Вторник, 03.08.2021
×
КНР: снижение стоимости фирм бигтеха. РФ: падение PMI обрабатывающей отрасли. Heineken: рост прибыли

Андрей Федорец: «Банковские офисы и сайты могут стать самым удобным вариантом пресловутого «одного окна»

- -
Аа +

Генеральный директор ООО «АйДиСистемс».

Досье. Андрей Федорец. Родился 12 декабря 1970 года. В 1997 году окончил Военную академию РВСН имени Петра Великого по специальности «программное обеспечение АСУ и специализированных вычислительных комплексов».

В 2006 году уволился из рядов ВС РФ в звании подполковника.

В 2003–2008 годах – работал в различных должностях до начальника управления ИТ в КБ «Агропромкредит», «Агроимпульс», «Алемар». В 2010–2011 годах – коммерческий директор проекта «Единая Точка Контакта». В 2011 году – советник председателя правления, вице-президент банка «Юникор».

С февраля 2012 года – заместитель генерального и впоследствии генеральный директор ООО «АйДиСистемс».

– Этот год можно назвать годом электронного документооборота. Сейчас много новаций в этой сфере. Продолжается башкирский эксперимент с единой социальной картой. Развивается портал госуслуг. Наконец, появилась государственная информационная система государственных и муниципальных платежей…

Лично я далеко не полностью улавливаю происходящий процесс, роль и интерес банков в этом процессе. Поэтому с вашей помощью надеюсь понять, что происходит…

– Тогда начнем, что называется, «от печки». На самом деле вся суть происходящего заключалась изначально в том, что правительство еще в конце 1990-х годов взяло курс на то, чтобы, так сказать, «стать ближе к народу». Устранить бюрократическое торможение в реализации различных потребностей граждан. Итог – была принята государственная программа «Электронная Россия». К середине 2000-х ее реализации несколько забуксовала, однако в 2009 году был принят федеральный закон № 210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

В нем определялись многие вещи, связанные как раз с ускорением различных административных процедур. Кроме того, государственным органам было предписано взаимодействовать друг с другом в электронном виде. Продвигалась идеология «одного окна»: любой гражданин по любому вопросу может обращаться лишь в «одно окно», а если по его вопросу требуются какие-то справки от других госорганов, то они должны друг с другом общаться и гражданина не трогать.

В 2011 году в закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» были внесены изменения, которые начали действовать с 1 января 2013 года. Основная идея этих изменений состояла в том, чтобы освободить граждан от необходимости искать и записывать реквизиты казенных учреждений, куда он обязан перечислить какие-либо платежи (пошлины, сборы, налоги, штрафы, оплату услуг). Гражданин просто обращается в банк или почтовое отделение и сообщает, от кого он хочет произвести платеж.

Гражданин приходит и говорит: «Я Петя Иванов, у меня номер паспорта такой-то, что я должен заплатить, кому?». И ему должен быть представлен список того, что он должен оплатить – например, штраф ГИБДД, какой-то налог и тому подобное. Причем начисления, которые должен оплатить гражданин, могут формироваться двумя путями. Первый путь, когда непосредственно государственный орган формирует это начисление. Например, тот же самый штраф ГИБДД. Второй способ формирования начислений – по заявке самого гражданина. Гражданин заходит на портал госуслуг, выбирает опцию «получить загранпаспорт нового образца». За услугу ему предстоит внести некую плату в виде пошлины. Вот такое начисление сформировано по инициативе самого гражданина.

Соответственно, эти начисления должны попадать в государственные информационные системы о государственных и муниципальных платежах, чтобы гражданин уже из любого места мог запросить, что ему оплатить…

Вкратце идея выглядит так.

– А как же скандал весны 2013 года, когда выяснилось, что многие банки не способны обслуживать платежи по штрафам ГИБДД?

– Все было бы хорошо, но в суть идеи были привнесены некие «добавки» юридического плана. И, соответственно, формулировки 210-го закона абсолютно не отражают эту идею. Там осталось лишь то, что государственные органы обязаны размещать начисления в электронной системе, а банки должны информировать о факте уплаты каких-то платежей в бюджет…

Уже одиннадцать месяцев закон действует, однако ответственности за неисполнения требований закона не было никакой. Поэтому кредитная организация, в общем-то, особо не спешит исполнять задачи. И вот, соответственно, в этой связи минувшей весной большая была в прессе поднята шумиха о том, что, например, граждане, заплатившие штраф ГИБДД, снова увидели свои штрафы на портале госуслуг как неоплаченные. Начался шум: мол, банки плохие, они не исполняют 210-й закон; в средствах массовой информации был опубликован список банков, через которые можно платить, через которые не стоит платить…

На самом деле, банки тут вообще ни при чем. Они как принимали штрафы, так и принимают. Собственно госорганы не готовы были исполнять закон. Они должны были размещать информацию о штрафах в виде начислений в ГИС ГМП. Таким образом, чтобы банк мог запросить информацию об этом начислении. Это невозможно было при той организации, которая была, остается и сейчас на самом деле. Поэтому до сих пор исполнение 210-го закона остается под вопросом, хотя работа идет. Представители территориальных подразделений госорганов приводят свои системы в соответствие с законом. Уже сейчас в Московской области, например, можно нормально запросить информацию о штрафе ГИБДД, оплатить его. Соответственно в Москве, в Татарстане можно это сделать, в Новгородской области, в Волгограде. Есть «продвинутые» регионы, есть – отстающие. Проблема еще и в том, что необходимо серьезно автоматизировать деятельность всех госорганов. И вопрос не в центральных аппаратах или аппаратах муниципального уровня, а самого последнего звена. Каждый отдел ЗАГС, например, подключить к автоматической системе документооборота с тем, чтобы он увидел факт совершения платежа и оказал услугу на основе этой информации, а не на основе факта поступления средств на его (отдела) счет в УФК.

Центральный банк, Федеральное казначейство России обеспечили возможность работы банков с ГИС ГМП. Сейчас половина банков страны способна обслуживать требования 210-го закона, остальные готовятся. Центробанк достаточно жесткую позицию занял: каждый банк обязан иметь такой функционал. Вот это достаточно важно!

Сейчас сложилась следующая ситуация:

Во-первых, для того, чтобы работать с Государственной информационной системой государственных и муниципальных платежей (ГИС ГМП), каждый банк обязан стать участником системы межведомственного электронного взаимодействия. А ГИС ГМП – технически просто один из сервисов, которые включены в системы межведомственного электронного взаимодействия.

Во-вторых, в СМЭВ включены все госорганы, и все госорганы публикуют там какие-то сервисы, часть из которых уже доступна банкам.

В-третьих, каждое юрлицо, каждый индивидуальный предприниматель и множество физических лиц имеют доступ в систему дистанционного банковского обслуживания (ДБО) для управления своими счетами и другими банковскими (пока только банковскими!) сервисами.

Всё это предпосылки к тому, чтобы видоизменить системы ДБО банков для того, чтобы они могли стать некой точкой доступа к госуслугам.

Как это сделать?

Во-первых, надо изменить неким образом внутрибанковские процессы, во-вторых, абсорбировать эти сервисы в систему дистанционного банковского обслуживания. Эти системы гарантированно безопасны, надежны, отрегулированы банковскими процедурами в соответствии с требованиями регуляторов. Соответственно, если банк подключен к системе межведомственного электронного взаимодействия, то вполне способен свою систему дистанционного банковского обслуживания превратить, в числе прочего, и в систему доступа юрлиц и физлиц к каким-то государственным услугам. Как минимум к их оплате, как максимум – к возможности активно работать с этими услугами, пользоваться ими. Это может быть получение выписок из государственных реестров, экспликации БТИ, справок о налоговых задолженностях, информация из пенсионного фонда и т.д. и т.п. Собственно, банковские офисы и банковские сайты и могут стать самым удобным вариантом пресловутого «одного окна»…

Сегодня все стремятся сократить стоимость предоставления услуг. Именно поэтому появляются многофункциональные центры (МФЦ) госорганов. Но актуален вопрос – как сделать так, чтобы вот эти все государственные услуги куда-то еще вынести, кроме МФЦ. Потому что не все могут дойти до МФЦ, не все хотят дойти до МФЦ. Придумали создавать мобильные МФЦ. Так не надо долго искать альтернативу – у банков есть все возможности! Банки – готовые МФЦ онлайн.

Остается дело за малым. Остается банкам предоставить возможность стать такими центрами.

– Насколько, по вашим ощущениям, банк заинтересован во всем этом? Как клиент я вспоминаю, что же для меня изменилось с развитием ДБО. Я пять лет не хожу в офис МТС оплачивать телефон – все через банк. Ну, делаю покупки в Интернет-магазине или покупаю билеты на самолет. Но вот, например, я уже лет десять плачу ежегодно налог за машину, которой у меня давно нет. Просто физически нет времени взять и пойти собирать справки, снимать ее с учета и т.д. и т.п. Дали бы такую возможность онлайн… Но при этом я не вижу, чтобы банки активно развивали подобного рода сервисы.

– На данный момент это связано, конечно, с тем, что в абсолютном большинстве банков очень сложная информационная структура, и банкам очень сложно организовать многофакторное взаимодействие внутри системы дистанционного банковского обслуживания. Ярчайший пример – большинство банков, работающих с физлицами, предоставляет физическим лицам возможность получать заработную плату на зарплатные карты. Но у этих же банков очень мало сервисов, в которых эту самую карту можно использовать. Парадокс! Даже просто остаток по счету через систему ДБО можно увидеть разве что в 10–20% российских банков!

Это большая беда. Но интерес у банков есть. Банк заинтересован в лояльности, банк заинтересован в развитии сервисов.

– Вы предполагаете, что эта заинтересованность может распространиться и на нефинансовые сервисы? И в будущем банк предоставит мне услугу по снятию автомобиля с учета?

– Ну, это конечно не банковская ситуация. Да, и это не исключено в рамках консьерж-сервиса, но то, что банк однозначно может сделать – чтобы через его систему ДБО заявка на то, что вам нужна такая услуга, уходила к тем, кто готов ее оказать, или в казенные учреждения, которые должны ее оказать. Банк вполне мог бы быть этаким «собирателем» сервисов и единым инструментом оплаты за них.

На практике это уже возможно. Собственно, мы ровно этим сейчас и занимаемся. Наша компания «АйДиСистем» входит в консорциум «АйКэмГруп». В консорциуме есть разработчик системы дистанционного обслуживания. А мы работаем с госорганами, занимаемся взаимодействием с разнообразными поставщиками услуг. Свести одно с другим – задача сложная, но решаемая.

– Со стороны банковского сообщества насколько вы чувствуете внимание и желание?

– Абсолютный недостаток информации ощущается. И у банкиров, и у госорганов. Сейчас, например, о том, что есть фактическая возможность пользоваться банками и услугами госорганов, знает очень маленькое количество банков. Да, ГИС ГМП – это теперь обязанность банков. Но это еще и целый букет возможностей.

– В чем тут потенциальный интерес банка? Комиссии?

– На мой взгляд, вопрос многогранный. Есть сервисы, которые монетизированы. Тут, конечно же, может возникать комиссионный доход. Есть сервисы, которые уменьшают стоимость неоперационных расходов банка. Это означает снижение затрат. А есть сервисы, которые не приносят деньги, но увеличивают лояльность клиентов.

Да, конечно, сейчас востребованы сервисы, которые либо уменьшают стоимость издержек, либо монетизированы. И именно они банкам, в первую очередь, интересны. Что касается лояльности – интерес все больше просыпается, хотя пока сложно воспринимается идея сервиса ради лояльности. Другое дело, что тут есть «танк», страшный такой, огромный. Я имею в виду Сбербанк России, который сегодня не похож на то, что было десять лет назад. Сбербанк-онлайн – это лучшая система дистанционного банковского обслуживания, самый большой прорыв. И это заставит весь рынок двигаться.

– То есть опять Герман Греф должен стать локомотивом рынка?

– Возможно. Проекты и команда очень интересная в Сбербанке. Там «пылесосят» рынок дай боже! Так и специалистов в Москве не остается, все в «Сбербанк текнолоджи» будут работать (улыбается).

Зато весь рынок задвигался. Если сегодня сказать банкирам: «Хотите ДБО как в Сбербанке», – отвечают: «Да, хотим!». Это значит, процесс идет и пойдет дальше!

Однако, возвращаясь к реалиям, пока идеология клиентской лояльности плохо продвигается. Что такое лояльность сегодня? Это подарки на новый год, это шарфик к сезонному депозиту. Но уже всем очевидно – лояльность этим не ограничивается.

– Лояльность не тождественна маркетингу…

– Да. Чтобы перейти к конкретному движению от чистого маркетинга и пиара к развитию конкретных сервисов – надо рынок раскачать. Мы как раз сейчас пытаемся идеологически раскачать этот рынок. Самый небольшой недостаток сегодня, на мой взгляд, – абсолютная нехватка информации. Мы начали проводить семинары по крупнейшим городам России, куда приглашаем банкиров и специалистов госорганов, чтобы они друг с другом пообщались, как минимум. Мы сами доносим до банкиров, какие возможности есть, какие есть юридические возможности. Первый такой семинар мы провели в Екатеринбурге, второй – в Краснодаре, дальше – Астрахань, Нижний Новгород, Красноярск, Иркутск и так далее.

Понятно, что на ООО «АйДиСистем» недостаточно активно реагируют. Поэтому мы активно работаем с Национальным платежным советом, с думской комиссией по вопросам телекоммуникаций и информатизации.

Это не корпоративная тема, это не сфера интересов конкретной компании. Это общая тема, важная для всех.

– И все-таки – расскажите, как работает ваша компания…

– Основные направления нашей работы – разработка, реализация и доработка программных продуктов, обеспечивающих обмен документами между кредитными организациями, банковскими платежными агентами и органами исполнительной власти; разработка и реализация программ, обеспечивающих гарантированную доставку документов для обмена между государственными органами и кредитными организациями с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ).

То есть мы предлагаем комплексные решения, затрагивающие и АБС, и ДБО, и пластиковые карты…

И, собственно, достаточно хорошо у нас это получается. У компании уже почти сто пятьдесят клиентов – это 15% банковского рынка. Планируем довести процентов до двадцати пяти как минимум. Среди наших клиентов – Росбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, Юниаструмбанк, Ак Барс банк, Совкомбанк

– Насколько правовое поле адекватно этим процессам?

– Вполне адекватно. Если взять тот же самый 210-й федеральный закон, он же не замыкается на ГИС ГМП. Это закон о предоставлении государственных и муниципальных услуг, в котором однозначно сказано: оказывать услуги в электронном виде можно и нужно.

– Один пример. У меня два вида инвестиций, помимо депозитов. Через брокера и через банковский ОФБУ. Онлайн-банкинг у моего банка вполне достойный, однако я не могу, сидя за компьютером, прикупить паев в этом ОФБУ. Или – отправить распоряжение ежемесячно с моего счета отправлять некую сумму на мой депозит. Я должен ехать в банк. Потому что – подпись. Поэтому в большинстве случае я не еду, некогда… Банку это невыгодно – он теряет мои деньги. Наоборот, его заставляют терять на меня время клерка, который сядет со мной, распечатает и оформит бумажки… Нужна нормальная система электронной подписи. Разве это не является шлагбаумом на пути той прекрасной картины, которую вы описали?

– Скажем так, уже на сегодняшний момент возможно обойти эти шлагбаумы. Но, действительно, недостатков много. Подпись – в том числе. Важно сделать этот шаг – сделать так, чтобы любой документ от любого клиента банка, неважно, физлица или юрлица, заверялся электронной цифровой подписью. Когда я говорил, что банки парадоксально не предоставляют своим клиентам многие сервисы, то, действительно, зачастую потому, что эти сервисы невозможны без подписи. И это надо решать всем вместе. Потому что, скажем так, розница должна быть электронной.

– Не является ли проблемой то, что розничные подразделения банков хоть и называются розничными, а на деле – по уши в кредитовании. То есть у нас, по сути, в банках пишется «розница» – читается «кредит». Всех интересует только кредит. Банки до сих пор не отошли от ставки исключительно на кредитование…

– Я сам в недавнем прошлом вице-президент банка, который розницей занимался. Ну да, действительно это так. Потому что с кредитами уже все отлажено и понятно. И очень тяжело одному конкретному банку взять и с неменьшей энергией, чем кредитование, заняться развитием сервисов. Надо сделать так, чтобы не надо было каждому конкретному банку взаимодействовать со всем, чем можно. Надо дать банку возможность заводить внутрь «универсальную трубу», по которой поступают все сервисы. Вот мы такой работой водопроводчиков и занимаемся.

– Пресловутая девятая статья закона об НПС не станет ли одним из невольных тормозов на пути этого тренда?

– Думаю, нет. Мое стойкое убеждение в том, что дистанционным банковским сервисом пользуются вменяемые люди. Потому что в любом случае для того чтобы начать пользоваться дистанционным банкингом, в нормальном банкинге необходимо пройти тоже некую административную процедуру, как минимум получение той же самой электронно-цифровой подписи. Поэтому мне кажется, что это – не проблема.

– Возвращаясь к теме госуслуг, давайте перечислим те направления, с которыми вы уже можете наладить взаимодействие банков…

– Это Федеральное казначейство, это система УНИФО (ГИС ГМП) – собственно сервисы, которые предоставят возможность банкам дать своим клиентам возможность увидеть все задолженности перед государственными органами.

Далее – Федеральная налоговая служба (ФНС) и запрос выписок из ЕГРИП, ЕГРЮЛ и т.п. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр). С Ростехнадзором очень много может быть интересного – например, взаимодействие по услугам, которые оказываются по заявкам и за которые взимаются пошлины. Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) – то же самое. Министерство внутренних дел Российской Федерации (МВД) – это, прежде всего, штрафы ГИБДД. Федеральная служба судебных приставов – с ней многим россиянам приходится так или иначе взаимодействовать. Узнать о своих задолженностях, оплатить какую-то пошлину – более чем актуально. Сейчас многим из-за пошлины в сто рублей приходится отрываться от работы и ехать куда-то…

Миграционная служба – на сегодняшний день она может дистанционно предоставлять сведения о действительности или недействительности документов, удостоверяющих личность. И подтверждать действительность или недействительность адресов регистрации. Это даже самим банкам более интересно, нежели клиентам.

Потенциально огромные возможности взаимодействия с Пенсионным фондом России… Кроме того, можно подключить к системе негосударственные пенсионные фонды…

Вообще, весь спектр услуг через онлайн – это же огромные возможности. И одновременно – реальный вклад в повышение производительности труда россиян, о котором сейчас так много говорят. Люди перестанут тратить время на львиную долю бюрократических процедур.

– По вашим ощущениям, в контексте мирового рынка Россия в плане «электронофикации» в каком состоянии находится?

– Эксперты говорят, что не так все плохо. На самом деле – сложно сказать. Часто велика разница между тем, что сообщается в новостях, и реальным положением дел. И так не только в России, но и в Германии, во Франции, в Корее… На самом деле, вопросов еще много. А степень их решения зависит чуть ли не от первых лиц государства. Если они будут держать эту задачу в числе первоочередных, то прорыв возможен. Технически для этого все готово.

Я оптимистично смотрю на перспективу…

Для банкинга же это, на мой взгляд, потенциально новая ступень, новый драйвер развития. Я все-таки глубоко ориентирован на банковский бизнес. Любой банк находится в очень жестких условиях относительно других коммерческих предприятий. У него очень жесткие «правила игры» с точки зрения соблюдения требования регуляторов и контролирующих органов. Поэтому он вынужден, чаще всего – именно вынужден, быть прогрессивным, быть надежным для клиента. И соответственно, банкам нужны решения, способные сочетать банковскую надежность с потенциалом новых сервисов. Сфера электронного оказания госуслуг – как раз из этого ряда. Она прозрачна, регламентирована, легко проверяема. Так что логическая цепочка тут вполне смыкается.

– Теперь с точки зрения потенциальных клиентов… Когда пять-шесть лет назад я говорил с банкирами о том, что сервисы важнее процентных ставок, мне отвечали: «Конечно, конечно, но только для меньшинства клиентов, а подавляющему большинству важна цена…». Давали понять, мол, ваша позиция – это позиция несколько изнеженного сноба, ищущего комфорт. Мол, она не типична для рынка. Мол, вы исключение… И вот прошли годы, чувствуется, что «исключения» все множились и множились. Ян – исключение, Вася – исключение, Петя – исключение… Теперь как выглядит ситуация?

– Именно так: сегодня миллионы россиян уже заинтересованы в сервисах не менее, если не более, чем в ставках. И число растет.

– Вы сами как потребитель финансовых услуг что ощущаете от сегодняшней российской финансовой действительности?

– Все лучше и лучше становится, несмотря ни на что. Но по гамбургскому счету финансовый сектор меня абсолютно не удовлетворяет по тем же самым причинам, что и вас. Я тоже хочу все делать кнопкой.

– Если не секрет, в каком банке обслуживаетесь?

– Как физическое лицо – в Сбербанке, потому что, на мой взгляд, на сегодня он предоставляет самый удобный сервис. Альфа-банк и Сбербанк – два лидера сейчас с точки зрения уровня ДБО. Альфа, может быть, даже интересней в чем-то. Но я, как человек, разъезжающий по стране, за рубежом редко бывающий, предпочитаю Сбер. В России Сбер доступнее, универсальнее. Хотя, увы, если ты заезжаешь совсем в глушь, то везде нужны наличные, без них можно попасть впросак.

Как юридическое лицо – мы обслуживаемся в СДМ-банке.

– Коль скоро мы заговорили о стране… Насколько сильна дивергенция регионов с точки зрения «электронной продвинутости», по вашим ощущениям?

– …И она, мало того, расширяется. Потому что все зависит от распределения бюджетных средств. Если бюджетные средства в принципе распределяются эффективно, то регион быстро становится «электронно продвинутым». Например, Татарстан. И многое зависит от позиции первых лиц. Если первые лица региона понимают, зачем все это, и что даст в будущем, то процесс идет нормально…

– Недавно в фейсбуке увидел фотографию объявления из поликлиники: «Запись к терапевту по Интернету осуществляется в пятом окошке регистратуры»…

– Вот это самая главная ловушка! Поэтому и нельзя идеологию «электронофикации» госуслуг привязывать исключительно к многофункциональным центрам! Нужна вся мощь совокупной банковской инфраструктуры страны – тогда госуслуги станут по-настоящему дистанционно доступны.

И еще – важно, чтобы POS-терминалы подешевели и стали стоять в каждом ларьке, в каждом такси. И это даст куда большее импульс развитию безналичного оборота, чем все грозные «ограничительные» законопроекты и предложения «запретить доллары» вместе взятые.

– Сегодня на банковском рынке – не самые лучшие настроения. И ввиду замораживания кредитования, и из-за внедрения стандартов Базеля-3, и из-за очередной серии отзыва лицензий… В целом этот настрой, критичный довольно настрой – он влияет как-то на ваше продвижение?

– Ну, конечно, влияет. Это, собственно, основная причина случаев, когда банки не хотят тратиться на улучшение информационной инфраструктуры, которая и определяет качество предоставления сервисов. Потому что без хорошей инфраструктуры информационной сейчас не сделать хороший сервис. Но инфраструктура – это инвестиции с расчетом на пять лет вперед. А для России пятилетний горизонт – это, извините, долгосрочные инвестиции. Увы, никто не уверен в том, что будет через пять лет…

– И все же, когда вы сидите с председателем правления или зампредом банка, и зампред скептически качает головой, что вы ему говорите?

– Я говорю: вы уже затратили существенные ресурсы, неважно какого рода, – финансовые, трудовые, еще какие-то. Затратили для того, чтобы реализовать обязательное для банка подключение к ГИС ГМП – вроде как «ненужную» для вашего бизнеса вещь. А для того, чтобы превратить ее в нужную, осталось совсем чуть-чуть сделать. Давайте это сделаем…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
- -
300
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Елена Красавина: «Мои ценности – это осознанность и экологичность» Елена Красавина: «Мои ценности – это осознанность и экологичность» Те инвесторы, которым нужен хайп, акции-мемы, торговые идеи, не найдут общего языка с Еленой Красавиной, независимым финансовым советником. Её клиенты – это люди, которые думают, считают и ставят перед собой адекватные цели. Борис Воронин: «Немалая доля должников надеется на чудо» Борис Воронин: «Немалая доля должников надеется на чудо» На канале Finversia Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), ведущий канала «Борис Воронин о кредитах и долгах» на ЯндексДзен, и Ян Арт, главный редактор Finversia, обсудили ситуацию на кредитном рынке: как выпутаться из долгов, как правильно выстроить разговор с коллектором, каких уступок от профессиональных взыскателей можно добиться и как работает система банкротства частных лиц в России. Джон Харди: «До перезагрузки системы ещё очень далеко» Джон Харди: «До перезагрузки системы ещё очень далеко» По мнению Джона Харди, главного валютного стратега Saxobank, бум в сырьевых товарах может продлиться ещё довольно долго, в том числе и в рамках перехода к зелёной энергетике. Однако зелёная трансформация – это процесс, который в скором времени сам себя ограничит, уверен эксперт. Кроме того, в интервью порталу Finversia.ru, эксперт рассказал о том, когда сбудутся последние «Шокирующие предсказания»

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »