Вторник, 28.09.2021
×
Акценты рынка с Петром Пушкаревым - 28.09.2021

Скромное обаяние квазибанкинга

+1 -0
Аа +
Ян Арт,

главный редактор Finversia.ru

Радостные реляции о развитии рынка микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов заставляют задуматься.

О бурном развитии рынка МФО сказано и написано много. С тех пор как был принят закон о микрофинансировании рынок небанковского кредитования (и до принятия закона более чем успешный) расцвел пышным цветом. Статистика говорит о многократном увеличении оборотов. Микрофинансовые организации объединились в профессиональное объединение – НАУМИР. Наиболее крупные МФО уже готовятся выпускать облигации и даже замахиваются на IPO, на чем поломали зубы многие российские банки. И даже не самые крупные начали привлекать деньги физических лиц, демонстрируя готовность составить банкам конкуренцию не только в сфере кредитования, но и на депозитном рынке.

Все это выглядит очень оптимистично, если бы не несколько «но».

Во-первых, смущает история генезиса российских микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов. Разумеется, глядя на джентльменов, собирающихся на съезды и конференции МФОшников, можно сделать вид, что мы ее плохо помним. Можно использовать эвфемизмы, вроде «выход из серого сегмента». Однако большинство россиян отлично помнит реальную историю: объявления о займах за час на столбах, неофициальные «черные кассы», бандитские методы выбивания долгов и заоблачные ростовщические проценты. Например, автор этих строк брал ссуду в кредитном кооперативе под 10% в месяц. Разумеется, за минувшие с тех пор десять лет проценты упали, а методы взимания долгов стали цивилизованнее, но и тот и другой процесс трудно считать близким к завершению. Вряд ли кто, даже при самой беззаветной любви к идее МФО, скажет, что ставки здесь приемлемы, а методы сравнимы с сервисом британского банка.

Разумеется, адепты МФО предпочитают совсем иную story. Приглашают на свои мероприятия голландскую принцессу. И традиционно ссылаются на нобелевского лауреата Мухаммада Юнуса, придумавшего систему «кредитов для бедных».

Оставляя за скобками, что Юнус реализовал эту систему в странах, где неотдача долга социально неприемлема, а за воровство много веков отрубали руку. Говоря деловым языком: в аудитории с крайне низким процентов невозврата. Отсюда – совершенно другие издержки микрокредитования и, соответственно, другие процентные ставки, без расчета, что «двое честных отдают за одного нечестного».

По аналогии – некогда власти озаботились ликвидацией игорного бизнеса. Причина – опасение за финансовое «здоровье» население: слишком многие попадали в игорную зависимость, уже признанную психиатрами медицинской проблемой. Но те же самые психиатры констатируют и кредитную зависимость, кредитоманию. Сюда забота о финансовом «здоровье» населения не распространяется?

Заставляет задуматься и скорость, с которой рынок МФО был полностью легализован в нашей стране. Почему закон о микрофинансировании был принят быстро и практически без сучка без задоринки? Законопроекты о потребительском кредитовании, о секьюиритизации, о личном банкротстве лежат под сукном годами. Институт безотзывных вкладов лет пятнадцать встречал твердое «нет» со стороны чиновников. Вопрос о создании единого реестра находящихся в залоге транспортных средств решался чуть ли не десятилетие. Проект стройсберкасс отправлен «прогуляться». А закон, по сути, легализирующий кредитный «черный рынок», прошел через Думу как нож сквозь масло. Его сочли самым актуальным и необходимым для российской финансовой архитектуры? По какой логике?

Ощущение, что государство делит рынок пополам. Банкам-гигантам, сиречь – государственным, – крупные пироги. Малым – конкурента в лице молодых, зубастых, менее скованных регулированием, надзором и просто этикой бизнеса кредитных кооператоров. Рискну высказать смелое и, возможно, несколько утрированное предположение: малые и средние банки рискуют оказаться между госбанкингом и МФО словно между молотом и наковальней.

Впрочем, сами банкиры в набаты не бьют и опасность некорректной конкуренции со стороны МФО не констатируют. Более того, на рынке МФО все больше и больше банкиров – либо бывших, как Евгений Бернштам, либо действующих, как Павел Сигал. Сколько банкиров прямо или косвенно участвуют в бизнесе тех или иных МФО – остается только предполагать. Но, думаю, этот список множится. Потому что кредитовать через МФО в сегодняшних условиях и благодаря сформированным государством правилам игры оказывается удобнее и выгоднее.

Намечаются и новые варианты. Не так давно выяснилось, что банки и МФО готовят соглашение о передаче последним «в работу» заемщику, негодных самому банков. Судя по сообщениям прессы, одной из первых ласточек подобного симбиоза стал Алтайэнергобанк. Схема получается многообещающая: купил пресловутую «коробочку» от Алтайэнергобанка, узнал, что не соответствуешь требованиям банка; банк получил свои деньги за «коробочку» и перекинул клиента в объятия МФО, где тот радостно приобщается к микрофинансированию с человеческим лицом.

Понятно, что при такой схеме законопроект о личном банкротстве и должен оставаться под сукном. Малькам не надо оставлять иного выбора, кроме как попасть в пасть акулы или же в зубы рыбы-лоцмана. И безотзывные вклады этой схеме не интересны. Населению надо дать выбор: либо ты тот, кто в силу жизненных проблем вынужден пройти по всей цепочке от «коробочки» до кредитных кооператоров; либо тот, кто вкладывает деньги в ростовщический бизнес. Невольно придется расслаиваться – на акул и мальков. Как и самим банкам.

Впрочем, пока потенциальные проблемы с МФО не носят характера крупной социальной задачи. По данным недавнего опроса Национального агентства финансовых исследований, хотя более 33% россиян и знают о существовании кредитных кооперативов, только 2% пользуются их ссудами и только 3% предполагают ими воспользоваться в обозримой перспективе.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+1 -0
822
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Владимир Соловьев: «Журналистика не умирает – она меняется» Что происходит с журналистикой в России? Есть ли у нас свобода слова, и, если есть, то как она выглядит? Как Союз журналистов договорился с полицией и Росгвардией о работе российских журналистов на митингах? Действительно ли блогеры побеждают журналистов, а искусственный интеллект в самое ближайшее время победит блогеров? Это и другие темы обсуждают Владимир Соловьев, председатель Союза журналистов России, и Ян Арт, главный редактор Finversia. Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Скоты на даче. Кому на Руси жить хорошо Как Русь списками Forbes прирастает. Правительство убедили не повышать налоги на миллиардеров. Пенсионерам посоветовали не надеяться на государство. Индексация пенсий в России: денег нет? Цены на недвижимость растут. Россиянин полетит на Луну… когда-нибудь. Зарплаты в Пенсионном фонде выросли в полтора раза. Скоты на даче: новые детали. Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Продолжится ли коррекция? Ставка больше, чем жизнь Сентябрьская коррекция, о которой я говорил с июня, пришла на рынки, явно подменив собой «бабье лето», так что можно сказать, что природа и биржа действуют в унисон – осень так осень.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »