Четверг, 12.12.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 11.12.2019

Сергей Шамраев: «У форекс-дилеров есть свое место на рынке частных инвестиций»

+12 -0
Аа + 4

Прошел почти год с момента отзыва лицензии у большинства российских форекс-дилеров. Как белый форекс закрывал дела в России? Что происходит сегодня с отраслью форекс в России и во всем мире? Где основные проблемы форекс-индустрии? Почему говорят об информационной войне форекс-дилеров? Есть ли правда в слухах о «войне» «ТелеТрейда» и «Альпари»? Кто украл миллиард? Что случилось с создателем и владельцем «ТелеТрейда»? Почему рынок форекс так дурно пахнет? Об этом и многом другом в студии Finversia-TV говорят Ян Арт, главный редактор портала Finversia.ru, и Сергей Шамраев, бывший директор компании «Телетрейд Групп», ныне работающий форекс-экспертом в юрисдикции Кипра.

- Приятно видеть вас опять в этой студии. Символично и заставляет задуматься, что директор компании, у которой была отозвана лицензия, которой как бы не нашлось места в российском пространстве, прекрасно работает в другом пространстве. Соответственно, первый вопрос: как складывается судьба «ТелеТрейд» на Кипре?

- Я исторически занимаюсь лицензированными организациями. Была попытка построить лицензированного форекс-дилера в России - она, к сожалению, не удалась. Отмечу, что мы сделали все, что смогли, для привлечения клиентов в российскую юрисдикцию. Даже сейчас, если смотреть статистику, то на момент отзыва нашей лицензии некоторые из оставшихся форекс-дилеров наших объемов не достигли до сих пор…

Словом, сделали мы все, что смогли, сожалеем, конечно, о решении Банка России закрыть эту отрасль, поскольку лицензия была отозвана все-таки по совершенно формальным основаниям. Но меня эта отрасль очень сильно заинтересовала. Сейчас занимаюсь развитием компании с европейской лицензией. Хочу отметить что я, честно говоря, поражен, с одной стороны, серьезностью регулирования в иностранной юрисдикции, с другой стороны - его продуманностью. Степень защиты инвесторов, которая дается там, не уступает российской ни в чем. Сами механизмы защиты они строят по-другому. Например, есть требование не об одном директоре организации, который требует согласования, а сразу о четырех, в т.ч. двое из которых обязательно должны являться независимыми. Это существенно улучшает корпоративное управление являющееся краеугольным камнем защиты инвесторов.

Конечно же, там больше количество финансовых инструментов. В том числе – CFD (contract for difference) на криптовалюты. И, конечно же, это удаленная идентификация, которая позволяет решать проблемы с обслуживанием клиентов в разных точках мира. В общем, достаточно интересная юрисдикция. Там находятся основные форекс-дилеры планеты. Весной этого года я присутствовал на выставке Форекс Экспо в Лимассоле. Был поражен ее размаху и масштабу. И особенно было приятно, что эту выставку открывала Деметра Калогеру, глава CYSEC (Комиссия по ценным бумагам Кипра). Приглашая в этой юрисдикции работать. То есть регулятор активно ведет работу с компаниями, он вникает в их потребности…

Все материалы Finversia-TV

- Мы сейчас говорим о кипрском регулировании?

- Да, о кипрском регулировании.

- Его принципиальное отличие от европейского прослеживается?

- Нет, Кипр живет по законам MIFID2, безусловно. Есть подзаконные акты, которые пишутся на месте, но они все, безусловно, удовлетворяют MIFID2 и европейскому антиотмывочному законодательству.

- Мне всегда нравились принципы европейской юрисдикции, но наши российские форекс-дилеры стонали, что ограничение плеча - изначально вообще неправильная или излишняя опция. Тем не менее, мы видим, что в европейской и кипрской юрисдикциях плечо ограничено еще более жестко, чем в России.

- Да.

Наши российские форекс-дилеры стонали, что ограничение плеча - изначально вообще неправильная или излишняя опция. Тем не менее, мы видим, что в европейской и кипрской юрисдикциях плечо ограничено еще более жестко, чем в России.

- И есть тенденция к снижению плеча. Это не мешает?

- Действительно, отличие от российской юрисдикции есть в уровне плеча. В Европе плечо разрешено на уровне 1 к 30 для individuals, то есть для физических лиц. Но есть существенное исключение для физических лиц-профессионалов. Если человек обладает большим депозитом, имеет соответствующее образование или он соответствующий опыт работы на рынках, он может быть признан квалифицированным инвестором и здесь происходят две очень интересных вещи. Во-первых, плечо у него становится не лимитированным. Фактически какое он хочет, такое ему компания и имеет право предоставить. Но одновременно он лишается и страховой защиты депозитов.

- Более того, он лишается права обращаться во внесудебные органы – к омбудсменам, службам медиации.

- Да. То есть если ты признал себя профессионалом, то есть назвался груздем, - полезай в кузов. Профессионал - значит, ты все прекрасно знаешь, ты все читал, ты знаешь, на какие условия ты идешь, и, соответственно, тебе разрешают рисковать.

- Я как-то прошел тестирование на квалифицированного инвестора по европейской юрисдикции и мне было очень комфортно. Это был тест и созвон. В ходе созвона, видимо, менеджер проверял, соответствовал ли я тесту – мало ли кого я вместо себя посадил оформить тест… Соответственно, как говорится в старом фильме, меня терзают смутные сомнения, как это будет реализовано в России. На ваш взгляд, разговор о категоризации инвесторов в России - куда он идет? Какие в нем минусы и плюсы?

- Я давно на самом деле пришел к неутешительному выводу. Я все-таки на российском рынке профессиональных участников с 2003 года, у меня очень большой стаж и опыт работы в лицензированных банках и профучастниках. И я делаю вывод: все-таки наш рынок идет больше по так называемой депозитной модели. Когда предполагается что основная масса инвесторов не инвестирует напрямую. То есть к их услугам должны быть либо профессиональный управляющий в виде фондов либо это депозиты банков. Все остальное, как собственно и заявляют высшие лица Банка России, «будем жестко контролировать». Т.е. мы идем по депозитной модели. Это ни плохо, ни хорошо - это один из выборов , который Россия делает. Таково решение регулятора, почему в принципе нет?

- Но проблема в том, что депозитная модель, как вы ее называете, на мой взгляд, де-факто – банкрот… Мы видели ПИФы и кучу проблем вокруг них, начинают с злоупотреблений и кончая проблемами объективно рыночными. Мы видели ОФБУ. Я помню, что, будучи активным трейдером, отложил буквально 2000 долларов в различные ОФБУ и убытки в них были чудовищными. После чего то ли все, то ли почти все российские банки просто позакрывали ОФБУ, признав, что это не их стезя… Банковские клерки не умеют инвестировать. Они приучены продавать. Почему же мы тогда упираемся в депозитную модель, не веря в собственные силы, не веря в возможность давать людям возможность инвестировать напрямую? Пусть даже это право на провал…

Если ты признал себя профессионалом, то есть назвался груздем, - полезай в кузов. Профессионал - значит, ты все прекрасно знаешь, ты все читал, ты знаешь, на какие условия ты идешь, и, соответственно, тебе разрешают рисковать.

- Крах ПИФов, в общем-то, был обусловлен тем, что люди на самом деле не умеют ими правильно пользоваться. Ведь никто не говорит о том, что доверительный управляющий в ПИФе всегда должен приносить прибыль. Именно физическое лицо инвестор должно решать, когда купить и когда продать пай. Управляющие в ПИФе лишь старается правильно аллоцировать активы в данный момент времени, а вот конъюнктура рынка - это уже как бы спекуляция, которая остается правом выбора клиентов времени входа и выхода в рынок….

- Наше российское «физическое лицо» прекрасно знает, когда входить и когда выходить в любой финансовый продукт. Входить на пике, выходить при просадке. В итоге - всегда быть в минусе и поддерживать мысль о том, что на рынке все грабители и куда же «бедному крестьянину податься»…

- Ну да, рынок так устроен, что основной оборот приходится на момент дна и на момент пика. Физическое лицо, видя, как что-то растет, часто принимает решение, что так и будет дальше. Просто экстраполируют текущий рост на будущее.

- И тоже самое с просадкой?

- Да, там все продают только. Чем больше падает, тем больше продают

…И на самом деле почву для таких вот проигрышей на рынке дает именно низкая финансовая грамотность. Вот недавно была опубликована статистика Московской биржи - порядка 3 миллионов счетов физических лиц открыто на бирже. Это огромнейшее достижение. Еще 3 года назад их было, по-моему, миллион с хвостиком, 10 лет назад их было полмиллиона. То есть мы видим фактически экспоненциальный рост и это хорошо. В Европе проникновение счетов составляет, по моему, порядка 20-30% населения. За точную статистику не ручаюсь, но там точно в десятки раз больше, чем у нас. Это опыт, который накоплен поколениями - опыт регулирования в том числе. Это и культура работы на рынке. Поэтому, может быть, в России все-таки придет время, когда вернутся и ПИФы правильные, вернется и правильный трейдинговый сервис, но это все-таки, возможно, будет позже…

- Меня опять терзают смутные сомнения. Мне было где-то около 21 года, когда я был юным журналистом, и появилась программа Явлинского «500 дней» - программа пути к рыночной экономике. Оптимисты надеялись на эти 500 дней. А мудрые люди говорили, что должно смениться поколение и пройти лет 25… Ошиблись и те, и другие. С тех пор прошло 30 лет и мало что изменилось. И вопрос: а точно что-то произойдет? Почему мы опять говорим друг другу: «ну, давайте потерпим, подождем»? Может быть, регулятор что-то может сделать все-таки прямо сегодня?

Наше российское «физическое лицо» прекрасно знает, когда входить и когда выходить в любой финансовый продукт. Входить на пике, выходить при просадке. В итоге - всегда быть в минусе и поддерживать мысль о том, что на рынке все грабители и куда же «бедному крестьянину податься»…

- Кроме вложений в финансовую грамотность здесь не сделать ничего, и я как человек, имеющий большой трейдинговый опыт, могу сказать, что трейдер получается только методом проб и ошибок, этому, к сожалению, нельзя просто научиться в книгах, надо обязательно торговать самому.

- А инвестор?

- Инвестор - это трейдер, который уже успел обжечься. Не всем даются спекуляции – это, действительно, тяжело. Большинство спекулятивных операций приводит к убыткам в долгосрочном периоде. То есть инвестиции имеют более долгосрочную цель, они больше ориентированы на рост экономики, на размер инфляции, на уровень дивидендов компании. Инвестиции в принципе хорошо приносят доходы и в нашей стране. И если сейчас посмотрим индекс Московской биржи, то увидим, что этот индекс растет, растет и растет, точно так же как в любой другой стране. Как минимум - из-за роста денежной массы… В целом за последние годы на российском фондовом рынке я абсолютно четко отмечаю тенденцию: инвесторы больше начали отходить от спекулятивных стратегий. Пример – весенняя дивидендная активность. Действительно, российские компании начали платить серьезные дивиденды. Все больше инвесторов ориентируется именно на дивидендную доходность ценных бумаг. В этом плане, думаю, что за последние три-пять лет все-таки российский фондовый рынок сделал шаг вперед в сторону большей цивилизованности. Инвестор стал более разумным. А разум приходит методом проб и ошибок.

- К регулятору разум тоже только так приходит?

- Я не российский регулятор. Наверное, у него есть какая-то более долгосрочная цель.

- Но она остается неизвестной…

- Думаю, что, скорее всего, мы дрейфуем в сторону спасения в первую очередь банковской системы и попытки завести туда все сбережения населения. Как я понимаю, банковские активы контролируются в основном государством, инвестируются уже в основном в около государственные проекты, и мы движемся по пути государственной монополии на банковскую систему. Это отчетливо прослеживается. Там есть доля частной инициативы, но она уже крайне мала. Хорошо это или плохо - покажет время. Таково решение, таков выбор. И я не считаю, что это плохо. С точки зрения популистского взгляда на защиту людей от рисков, наверное, это в целом правильно. Но это точно не путь европейский. Это не путь американский. Это наш какой-то собственный путь.

Трейдер получается только методом проб и ошибок… А инвестор - это трейдер, который уже успел обжечься.

- Как вы оцениваете эволюцию российского законопроекта о категоризации инвесторов?

- В том виде в котором она сейчас есть – как весьма странную. Правило имущественного ценза мне вообще не нравится, честно говоря. Особенно с учетом неграмотности россиян. Закрыть доступ к плечам - это убить возможность для работы на рынке с малыми депозитами. Поскольку если вы работаете максимум с плечом 1:2, то меньше, чем с миллионом рублей, на российской фондовой бирже делать нечего. Выбор активов у нас в принципе небольшой и в этой связи хочу отметить, что форекс-дилеры все же несли ценность потребителю. Это, в первую очередь, большой спектр инструментов. Поскольку мы используем контракты на разницу цен - мы можем подключать очень большой спектр инструментов, хоть в России он и был ограничен только лишь валютными парами, но этих валютных пар тоже много, больше чем может обычно может предложить банк или обменный пункт и спред низкий (разница между котировками покупки и продажи). Второе – за счет того, что форекс-дилер не продает и не покупает актив, а заключает контракты на разницу цен, мы получаем низкие транзакционные издержки для форекс-дилера, а значит - низкий спрэд для клиента. И это же дает возможность давать инвестору большие плечи. А большие плечи - именно то, что ищет небольшой розничный инвестор, который на рынок только вступает. Если вы работаете  плечом 20, то, зачислив на свой счет сумму в 50 тысяч рублей, можно работать миллионом. А миллион - это уже достаточная сумма, чтобы что-то зарабатывать.

Поэтому в целом форекс-дилер нацелен, конечно, всегда на инвесторов небольших, но рассчитывающих торговать большим спектром активов. Это его конкурентное преимущество перед брокерской моделью бизнеса. А если клиент крупный - он уже уходит торговать поставочными активами в крупных брокерах. Так что у форекс-дилеров есть и свое место на рынке частых инвестиций, и своя ценность для потребителей. Еще раз повторю, это широкий спектр инструментов, это низкий спред и высокое плечо.

- Почти год назад состоялось это историческое решение отозвать лицензию у пяти российских форекс-дилеров. Год спустя, эволюционировал свои интересы в другую юрисдикцию, как себя ощущает «ТелеТрейд»?

- «ТелеТрейд» - это торговая марка, которая развивалась более 25 лет. Это компания с огромной историей, она уходит очень глубоко корнями в развитие IT-сферы и, собственно говоря, наш основной бенефициар, Владимир Александрович Чернобай, является одним из основателей индустрии форекс, в том числе - на планете. За рубежом он очень хорошо известен и очень уважаем… Это бизнес высоких технологий и высокоскоростного обмена данными. «ТелеТрейд» представлял из себя группу из нескольких компаний. Это, собственно говоря, компания традиционно офшорная – на Сен Винсенте, затем российская компания с лицензией Центрального банка, новорожденная, которая вместе с остальными российскими форекс-дилерами начала принимать клиентов только осенью 2017 года из-за неготовности законодательства, компания с белорусской лицензией и компания с лицензией Кипра.

Мы дрейфуем в сторону спасения банковской системы и попытки завести туда все сбережения населения. Банковские активы контролируются в основном государством, и мы движемся по пути государственной монополии на банковскую систему.

Соответственно, российскую лицензию отозвали вместе со всеми остальными небанковскими форекс-дилерами в один день. Нас это решение шокировало, на мой взгляд это была самая прозрачная, самая идеальная компания – это действительно так. И мне жаль, что Банк России сам, как бы использовал некие недобросовестные практики по отношению к форекс-дилерам при отзыве лицензий (смеется). Ведь по формальным основаниям использованным по официальной версии для отзыва лицензий мы не получали ни предписаний, ни предупреждений, ни звонков. Узнали об отзыве лицензий из новостей. Но уж есть как есть.

Белорусскую лицензию сдали фактически. Компания не работает. А «ТелеТрейд» остался с лицензией кипрской. Кипрская компания  работает. Мне нравится и тип регулирования здесь и институты защиты инвесторов…

Компания оффшорная, насколько я знаю, фактически ушла из России. В России ее никто не продает. И я как специалист приходивший в лицензированного форекс-дилера «Телетрейд Групп» с задачей готовить лицензированную компанию к поглощению российского рынка, понимаю, что перспектив у офшоров нет. Офшор - это хорошая юрисдикция, там хороши налоги, разрешены все инструменты, клиентские бонусы и все что угодно. Но она не имеет будущего, поскольку идёт общий глобальный тренд на ужесточение регулирования в сфере брокерской деятельности и особенно форекса.

Я говорил с главой IOSCO - это международная организация по ценным бумагам - Полом Эндрюсом, мы имели с ним на этот счет большую беседу. Он считает, что отрасль идет к ужесточению регулирования и нерегулируемые нелицензированные юрисдикции в скором времени прекратят существовать. Кто не сможет адаптироваться к этому из числа форекс-дилеров - они вынуждены будут с рынка уйти.

Поэтому меня лично интересует работа только в лицензированных организациях. Я этим занимаюсь. И могу отметить, что регулирование само по себе несёт на самом деле очень большой плюс и для компании тоже. Поскольку есть потребительский терроризм. На рынке форекс, он развит очень серьезно. Если компания зарегистрирована в юрисдикции без регулятора, то за такую компанию никто не заступится. А, например, в Европе это развито. То есть если клиент обратился с жалобой - ему выдаются официально все документы, рассматривается дело финансовым омбудсменом и он выносит решение. Если расследование показало, что не было никаких нарушений, то решение выносится в пользу компании и не подлежит обжалованию судом. И это большой плюс. То же самое у нас было бы и в России. Например, в компании «Телетрейд Групп» никогда не существовало ни одной жалобы клиента – исключено. При относительно небольшой клиентской базе, которая повторюсь, до сих пор остается конкурентоспособной по сравнению с оставшимися на российском рынке лицензированными форекс-дилерами, у нас не было нио одной жалобы, ни одного обращения. Мы всю отчетность сдали в Банк России, и она была проверена под лупой и никаких претензий к компании нет, не было и в принципе не может быть, поскольку все прозрачно. Поэтому прозрачность – основное преимущество лицензированных организаций.

- С эмоциональной точки зрения - каким для вас стал минувший год?.. Я имею ввиду, что здесь, в России, все, кто соприкасался с рынком форекс, даже если ты не игрок бизнеса как я, например, если ты эксперт-консультант, испытывают проблемы и эмоциональное давление… Вот недавно пришлось в полиции давать разъяснения по работе некоторых форекс-компаний. Возникает ощущение, что ты прикасаешься к чему-то неприличному, незаконному, неприятному. Что ты априори - некий подозреваемый и так далее… Вы теперь работаете в той же отрасли, но не в России. Ощущения изменились?

- Я сам пришел в отрасль форекс из брокерского рынка. Почему пришел? Брокерский рынок начали ликвидировать. Банальная причина - негде работать. Мне сделали предложение. Почему нет, подумал я. Есть лицензия - это здорово. С нелицензионным форексом – нет, не интересно.

Есть потребительский терроризм на рынке форекс, он развит очень серьезно.

Действительно, в России существует очень большое предубеждение, большой негатив по отношению к форексу. Никто не знает, как это работает. Ну, например, есть байка, что форекс-дилер не покупает настоящую валюту, поэтому там все мошенники. Нет, конечно, форекс-дилер не покупает валюту, а использует контракты на разницу цен они и дают низкий спред, большой ассортимент инструментов и высокое плечо. Это свойство контрактов на разницу цен.

Или другая байка - форекс-дилер всех обманывает, что на самом деле ему нужно, чтобы клиент обязательно проиграл. Тоже нет. Бизнес-модель форекс-дилера заложена в спреде.

И есть математическая модель бизнеса, которая показывает, что если клиентам весь собранный компанией спред вернуть, то все клиенты зарабатывают примерно ноль.

То же самое мы можем получить изучив статистику результатов конкурса лучший частный инвестор на бирже. Т.е. мы просто берем колонку финансовых результатов, суммируем их, и получаем, что все вместе участники конкурса заработали примерно ноль, но за вычетом комиссии брокера.

Т.е. модель бизнеса форес-дилера очень похоже на брокерскую. Но есть мифы и в России они очень распространены.

Еще одни наиболее одиозный - что Метатрейдер работает без выхода в интернет. Что форекс-дилер может «рисовать» котировки. Но любому образованному человеку понятно: чтобы смоделировать случайный процесс - для этого суперкомпьютеры работают, а самый замечательный случайный процесс - это и есть рыночные котировки. Его невозможно подделать и, самое главное, легко проверить. Например, в Европе есть четкий мониторинг за выставляемые клиентам котировками, любое отклонение не может остаться незамеченным.

В Европе таких мифов нет - люди понимают, что предоставляет собой форекс-дилер. Эта отрасль признана абсолютно наравне с брокерской. Мы сидим за одним столом с регулятором, мы обсуждаем проблемы, слушаем друг друга.

В России все, кто соприкасался с рынком форекс, даже если ты не игрок бизнеса, испытывают проблемы и эмоциональное давление. Возникает ощущение, что ты прикасаешься к чему-то неприличному, незаконному, неприятному. Что ты априори - некий подозреваемый и так далее…

- То есть вы не ощущаете себя «подозреваемым»?

- Абсолютно нет. Еще раз повторюсь, глава регулятора открывает отраслевую выставку Форекс Экспо с напутствием к отрасли. Да они мониторят, регулируют, запрещают что-то. Но система мониторинга настолько продумана, что она не вызывает сомнений. Регуляторная модель другая. Я этот контраст ощутил.

В России, конечно, отрасль форекс была изгоем и, наверное, будет. Когда Центробанк принял решение в один день у пяти компаний отозвать лицензии – думаю, это случилось потому, что ЦБ устал, помучившись несколько лет с этой отраслью и поняв, что, несмотря на все препятствия, она набирает обороты. Остались несколько квазигосударственных игроков из которых мало что работает. Видимо Банк России сам себя решил защитить от «обвинений», что он защищает форекс-дилеров. Видимо, не пришло время рисковых инвестиций в России, потому что форекс – это, безусловно, большой риск. Большие плечи – большой риск всегда. Но зарубежном это понимают.

- Что произошло после закрытия компании в российской юрисдикции? Я сам был клиентом «ТелеТрейда», к сожалению, успел поторговать только 4-5 месяцев, при этом имел очень неплохую в процентном соотношении прибыль - 20%. Я помню, что я после отзыва у вас лицензии подал на закрытие счет, компания как налоговый агент вычла из моей прибыли налог и я получил свои деньги назад плюс ту прибыль, которую заработал. Так же было со всей массой клиентов?

- После отзыва лицензии Банк России даёт 30 календарных дней для прекращения деятельности форекс-дилеров. То есть в первую очередь компания запретила клиентам открывать новые позиции - только лишь закрывать старые - и выводить денежные средства. Все клиенты потихонечку свои позиции закрыли самостоятельно. Принудительно мы даже никого не закрывали.

Мы получили, конечно, очень много соболезнований от наших клиентов, которые моментально перешли к нашим конкурентам. Компанию закрыли, раздали денежные средства, успели сдать всю отчетность в Банк России. У Банка России был очень пристальный мониторинг за процессом закрытия - я с удивлением, кстати, узнал, что в Банке России есть специальный департамент ликвидации профессиональной деятельности.

Продажами форекса на территории России занимаются обычно партнерские организации, которые часто очень действуют под эгидой учебных центров или консалтинговых центров. Их очень много. Москва-сити нашпигован ими, что называется, через этаж до сих пор. И эта бизнес-модель токсична.

- Я думаю, что там нехватка рабочих рук, судя по всему…

- Не знаю, но комиссия была большая… Мы сдали все отчеты, их смотрели почти под лупой, задавали вопросы по документам, по паспортам, по клиентам. Все это находится в архивах Банка России и, повторюсь, никаких претензий ни от клиентов, ни от Банка России, ни от каких-либо других органов нет и быть не может.

- В информационном поле звучало что-то про некий миллиард, который компания то ли украла, то ли зажала у своих клиентов…

- Это относится, конечно, не к ООО «Телетрейд групп» ни в коем случае. Это можно проверить легко и это было проверено неоднократно. Все есть в интернете. В интернете есть заявление пресс-секретаря МВД Ирины Волк по этому поводу. Там было четко сказано: «используя бренд известного форекс-дилера был похищен миллиард».

Действительно, это большая проблема рынка. Исторически продажами любого форекса на территории России занимаются партнерские организации, которые часто действуют под эгидой учебных центров или консалтинговых центров. Их очень много. Москва-сити нашпигован ими, что называется,  через этаж до сих пор. И эта бизнес-модель Токсична. Если клиент приходит в такой офис и ему некий менеджер обещает богатство и втягивает его в риски. Это, безусловно, неправильно как минимум. В профессиональной среде это называется misselling, т.е. когда клиент покупает финансовый продукт не осознавая связанные с ним риски. Например, при продажах услуг форекс-дилера в Европе используется дисклеймер огромного размера. То есть если это билборд – пожалуйста, повесить можно, но большими буквами должно быть написано, что по статистике примерно 70% счетов форекс-дилера являются убыточными. Это нормальная статистика для форекс отрасли и в Европе и в России.

- Это успешная статистика…

Да, это примерно соответствует общей статистике всех финансовых рынков. Т.е. две трети клиентских счетов действительно теряют деньги, одна треть - нет. Это все раскрывается. А если это умалчивается от клиента - это неправильно…

Так или иначе, но в последние месяцы существования нашей компании в России мы приняли решение полностью избавиться от независимых партнеров вообще. Хотя партнеры были навязаны нам самой законодательной моделью - ведь мы лишены были права удаленной идентификации, лишены были права обучающей деятельности.  Как можно принять клиента из удаленного региона, если он должен прийти к нам в офис? Невозможно. То есть мы стояли перед выбором - либо мы работаем с партнерами, либо вообще не имеем клиентов. Оба варианта чреваты были цугцвангом. Если мы работаем с партнерами, то как их контролировать? Если мы продаем сами - то сколько мы продадим? Это же будет постепенный рост, а Центральный банк требовал быстрого роста клиентов в лицензированных форекс-дилерах. Пришлось работать по партнерской модели. И мы в нашей компании провели бесчисленное количество семинаров для специалистов и обучающих центров и для клиентов, торгующих в иностранной юрисдикции. Большие встречи в разных регионах по сотне человек. И, к сожалению, российская лицензированная компания сильно проигрывала конкурентно в связи с тем, что финансовых инструментов предоставляем мало, берем налог НДФЛ 13%, требуем прохождения процедуры ПОД/ФТ (прим. анализ источников дохода клиента). Оказалось, что клиента, который уже успешно торговал в иностранной юрисдикции, перевести под российскую лицензию практически невозможно. Ему это просто было не нужно.

Я не верю в сказку про конфликт «Альпари» и «ТелеТрейда». Честно. Это профессиональная компания, она дает хороший сервис - я не понимаю, зачем кому-то в такой ситуации нужна какая-то излишняя война.

Но в целом, по моему пониманию, модель работы с партнерами полностью токсична. Мы от неё в Европе избавляемся, уже сейчас фактически разорвали контракты со всеми аффилированными лицами. Форекс-дилер будущего если хочет существовать - он должен за своих партнеров отвечать полностью и четко следить за процессом продаж. И вот на последних месяцах существования «Телетрейд Групп» как лицензированного форекс-дилера, все наши переговорные комнаты были оборудованы камерами. Мы выработали такой процесс подписания договора - отдельно менеджер консультирует клиента под запись камеры и когда клиент подписывает договор, приходит специальный менеджер по подписанию договора и он устно зачитывает в слух декларацию о рисках под запись камеры, что бы человек четко понимал риски. Это тот путь которым мы шли. Не успели. Но что делать? Не успели все компании у которых отозвали лицензии. Это, конечно, для форекс отрасли России полный крах. Поэтому надо вертикально интегрироваться. Если форекс-дилер хочет сохранить свое место, он должен следить за отсутствием мисселинга, отвечать за каждого своего сотрудника. Иначе все-равно у регулятора будут вопросы, будут проблемы.

Поэтому, например, законодательное отсутствие возможности форекс-дилера обучать своих клиентов, которое до сих пор сохраняется в законодательстве – это тупиковый путь. Конечно, форекс-дилер должен иметь возможность иметь свои обучающие курсы. Потому что если мы буквально читаем российский закон о рынке ценных бумаг, то деятельность форекс-дилера исключительна, и если у него есть некий консалтинг, то это может быть признано незаконным, неправильным. А такого быть не должно. Форекс-дилер должен отвечать за продажи полностью.

- Я сейчас предполагаю, что под нашим видеоинтервью с упоминанием «ТелеТрейда» может появиться огромный вал комментариев - очень эмоциональных и очень разноплановых - от обвинений «кухня, жулики, пирамиды, мошенники» и до, наверное, сожаления о том, что не удалось выстроить лицензированный форекс рынок в России… Оценивая информационную атмосферу вокруг «ТелеТрейда» и вообще всей «большой тройки» российского форекса («ТелеТрейд», «Альпари», «Форекс клуб»), тчоыб вы сказали? Философски к этому отнестись, забыть, перелистнуть страницу или - есть что-то сказать?

- Такая проблема есть, ее нельзя не признать. Даже вокруг «ТелеТрейда» продолжается муссирование слухов, финансирование каких-то выдуманных негативных отзывов, выдуманного смешения партнеров с самим «ТелеТрейдом», а это разные вещи. В том числе это может происходить за счет того, и мы чувствуем такое давление, что, например, в Европе избавились от партнерских центров. Они очень обиделись и фактически мы сталкиваемся с прямым шантажом: верните нам партнерские условия или мы в интернете напишем и дадим рекламу, что вы мошенники. Такое тоже есть, требуют денег, требуют возвращения контрактов, но, извините, нет. Мы это уже проходили. Второго раза не будет. Чистили, чистим и будем чистить. Если партнер работает с лицензированным рынком форекс – он должен полностью и четко выполнять требования закона, отчитываться об этом, обязательно проходить обучающие курсы, получать профессиональные сертификаты - это требование закона. Иначе у нас ничего не получится.

Поэтому негатив рождается из разных мест. Это могут быть и конкуренты.

Также по нашему требованию было закрыто несколько фейковых сайтов, использующих бренд «ТелеТрейд». То есть, когда вы заходите на сайт teletrade24.com (был такой, потом был teletrade25.com или teletr24.сom и так далее), то происходит смещение бренда. Т.е. мошенники клонировали наш сайт и собирали деньги. Человек, отправлявший деньги на такой сайт, обратно не получал ничего в принципе, поскольку там даже никакой услуги не предоставлялось. Соответственно, мы эти сайты выявляли, информировали регуляторов, направляли заявления в полицию, к хостерам. Такие сайты успешно на данный момент блокируются. Мы заблокировали, наверное, штук восемь таких сайтов. Это пример использования бренда «ТелеТрейд» мошенниками. Бренд «ТелеТрейда» часто копируют.

Российский регулятор вынужден был это сделать, поскольку прекрасно понимал: если у меня не будет отозван аттестат как у руководителя организации, то ровно через две недели после отзыва нашей лицензии он получит новый комплект документов на лицензирование. Они дали рынку конкретный сигнал, что больше не хотят возиться с этой сферой со всеми ее проблемами.

Также имеют место быть случаи, когда некие организации дают рекламу под брендом «ТелеТрейд». Мы связываемся с ними, выясняется, что никакого отношения к «Телетрейд» они не имеют и не имели. Просто ставят рекламу на известный и узнаваемый бренд, а клиентам предлагают что-то другое.

Почему такое происходит? Очень просто. «ТелеТрейд» – это 25 лет бренда. «Телетрейд» это известная крупная организация, одни из основателей современного рынка форекс-дилинга. Это часто подделываемый бренд, точно также как подделывают под известные бренды китайские поделки.

Поэтому, да – шумиха есть, шумиха будет. Мы стараемся конвертировать ее в позитив для компании. Главное, лицензированные компании всегда прозрачны, всё можно проверить. Если есть какие-то вопросы к компании можно в неё обратиться, получить официальный ответ. Тому, кто хочет узнать истину, не составляет труда ее узнать и регулятор её знает.

- А вы наблюдаете за судьбой других «отцов-основателей» русского форекса – «Альпари», «Форекс клуб»?

- Честно говоря, не имею времени. Но у меня есть друзья, успешно торгующие с «Альпари» - с зарубежной компанией, потому что российская компания этого бренда тоже закрылась. Хороший сервис, спектр инструментов, хорошие плечи. Почему нет? Да, это исторический конкурент «ТелеТрейда» -  он есть, работает. И я хочу отдельно сказать, что борьба этих двух компаний - очередная байка. Что негатив в интернете в адрес «ТелеТрейда» порождает «Альпари» и наоборот. Это фейк, на котором пытаются пропиарить себя третьи стороны. Или заработать – как профессиональные шантажисты. Типа: мы снимем негативный материал про вас из интернета, если вы заплатите.

Это обычные мошенники. Так что я не верю в сказку про конфликт «Альпари» и «ТелеТрейда». Честно. Это профессиональная компания, она дает хороший сервис - я не понимаю, зачем ей это может быть нужно. Ведь черный пиар негативно сказывается на всей отрасли.

- Российские клиенты обращаются в кипрский «ТелеТрейд»?

- Да, периодически мы имеем такие обращения. На данный момент мы не принимаем их. Знаете, почему? Есть хитрая тонкая грань - на территории России запрещены любые маркетинговые активности. Соответственно, если мы хотим принять клиента из юрисдикции российской или любой другой, в которой есть местная лицензия, - необходимо разрешение местного регулятора, т.е. фактически местная лицензия. В России у «ТелеТрейда» лицензии нет, у «Телетрейд Групп» она была, но отобрана. И россиян европейский форекс-дилер не принимает. Да, де-юре не запрещена ситуация reverse solicitation, т.е. когда клиент пришел сам, но ведь всем понятно, что Банк России к приему российских клиентов иностранными организациями относится негативно. Но зачем нам это нужно?

- Это, может быть, нужно не вам, а мне, например. Мне хотелось бы работать со спокойной компанией с невысокими плечами, но высоким диапазоном инструментов. Я нахожусь в России и хочу найти такую компанию, которая бы со мной работала… Думаю, таких как я достаточно много… Кроме того, меня в третий раз терзают смутные сомнения: наше интервью - это тоже как «маркетинговая активность» может быть воспринято?

- Честно говоря, думаю, что да. Потому что мы записываем видео, это будет опубликовано на веб-сайте, здесь идет разговор про иностранную организацию, доведенный до неограниченного круга лиц. Я даже знаю, что скажет регулятор. Так что, извините, вынужден вам отказать. (смеется)

- Знаете, вот эта излишняя подозрительность приводит к тому, что перед нашей встречей я ловил себя на мысли: насколько сподручно, нормально и законно взять и встретиться в студии Finversia-TV с представителем кипрской компании «ТелеТрейд». И понял одну странную важную вещь (хотя, может быть, это уже возрастное?). Понял, что я вообще устал думать, этично или неэтично я поступаю, общаясь с представителями форекс-компаний. Я устал доказывать, что «я не верблюд». Устал заказывать справки о НЕсудимости. Устал от всего этого маниакально-подозрительного прессинга…

- Оговорюсь обязательно о моем статусе в компании. Компания действует в кипрской юрисдикции, а я в ней работаю над проектом европейской лицензии, изучаю законодательство, собираюсь сдать местные экзамены. Я не являюсь руководителем компании. К сожалению, после отзыва моего аттестата в России мне фактически поставили в резюме черную метку. Я подавал документы кипрскому регулятору, чтобы меня согласовали именно директором организации. Я получил отказ. То есть на данный момент тяжелым последствием отзыва лицензии в России для меня будет то, что я, независимо от того, сколько лет это будет длиться, всегда буду указывать в своей анкете о том, что я подвергался санкциям со стороны регулятора…

У форекс-дилеров есть и свое место на рынке частых инвестиций, и своя ценность для потребителей - это широкий спектр инструментов, это низкий спред и высокое плечо.

Я думаю, что российский регулятор вынужден был это сделать, поскольку прекрасно понимал: если у меня не будет отозван аттестат как у руководителя организации, то ровно через две недели после отзыва нашей лицензии он получит новый комплект документов опять на лицензирование. Банально. То есть, они дали рынку конкретный сигнал, что больше не хотят возиться с этой сферой со всеми ее проблемами. Я честно старался эти проблемы разгрести. Мы говорили на эту тему в Государственной Думе, мы говорили это на встречах с Сергеем Анатольевичем Шевцовым, с Эльвирой Сахипзадовной Набиуллиной, со всеми. И все это знают. Но, к сожалению, мой аттестат был отозван. Поэтому я не имею права занимать руководящие посты в иностранных организациях тоже. Кипрский регулятор уважает мнение российского Центрального банка и это правильно. Поэтому пройдет какое-то время, я сдам местные регуляторные экзамены. Соответственно тогда, возможно, можно будет апеллировать. Но сейчас - нет. Я не занимаю руководящих постов.

…Ну и последний вопрос, который, даже если бы мы с вами по каким-то причинам не хотели об этом говорить, был бы в любом случае поднят в комментариях. Вскоре после отзыва лицензии «Телейд Групп», человека, о котором вы говорили как об одном из основателей рынка форекс, не стало. Владимир Чернобай умер. Вокруг этого тоже была ситуация шумихи: не фейк ли это, что, как? Хотелось бы получить ваши комментарии.

- Предложение о работе в компании «Телетрейд Групп» мне делал Владимир Александрович. Мы с ним обсуждали будущее российского форекса, модели нашей работы. То есть в принципе он был моим прямым руководителем всегда, ставил мне задачи, мы видели будущее. Для меня его смерть стала шоком, как и для многих других. Оказалось, что о его болезни знал только узкий круг людей. Человек был потрясающих личных качеств - очень умный, светлый душой, крайне честный. Это можно легко понять, он никогда ничего не прятал, это абсолютно ясно. Для нас это была трагедия. Прощание с ним проходило в Москве, я присутствовал на нём, проводили его очень достойно и любые байки по поводу того, что Чернобай взял миллиард и куда-то пропал, - это бред. Он скончался, к сожалению.

Мы тяжело переживаем эту потерю. И тут, наверное, заключается ответ на вопрос: почему мы сделали не так много, как хотели бы? Владимир Александрович боролся с болезнью, особенно - последние два года, и уже меньше уделял времени решению вопросов бизнеса, которые требовали его решения и только его вмешательства. Мы постараемся, конечно, этот пробел восполнить. Сейчас очень активно меняем организацию, совершенствуем ее в плане законодательного регулирования, в плане предоставления клиентских сервисов. Стараемся его дух правильный, его правильный настрой, его видение будущего, поскольку он все это предвидел целиком, мы стараемся этим пользоваться и идти вперед.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+12 -0
2227

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Денис Козлов: «Широкий круг облигаций из сегмента ВДО после размещения торгуется выше номинала» Денис Козлов: «Широкий круг облигаций из сегмента ВДО после размещения торгуется выше номинала» Денис Козлов, управляющий партнёр «Септем Капитал», в интервью порталу Finversia.ru рассказал, что сегодня инвестору совсем не сложно сформировать на Московской бирже диверсифицированный портфель из высокодоходных облигаций (ВДО), что краудлендинговые платформы ВДО совсем не конкуренты, что при разумном регулировании этот сегмент рынка продолжит показывать рекорды и приносить инвесторам повышенную доходность. Екатерина Андреева: «Спрашивайте в лоб: «Ты финансовый советник или ты инвестиционный консультант?» Екатерина Андреева: «Спрашивайте в лоб: «Ты финансовый советник или ты инвестиционный консультант?» Вице-президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Екатерина Андреева в интервью порталу Finversia.ru описала алгоритм попадания специалистов в реестр инвестиционных советников Банка России и перечислила их обязанности перед клиентами и регулятором. Стин Якобсен: «Наша цель не оказаться правыми, а представить, что могло бы потрясти мир» Стин Якобсен: «Наша цель не оказаться правыми, а представить, что могло бы потрясти мир» Стин Якобсен, главный экономист Saxo Bank, в интервью порталу Finversia.ru, рассказал, что ждёт мировую экономику в наступающем десятилетии, что нужно сделать России, чтобы добиться роста ВВП в 3,5% и каковы планы Saxo Bank в отношении «Шокирующих предсказаний».

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]