Среда, 16.10.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 16.10.2019

Правдоруб из Сбербанка

+24 -0
Аа + 3
Владислав Лейбов,

финансовый аналитик

Возможно ли применить принцип «радикальной правды» в российских реалиях?

Нечасто руководитель крупного банка высказывается на тему роли в его банке таких фундаментальных понятий как правда и ложь. Поэтому столь большое внимание привлекло недавнее выступление главы Сбербанка Германа Грефа на форуме «Открытые инновации» в Сколково.

Приведу цитату из выступления Грефа: «Критически важно реализовывать концепцию radical truth -радикальная правда. Это означает, что мы должны создать такую обстановку в компании и государстве, когда есть доверие. Когда люди не боятся делиться друг с другом плохими новостями. Отсутствие новостей – это плохие новости, плохие новости – это хорошие новости, а хорошие новости – это отсутствие новостей… Это тяжелый сдвиг в культуре компании, но в эту сторону нам всем придется двигаться».

На мой взгляд, концепцию абсолютной правды сложно совместить с самим существованием крупного банка или крупной финансовой корпорации. Скажем прямо – работа банка как и корпорации во многом построена на прямом или частичном обмане.

Руководство всех компаний и банков крайне не любит, когда ему сообщают плохие новости. Возможно, сам Греф уже переделал себя внутренне и не станет принимать оргвыводы в отношении принесших дурные вести сотрудников. Но кто может гарантировать, что так будут вести себя все руководители Сбербанка? И не будут ли правдорубы уволены вскоре после написания парочки докладных записок начальству о реальном положении дел в отделении или территориальном банке?

Напомню один из широко известных случаев. В мае 2018 года из Sberbank CIB были уволены аналитик Александр Фек, который работал в компании с 2008 года, и руководитель всего Sberbank Investment Research Александр Кудрин. Кудрин – старожил российской аналитики, работал в Sberbank CIB (а ранее – в «Тройке Диалог») с 2002 года. Причиной увольнения, по словам Германа Грефа, стали «нарушения внутренних регламентов компании» и «грубые нарушения этических норм». По мнению же многих участников рынка аналитики были уволены за детальный разбор финансового положения крупнейших российских компаний. Или это было еще до начала внедрения в Сбербанке концепции радикальной правды?

Другой пример. Почитайте новости от пресс-службы любого банка – там описаны на 99% хорошие новости и путь банка к новым достижениям. Сбербанк в этом плане – отнюдь не исключение.

Может, с внедрением в Сбербанке концепции радикальной правды в пресс-релизах появятся новости о проблемах клиентов в получении банковских услуг? Нам расскажут о том, почему клиенты Сбербанка, вложившего огромные средства в IT-системы и технологии, перекупившего лучших айтишников страны по-прежнему регулярно сталкиваются с масштабными техническими сбоями? А его руководство честно и открыто расскажет о причинах оттока валютных вкладов из банка несколько месяцев подряд?

Также непонятно, распространяется ли новая концепция правды на общение сотрудников только внутри Сбербанка или она действует и в общении сотрудников с клиентами банка?

Нам перестанут приходить на телефон от Сбербанка СМС-ски с условиями  якобы утвержденного кредита, которые при визите в отделение оказываются другими? Начнут ли сотрудники банка объяснять отказ предпринимателям в кредите его истинными причинами? А зависший платеж будут честно объяснять сбоем в ИТ-системах банка или неопытностью новой девушки – операциониста? Наконец, отсутствие наличной валюты в кассе отделения во время очередной обвальной девальвации рубля объяснят ли нам тем, что клиенты банка массово снимают рублевые вклады и переводят их в наличную валюту?

Отмечу, что цель обмана или умолчания не всегда негативна и достойна осуждения. Более того – абсолютная правдивость в отношениях между людьми и деловыми партнерами не позволит сглаживать проблемы и конфликты, а, скорее, приведет к их углублению. Вспомните кинокомедию с Джимом Керри «Лжец, лжец» – о человеке, который начал говорить правду и как его поведение восприняли окружающие.

Например, разве лучше бы было 65-летнему пенсионеру услышать в качестве причины отказа Сбербанка в кредите – вам помирать скоро, а нам потом возись с взысканием кредита с вашими наследниками? Представьте себе, что операционист отделения на вопрос о том, почему такие низкие ставки по вкладам, честно ответит – в условиях многолетней банковской зачистки крупным вкладчикам некуда деться, понесут деньги в госбанк под любой низкий процент. Или прикрыть опоздавшего сотрудника, который застрял в транспортной пробке – хуже ли это, чем лишить его премии за нарушение трудовой дисциплины?

Не говоря уже о том, что полная правдивость и открытость банка с клиентами в первый же финансовый кризис приведет к масштабному разрастанию проблем или даже к банкротству. Деньги издревле любили тишину, а вот полной прозрачности и открытости – сторонились.

В общем, вопросов о месте правды в работе крупного банка, да и любой крупной корпорации больше чем ответов. Поскольку понять, что же конкретно имел в виду Герман Греф в своем высказывании о применении в банке принципа радикальной правды по весьма краткому выступлению банкира крайне затруднительно, то придется припасть к истокам идеи радикальной правды. И обратиться к книге основателя крупного хедж-фонда Bridgewater миллиардера Рэя Далио, предисловие к переводу на русский которой написал Герман Греф.

После знакомства с основными идеями первоисточника сразу замечаешь, насколько концепция нового вида правды крайне субъективна и внутренне противоречива. Вот лишь несколько советов от Гуру правды.

«В некоторых компаниях сотрудники покрывают ошибки руководителей, и руководители отвечают им тем же. Это нездоровый подход, препятствующий прогрессу, так как он мешает открыто обсуждать ошибки и слабости, поощряет обман и лишает подчиненных права обжалования». Но где проходит граница здоровой критики и нездорового доносительства на коллег с целью сесть в их кресло?

«Нечестные люди опасны, поэтому позволить им находиться в вашем окружении не самая лучшая идея». Боюсь, многие крупные корпорации и банки просто не смогут набрать необходимый им штат сотрудников, если будут всегда следовать этому правилу.

Сам Рэй Далио прекрасно это осознает и далее пишет «Поймите меня правильно: даже у предельной прозрачности есть границы. Есть аспекты, которые у нас в компании строго конфиденциальны: сведения о здоровье, глубоко личные дела, деликатные вопросы интеллектуальной собственности или безопасности, время проведения крупных сделок и иногда информация, которая может быть искажена или превратно понята при утечке в СМИ». И далее: «Если бы я попытался ограничить свой круг общения только людьми, которые ни разу в жизни не солгали, мне было бы не с кем работать».

Еще цитата: «Нельзя, чтобы люди, имеющие доступ к информации, использовали ее во вред компании… Мы обеспечиваем высокую степень прозрачности для сотрудников Bridgewater при условии неразглашения информации. В противном случае они будут уволены за неэтичное поведение».

Как видим, подобный подход к правде может быть описан скорее не словами «радикальная правда», а скорее словами «неполная правда» и в некоторых случаях – «явная ложь». Ведь нам предлагается тщательно дозировать правдивую информацию как внутри компании, так и для ее клиентов. А в определенных случаях – и вовсе скрывать правдивую информацию.

Так как определить, в каких случаях концепцию радикальной правды банку необходимо и возможно использовать, а в каких – нет? И не является ли сама идея правды только для внутреннего потребления или правды применяемой частично изначально ущербной? Ведь она полностью зависит в реальном применении от опыта и субъективного мнения руководства компании. А после смены руководства в банке может появиться новая радикальная правда, коренным образом отличающаяся от старой. Ответ на эти и многие другие вопросы, похоже, не знают ни автор идеи «радикальной правды» Рэй Далио, ни правдорубы из Сбербанка.

Но то, что руководитель крупнейшего российского банка всерьез и публично размышляет о роли правды в работе его банка – можно только приветствовать.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+24 -0
1386
Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Проверить каждого! Проверить каждого! К чему приведет политика Центробанка по ограничению выдач розничных кредитов. Российские финансы: обзор важнейших событий сентября 2019 года Российские финансы: обзор важнейших событий сентября 2019 года Центробанк планирует резко ограничить возможности частных инвесторов. Готовится продолжение пенсионной реформы. Аналитики прогнозируют рост цен на золото. Центробанк пообещал не допустить отрицательных ставок по валютным вкладам. Новые рекорды беглых банкиров. Ведущие центробанки мира снижают ставки. Скачок курса рубля из-за снижения добычи нефти был быстро отыгран. Пятой части страховщиков не хватает уставного капитала. Центробанк выдал 2 лицензии рейтинговым агентствам. Предложено лишить криптовалюты анонимности, взыскивать налог с майнеров и налог со сделок в криптовалюте. Кто не работает – тот ест? Кто не работает – тот ест? Порадует ли короткая рабочая неделя россиян.
Все статьи автора (97)

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]
[_$Blocks_DefaultController:render(32)]