных мира сего как кошка с мышкой. И мне кажется, что большинство боится применения этих инструментов.

– Доллар. Среди наших российских инвесторов до сих пор звучит вопрос «А не купить ли доллар?».

– В ближайшие месяцы я не планирую покупок доллара и евро за рубли. Я не вижу в этом доходности, я не вижу в этом смысла. Даже если допустить сценарий, при котором доллар подрастёт на 2-3 пункта, а потом вернётся туда, где он есть сейчас, это всё равно меньше, чем тот доход, который можно получить что с ОФЗ, что, тем более, с фондового рынка (естественно, с некоторыми рисками).

– Так каков в итоге твой прогноз по доллару?

– Скорее всего, тихонечко вниз. Очень тихонько, очень незначительно на мировых рынках, и более значительно – как это ни странно – у нас. Из-з разницы в ключевых ставках.

– Доллар и рубль как Маркс и Энгельс. Только американцы об этом не знают. Вот по рублю всё же очень интересные процессы, такие как увеличение объёма операций с рублём на внешних рынках. Это из-за разницы ставок?

– В основном. Но есть уже и фондовые инвестиции от компаний. И я думаю, что это уже очень заметно. Я где-то прочитал, что порядка $400 млн было вложено нерезидентами через рубль, ведь, естественно, покупают же сначала рубль.

– Какой может быть прогноз по российскому фондовому рынку? Что бы ты посоветовал частным инвесторам?

– Считать деньги! Понимать, что кроме прибыли существует совершенно понятная доля риска. Допустим, индекс РТС я чаще торгую, чем конкретные бумаги. И нужно считать, что будет не только когда он поднимется выше 1500, но и когда он обвалится ниже 1400. То есть нужно соотносить этот размер с возможным доходом.

– Как думаешь, в новом году продолжится серьёзная громкость со стороны тех, кто предсказывает кризис? Мощное падение, мощную коррекцию?

– Предсказывать продолжат. Во-первых, потому что обидно, когда сидишь на шортах и не падает, надо найти какую-то причину, за что бы зацепиться, чтобы дождик всё-таки начался. Во-вторых, это очень любят СМИ. И люди почему-то эту информацию принимают близко к сердцу, им как-то становится хорошо и спокойно – скоро всё-таки всё рухнет. Не может же быть у какого-то меньшинства, которое на какой-то бирже зарабатывает, быть всё хорошо, а у меня, который ничего не купил, всё плохо.

– Я делаю прогноз, что в январе ралли продолжится. Твои ощущения?

–У меня такое же ощущение.

– И последний момент, который связан с январём, и конечно же, с рынками – это потенциальный и, на мой взгляд, абсолютно нереальный импичмент Трампа. Как он может повлиять на рынки?

– У Трампа всё хорошо. И импичмент поднимает ему очки: уже на 6% вырос его рейтинг за время, пока демократы беснуются. Поскольку всё выглядит абсолютно бездоказательно. Лучшего антипиара для демократов просто невозможно придумать.

– Я стал воспринимать реальность второго срока Трампа как очень реальную.

– Фактически у него нет таких соперников, которые бы могли бы предложить либо популярный, популистский лозунг, либо действительно что-то высокоумное. Тот же Берни Сандерс, великолепный экономист, но он же говорит этими умными словами – условно говоря, как у нас Григорий Явлинский – то, что люди не понимают по большому счёту. А те, кто его понимает, говорят глупости космического масштаба.

– Мы с тобой, в общем, считаем, что, если будет второй срок, то, скорее всего, в следующем ноябре увидим ещё более мощное ралли.

– Думаю, да. Главное – не испугаться какой-нибудь коррекции процентов на пять-семь, которая наверняка в какой-нибудь месяц будет.

– Мне кажется, что весной.

– Как Трамп решит, тогда она и случится. Словом, читайте Twitter.

– Пётр, твоя книжка, очень известная в узком кругу ограниченных людей, как говорил Михаил Задорнов, стоит, я знаю, у многих трейдеров. И само название уже говорит о многом. И с этой точки зрения – искусства быть смирным – что бы ты посоветовал трейдерам и инвесторам? Обычным, таким же, как я, как ты, не великим.

– Спасибо, что напомнил название. Потому что уже готова вторая книга, которая будет называться «Искусство взять своё».

– Так каким будет новый год – ближе к новому названию или к прежнему?

– Одно от другого зависит. Если ты сидишь смирно, это не значит, что ты ничего не хочешь, что ты бьёшь поклоны и не претендуешь на большее. Это значит, что ты стремишься двигаться так, как движется окружающая тебя жизнь. То есть, в таком даосском смысле становишься неотёсанным бревном. Или каким-то брёвнышком, которое в потоке тебя несёт. Не сопротивляясь движению событий. И тогда ты сможешь взять своё.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Тимур Аитов: «Наличные в обороте будут всегда – на всякий «пожарный» случай» Тимур Аитов: «Наличные в обороте будут всегда – на всякий «пожарный» случай» В последнее время международное сообщество уделяет большое внимание проектам эмиссии цифровых валют центральными банками – эти валюты получили единое название CBDC (Central Bank Digital Currency). Представил свое видение цифрового рубля и российский Центробанк. Зачем выпускать цифровой рубль (ЦР), если существуют электронные деньги? Можно ли будет хранить в цифровых рублях свои сбережения? К каким последствиям приведет выпуск цифрового рубля? Эти вопросы комментирует Тимур Аитов, руководитель центра компетенций «Цифровизация финансовых технологий» Фонда развития цифровой экономики, заместитель председателя Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета Торгово-промышленной палаты России по финансово-промышленной и инвестиционной политике Анатолий Аксаков: «Эксперимент с цифровым рублем может начаться уже в будущем году» Анатолий Аксаков: «Эксперимент с цифровым рублем может начаться уже в будущем году» Цифровой рубль стал одной из новых тем «повестки дня» финансового рынка России. Когда он может появиться, каковы его плюсы, что нужно сделать для его появления – об этом в интервью порталу Finversia.ru рассказывает председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Борис Воронин: «Можно составить жалобу и решить проблему, но люди предпочитают страдать» Борис Воронин: «Можно составить жалобу и решить проблему, но люди предпочитают страдать» Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), рассказал, что рынок взыскания долгов в России становится более цивилизованным. Коллекторы из вышибал превратились в консультантов, а должники стали меньше жаловаться. Однако проблемы «хулигантства» на рынке сохраняются. Плюс пандемия прибавила коллекторам работы, а расплачиваться должникам стало сложнее.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »