Среда, 19.06.2019
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 19.06.2019

Илья Чижевский: «Мы очень требовательны при принятии решений»

+4 -0
Аа +

В 2019 году ОТП Банк отметит 25-летие деятельности на российском рынке. О том, как работается «дочкам» иностранных банков в России, об эффективности и цифровом подходе в принятии решений, а также о будущей трансформации банковского бизнеса «Б.О» рассказал Илья Чижевский, президент ОТП Банка (Россия).

- Илья, как вы оцениваете развитие банковской отрасли в России в 2018 году? Что, на ваш взгляд, определяет сегодня ее состояние и перспективы?

- Во-первых, мы видим, что в России сохраняются интенсивные темпы кредитования. Во-вторых, доля залогового кредитования сильно выросла. Она сейчас составляет 44% общего объема выданных кредитов против 38% в 2015 году. В-третьих, показатели качества розничного кредитного портфеля достигли своих пиковых значений, и улучшения рынка с точки зрения стоимости риска в ближайшей перспективе мы не видим. Вместе с тем, как мы и ожидали, во второй половине этого года начался рост стоимости привлекаемых денег. Причин, по которым это происходит, две: растущие темпы кредитования и изменение ключевой ставки. Это означает, что в 2019 году банкам потребуется еще более аккуратно следить за маржой, а рост стоимости кредитования для населения продолжится.

- Для населения или для бизнеса?

- И для бизнеса тоже. Если банки не будут транслировать стоимость фондирования в конечную стоимость кредитования, то мы увидим существенное сокращение доходности либо снижение уровня одобрения, что в случае сокращения объемов также приведет к потере доходности. В этой ситуации я скорее сторонник повышения ставок на рынке. Игроки, которые неоправданно прибегают к демпингу, в результате сами будут нести потери и, в целом, будут деформировать рынок, что, к сожалению, мы время от времени наблюдаем.

- Несмотря на то что ситуация на рынке весьма неоднозначна, ваш банк 2017 год закончил с высокими показателями. В этом плане 2018 год, по предварительным ощущениям, как-то будет отличаться от предыдущего?

- Наш материнский банк — публичная компания, поэтому я буду оперировать только результатами, которые уже официально опубликованы. 2017 год стал рекордным в истории ОТП Банка в России, лучшим за 23 года работы на тот момент. Девять месяцев 2018-го — следующий лучший результат с точки зрения прибыли для нашей банковской группы в России. Прибыль российского бизнеса Группы ОТП по итогам девяти месяцев 2018 года без учета проекта Touch Bank достигла 5,1 млрд рублей. С учетом результатов Touch Bank чистая прибыль ОТП Банка (Россия) по итогам девяти месяцев 2018 года составила 4,4 млрд рублей, что на 27% лучше аналогичного показателя 2017 года.

- История ОТП Банка насчитывает четверть века. Вы в этом банке работаете три года. Какие задачи перед собой ставили и ставите сейчас?

- Я в ОТП Банке работаю более пяти лет, последние три года возглавляю его. Основная задача, которую мы обсуждали с акционерами три года назад, — стабилизация финансовых результатов. В силу ситуации на рынке мы, как и другие игроки, испытывали определенные сложности в 2013–2015 годах, но смогли их преодолеть. В 2016-м году у нас был значительный рывок. В 2017-м, как я уже говорил, мы показали наш исторически лучший финансовый результат. В 2018-м продолжаем развиваться высокими темпами, несмотря на рыночные сложности, и параллельно обновляем свою инфраструктуру. В этом плане задача перевыполнена, но я лично рад даже не столько тому, что мы достигли лучшего исторического финансового результата, сколько тому, что своей работой мы смогли убедить акционеров в перспективности дальнейших инвестиций в российский бизнес Группы, в том числе в приобретение новых активов.

- Приобретение банков или портфелей имеет смысл с точки зрения бизнеса до сих пор?

- В нашей ситуации, с учетом наших активов и потенциала, — однозначно «да». Мы — не самый крупный банк в России по активам. Легко объяснимо — у нас относительно небольшой корпоративный бизнес. При этом по результатам первого полугодия 2018 года Группа ОТП в России — 15-я по чистой прибыли, 5-я — по возврату на капитал с результатом 23% и 2-я по возврату на активы. Другими словами, это одна из самых эффективных финансовых групп в стране. Наш основной вызов — это масштаб. Нам нужно наращивать размер активов быстрее темпов роста рынка, поэтому мы находимся в поиске комплементарных вариантов для приобретения.

- Поговорим о природе ваших результатов. Понятно, что это всегда многоаспектная работа, тем не менее — в чем акценты вашего успеха? Это новые технологии, новые бизнес-модели, элементарное «режем косты» или все вместе?

- Все вместе, разумеется. Но я бы несколько акцентов сделал. Первое сегодня — мы очень требовательны с точки зрения финансового результата при принятии решений. Оцениваем их с помощью финансовых моделей и только на основании полученных расчетов принимаем или не принимаем то или иное решение. В случае принятия отслеживаем его эффективность и при необходимости корректируем. Второе — мы критично относимся к своим тратам. Россия остается страной с коротким циклом кризиса, для этого много причин. Раздувать расходы, чтобы вскоре заниматься их сокращением, считаю недальновидным. Третье — мы не гонимся за «долей рынка». Придерживаюсь мнения, что безудержное завоевание рынка было бы ошибкой, потому что в угоду этому обычно жертвуют маржой, а это ни к чему хорошему не приводит.

- Быть «дочкой» иностранного банка сегодня — это плюс или минус?

- Я не думаю, что отношение определяется исключительно происхождением акционерного капитала. У меня нет никаких оснований говорить, что хоть в чем-то мы заметили к себе особенное отношение из-за того, что являемся банком с иностранным капиталом. Более того, у Венгрии с Россией особые отношения, Будапешт активно взаимодействует с Москвой. Президент России регулярно встречается с премьер-министром Венгрии, и, по-моему, это наиболее регулярное общение с главой одного из государств ЕС. Скорее я вижу в этом дополнительные возможности.

- Один французский банкир как-то сказал мне: «Российские банки — классные и профессиональные, они не хуже наших, европейских, но все-таки во Франции горизонт планирования — лет 50, а здесь — два-три года…». На сколько лет вперед смотрите вы?

- Любопытно, как час­то этот 50-летний план переписывается в силу своей неактуальности?! Мы стараемся ориентироваться на просчитанный трехгодичный горизонт с рядом допусков, то есть наше планирование — это «оцифрованное» видение на три года, а свыше этого — на уровне экстраполяций. Я не думаю, что текущие условия позволяют с требуемой аккуратностью просчитать более чем на три года вперед.

- Вы проделали определенную эволюцию из розничного банка в банк универсальный и в рамках этой эволюции начали более активно работать с малым и средним бизнесом. У этого направления какие перспективы?

- За последние три года мы сделали приличный шаг по диверсификации банка. У нас нет цели войти в число крупнейших корпоративных банков, но мы уверенно развиваемся в своей нише, эффективно диверсифицируя бизнес-модель банка, предлагая корпоративным клиентам высокий уровень обслуживания с комфортным форматом диалога, что ими особенно ценится. Мы увеличили размер наших активов, сосредоточенных в корпоративном бизнесе, с 20 до 25%, и мы можем развиваться дальше.

Наш основной вызов – это масштаб. Нам нужно наращивать размер активов быстрее темпов роста рынка, поэтому мы — в поиске комплементарных вариантов для приобретения

Если говорить именно об МСБ, то в дополнение к привлечению на расчетно-кассовое обслуживание мы поэтапно развиваем кредитование сегмента. В 2017 году нам удалось привлечь на обслуживание самое большое в истории банка количество новых МСБ-клиентов. Научившись делать это эффективно, на данном этапе мы фокусируемся на качестве привлекаемых клиентов, прикладываем много усилий в данном направлении.

- А развития офисной сети это тоже потребует? На ваш взгляд, роль сети, офиса снижается или повышается?

- По мере проникновения технологий в нашу повседневную жизнь, по мере того, как технологии и сервисы будут позволять клиентам все больше операций проводить через различные девайсы и дистанционные каналы, значение сегодняшних офисов будет снижаться. Этот процесс неизбежен, но требует времени, новый формат взаимодействия с банком не будет комфортен сразу всем клиентским сегментам. Через десять лет те финансовые организации, которые останутся на рынке, безусловно, будут работать с офисами иначе. Уровень активного использования технологий и регуляторные ограничения — это основные факторы, влияющие на актуальность офисов. Еще один фактор — уровень финансовой грамотности и опыт использования финансовых продуктов. Чем больше комфорта, в том числе в силу прозрачности и опыта, будет у клиентов, тем легче им будет перейти на дистанционное обслуживание и отказаться от посещения офисов. Также для многих клиентов наличие офиса остается очень важным показателем стабильности банка. Для этих клиентов сохранность сбережений является приоритетом, и это дает преимущество банку в стоимости привлекаемых средств. К слову, у нас она самая низкая по сравнению с нашими прямыми конкурентами.

История ОТП Банка: 25 лет в России

- Лет шесть назад я ездил в Стокгольм посмотреть, как там все устроено в банках. Банкиры тогда говорили: «Мы сейчас воспринимаем офис уже не как место операционной деятельности, а как консультационный пункт». У вас такой же взгляд? Вы тоже предполагаете трансформацию банковских офисов? Вот в ресторанах появились книжные полки — очень привлекательная тенденция, теперь там можно почитать за чашечкой кофе. Или, например, отличный опыт с организацией детских уголков в банковских отделениях.

- Я не думаю, что трансформация банковского офиса — это появление книжного шкафа или детского уголка. При этом я не оспариваю приятность подобных вещей в отделении. Трансформация — это прежде всего предназначение офиса. То, для чего туда клиент приходит, и то, что мы хотим ему там предлагать. Хотим ли мы через 10 лет предлагать в офисах какую-то базовую транзакцию? Не думаю. Мы скорее хотим помочь клиенту составить представление о тех или иных финансовых сервисах, которые помогут ему добиться своих целей. В этом будет заключаться роль отделений — помощь клиентам в достижении их целей, когда без стороннего совета им сложно справиться самостоятельно. Интересное наблюдение — многие наши клиенты находятся с нами, потому что им нравится взаимодействие с нашими сотрудниками, это следует из результатов обратной связи. Просто так взять и лишить их этой возможности означает потерять их лояльность и со временем потерять их самих. В этой ситуации требуются правильный баланс и последовательность шагов, позволяющих удовлетворять потребности клиентов, сохраняя операционную эффективность банка, в частности его отделений.

- Как вы думаете — в будущем банки сумеют предложить адекватный, внятный и разнообразный инструментарий широкому кругу клиентов? Тем, кому нужно больше, чем просто кредит или депозит.

- Однозначно — да. По двум причинам. Первая — банки учатся. Вторая причина — клиенты учатся. Обе стороны приобретают опыт и начинают лучше понимать друг друга. Да, на это требуется какое-то время, у нас с вами нет культуры и столетней истории хранения сбережений и инвестиций в различные инструменты. Нет семейной практики, когда родители передавали бы нам какие-то сакраментальные знания относительно управления собственными финансами и семейным бюджетом. Вот почему это небыстрый процесс.

Мы много говорим о финансовой грамотности в области кредитования, но, на мой взгляд, уделяем недостаточно внимания финансовой грамотности в области управления бюджетом и сбережениями. Не говоря уже о том, что у кого-то длинный горизонт планирования, у кого-то — короткий. Цели у всех разные. Кто-то азартен, готов принять на себя больший риск, кто-то консервативен, и это требует разного подхода и разных инструментов. То, что банки научатся лучше формулировать предложения, а клиенты их лучше воспринимать, — вне сомнений. Качество продуктов и сервисов будет лучше, а взаимопонимание клиентов и банков — выше. Но для этого потребуются время и, что немаловажно, стабильность банковского сектора, вера клиентов в него.

- Как изменения, о которых мы говорим, сказываются на управлении, на требованиях к компетенции сотрудников, на топ-менеджменте и линейном персонале?

- Мы все учимся и должны начинать с себя. Я бы выделил три требования, которые в свое время принял для себя и на протяжении долгого времени считаю ключевыми для топ-менеджеров и не менее важными для всех сотрудников.

Вовлеченность — готовность включаться в новые инициативы, браться за новое, делать больше и делать это хорошо

Первое — четкость мышления, а значит, логичность и продуманность в сочетании со способностью аргументировать свою позицию и донести эту аргументацию так, чтобы она была понятна другим. Второе — гибкость. Мы живем в быстро меняющемся пространстве, и умение перестраиваться, работать с новыми вводными, быть открытыми к новому — критично. Третье — вовлеченность, готовность включаться в новые инициативы, браться за новое, делать больше и делать это хорошо. За этим, как правило, следует признание со всеми вытекающими благами для сотрудника.

- Как сказываются на работе венгерские корни банка?

- Многие топ-менеджеры Группы хорошо знают и понимают Россию. Многие венгерские коллеги говорят по-русски и знают нашу историю, что упрощает взаимопонимание. На мой взгляд, нам в этом плане гораздо легче, чем другим западным банкам, потому что у нас схожее мышление и на многие вещи мы смотрим одинаково.

- Последний вопрос, футуристический: 25 лет российскому ОТП Банку, а если представить еще 25 лет, то каким вы его видите?

- Прежде всего через 25 лет, согласно последним решениям, я должен буду уйти на пенсию… (смеется). Я бы слукавил, если бы сказал, что очень четко вижу это будущее. Но мне бы очень хотелось, чтобы ОТП Банк был той организацией, которая будет предоставлять своим клиентам эффективные и доступные решения для достижения их целей. В том числе, но не исключительно, в финансовой сфере, так как в будущем деятельность банка должна будет выходить далеко за периметр финансовых услуг.

КОРОТКО О ВЕНГРИИ

— Каково ваше личное восприятие Венгрии?


— Очень красивая страна. Здание парламента в Будапеште — одно из красивейших в мире и, безусловно, архитектурный шедевр. Отдельные кварталы Будапешта очень напоминают Петроградскую сторону Санкт-Петербурга, что дополнительно помогает мне чувствовать себя в столице Венгрии комфортно, как дома, в своем родном городе. Венгрия — очень разноплановая и культурно богатая страна, со своими традициями, в целом, очень опрятная и дружелюбная, что, наверное, и определяет большой поток российских туристов.

— Полюбили блюда с перцем?

— Там паприка, это не одно и то же (улыбается). Да, мне очень нравится. Вообще, венгерская кухня очень разнообразна. Мне, например, особенно полюбился венгерский рыбный суп, что не так часто встречается, так как венгры рыбу практически не едят. Но есть традиция готовить рыбу на Рождество.

— Нет ощущения депрессии и застоя?

— Совсем нет. Скорее ощущения развития — поступательного, взвешенного, долгосрочного. У Венгрии очень хорошие макроэкономические показатели.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Михаил Емельянов: «Нужно идти не по пути усложнения требований к инвесторам, а по пути большего информирования» Михаил Емельянов: «Нужно идти не по пути усложнения требований к инвесторам, а по пути большего информирования» Депутат Госдумы, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов рассказал, почему законопроект о категоризации инвесторов вызывает у него вопросы, какой должна быть ответственность за недобросовестную рекламу финансовых услуг и следует ли, по его мнению, разрешать Центробанку блокировать сайты без суда. Евгений Ковалевич: «Заработать на имуществе обанкротившихся банков реально, и мы знаем, как это сделать» Евгений Ковалевич: «Заработать на имуществе обанкротившихся банков реально, и мы знаем, как это сделать» Евгений Ковалевич, генеральный директор «Юнитраст Кэпитал», в интервью порталу Finversia.ru и Национальному банковскому журналу рассказал о состоянии рынка инвестиционного банкротства в России и способах заработка для частного инвестора. Андрей Паранич: «Ассоциация развития финансовой грамотности подготовит волонтёров финансового просвещения» Андрей Паранич: «Ассоциация развития финансовой грамотности подготовит волонтёров финансового просвещения» Директор Ассоциации развития финансовой грамотности Андрей Паранич рассказал, чем будет заниматься эта организация, и как в её работе смогут поучаствовать граждане, а также компании и объединения финансового рынка.