Воскресенье, 17.10.2021
×
Финансовые пирамиды. Инкрузес / Incruises. СтопПирамида #35

Камо грядеши?

Людмила Коваленко,

шеф-редактор проекта «Банки и деловой мир»

Медиа-пространство взорвалось в ответ на размышления первого зампреда ЦБ Сергея Швецова о том, что, мол, поздновато думать о помощи российским пенсионерам. Короче, сами люди должны думать о старости, лепить некие «пенсионные проекты», а на государство – не рассчитывать.

О социальном дарвинизме

Как водится, тут же стали поминать Швецову его декларацию о почти 90-миллионном годовом доходе и вообще всячески пинать. Даже Эльвира Набиуллина, которая обычно в такие дискуссии не ввязывается, вынуждена была как-то отметиться и назвала слова своего зама «крайне неудачной формулировкой». Впрочем, подозреваю, что сама она думает примерно так же, но ей хватает ума и такта оставлять подобные умозаключения при себе.

Социальный дарвинизм в качестве новой государственной политики декларировали и успешно продавили младореформаторы 1990-х. Широкая публика поначалу ничего не поняла (впереди маячили сто сортов колбасы, джинсы и автомобиль «Волга» в обмен на ваучер), а потом стало не до того – ибо социальный дарвинизм из теории превратился в ежедневную практику, и надо было просто выживать. России это обошлось, по разным оценкам, минимум в 10-12 миллионов жизней – очередная демографическая яма, третья для страны в ХХ веке. Реформаторы смотрели на это философски: мол, что поделаешь, не вписались в рынок.

С тех пор минуло больше тридцати лет. Младореформаторы постарели (а кое-кто ушёл в мир иной), разжирели, окопались в политике или рядом, либо уехали туда, где живётся лучше, нежели в реформированной ими России. Однако социальный дарвинизм живее всех живых. В данном случае я говорю уже не только (и не столько даже) про родную страну, сколько про человечество в целом. Уж извините за глобализм.

Нет, разумеется, никто нынче не предлагает жестоких обычаев Спарты, где, как известно, слабых сбрасывали в пропасть без каких-либо душевных мук. Нет, мы – гуманисты, мы толерантны и сражаемся за всех, включая пушных зверей. Сотни организаций с более или менее внятными названиями борются за права оппозиционеров, геев и темнокожих. Потомки белых колонизаторов сносят памятники национальным героям и преклоняют колени перед потомками чёрных рабов. Обалдеть! Я уже не говорю о страстных борцах против потепления климата, одна Грета Тунберг чего стоит...

Короче говоря, картинка гуманного человечества прекрасна. В отличие от реальности. В третьем тысячелетии новой эры люди, оказывается, умирают в своих квартирах и домах от переохлаждения, ибо дорогое топливо им не по карману, а «теплеющий» климат дарит одну морозную зиму за другой. По тревожным данным ООН, за время героической борьбы с пандемией, число голодающих в мире выросло и к концу 2021 года достигнет 270 с лишним миллионов. Голодают в 23 странах Африки, Америки и Ближнего Востока. А замерзают, представьте себе, даже и в «цивилизованных» государствах, например в американском штате Техас. Всемирный банк внес проблему обнищания человечества в число самых глобальных вызовов.

И совсем драматическая история – с медициной. Правда, не везде. Как ни странно, в первую десятку лучших по качеству здравоохранения входят преимущественно те, где система – государственная и бесплатная. Споры по этому поводу не прекращаются, тем не менее, испытание пандемией показало, что насквозь коммерческая медицина, как, к примеру, в США, с подобными бедствиями справляется плохо. С другой стороны, та же Италия со смешанной системой здравоохранения в начале пандемии впала в панику и ступор. Можно сравнивать качество медицины в разных странах без конца – и без особой пользы, ибо как сопоставить крохотный Израиль и полуторамиллиардный Китай, к примеру? Но в общих чертах сейчас дело в большинстве стран обстоит таким образом: есть деньги – получишь эффективное и высокотехнологическое лечение. Нет денег? Выживай как можешь. Или не выживай. И это тоже – в рамках социального дарвинизма, который стал глобальной политикой. Не мог не стать, поскольку ставка на деньги – а именно она главенствует в нашем слегка (или уже капитально?) сошедшем с ума мире – ни во что иное вылиться не могла.

Нельзя сказать, будто бы правительства плюнули на проявления социального дарвинизма в бытии своих народов. Такой вывод был бы по меньшей мере несправедливым – мне, к примеру хватило истерических предвыборных лозунгов на тему «отнять и поделить», не станем же множить их без нужды. В прошлых колонках я уже писала о том, как в разных странах, включая нашу, пытаются латать изветшавшее за время пандемии благосостояние. Где-то – «вертолётными» деньгами, где-то – точечной поддержкой самых уязвимых категорий. И грех было бы осуждать эту практику – делают, что могут. Но беда в том, что и могут-то крайне мало. Такая, знаете ли, экономическая формация, называется – капитализм. Со всеми присущими ему особенностями. Издалека казался жирненьким и сияющим, вблизи оказался довольно-таки противным. Не случайно столь оживились «левые» по всему миру – эффект падения социализма уже размыт временем, тогда как справедливости всё равно хочется. Правда, понимают её все по-разному.

Так или иначе, но сегодня мы наблюдаем системный кризис – не столько в экономике (хотя здесь угрожающих проблем навалом – доигрались в «ценные бумажки»), сколько, если хотите, в философской мысли. Впрочем, о чём говорить, если философом нынче считается Фрэнсис Фукуяма, провалившийся со своим «Концом истории» по полной программе? Вопреки его приговору история продолжается, и мир судорожно ищет какие-то кочки в трясине, которую сам же себе и организовал.

О возвращении хунвэйбинов

Так вот, о поисках «кочек». Поскольку с глобальной экономикой, повальной демократией и всеобщим благоденствием как-то не задалось, человечество стало расползаться по национальным квартирам. Мол, где родился, там и пригодился, и всё такое. Но оказалось, что вместо уютного кресла и любимых тапочек дома – сплошные проблемы. Мало вам беженцев пополам с пандемией? Получите ещё – и того, и другого, и можно без хлеба. Плюс безумные цены на газ, плюс собственное взбесившееся население. И это, похоже, ещё не вечер…

Я всё думала: кого же мне так напоминают американские активисты и адепты BLM? Так хунвэйбинов же – ну, вылитые китайские «красногвардейцы» 1960-х. Те же тупость и жестокость, разве что цвет кожи другой. Вот когда догнало, больше, чем через полвека. И какая разница, вершат ли «культурную революцию» или с помощью бейсбольной биты и кольта (так положено) убеждают, что «жизни чёрных имеют значение»? Тут ведь главное – потусоваться в полный рост, и чтобы тебя все боялись. В Китае хунвэйбинов просто не трогали, ибо бесновались они под крылом великого кормчего, а в США и трогать некому – полиция либо разогнана, либо деморализована.

Зато в Европе вооружённые ребята в касках демонстрантам разгуляться не дают. Другое дело, что с мигрантами предпочитают не связываться – с одной стороны, толерантность, не к ночи будь помянута, с другой – и в лоб можно получить. Пока критическая масса пришельцев в европейских странах не накопилась, но после афганской истории увидим ещё много интересного. И вспомним китайских хунвэйбинов как невинных шалунов, обманутых коммунистической пропагандой.

Вообще-то основоположники, написавшие известный манифест, соврали или ошиблись: если и бродит какой призрак (уже не по Европе, а по планете), то вовсе не коммунизма, а всеобщего бунта, по-научному называемого революцией. И все предпосылки налицо – низы уже озверели от свалившихся на них проблем, а верхи понятия не имеют, что со всем этим делать. На всякий случай ужесточают порядки, благо, пандемия даёт основания пресекать массовые скопления. Что, на самом деле, правильно. Хотя и обидно. Радикалы от либерализма рыдают над останками свободы и пугают новым тоталитарным режимом.

Как водится, главным врагом свобод объявлена Россия за компанию с Китаем. Строго говоря, китайские методы борьбы с вирусом, выглядят не столько эффективно, сколько пугающе. Поистине драконовские меры. Особенно на российском фоне, где носить маску на подбородке или в кармане считается особой доблестью. Но ладно Китай, говорят, Джо Байден сломался и повелел ввести обязательную вакцинацию госслужащих и сотрудников крупных компаний. А как же свободы? Как же борьба с авторитаризмом? Ах да, это, как принято сейчас говорить, «другое».

Последнее, чего я хочу, это обвинять кого-либо в попрании свобод, двойных стандартах и прочих грехах. Каждое правительство в кризисной ситуации принимает те меры, которые считает необходимыми и достаточными. А цыплят будем считать по осени.

Но вот возвращение «синдрома хунвэйбина», в разной форме и в разной степени, стоит воспринимать как серьёзный вызов. Неладно что-то в датском королевстве, и события последнего десятилетия не оставляют нам шанса проскочить этот этап по инерции.

О дао, срединном пути и поисках истины

Если помните, у китайцев есть древнее проклятье: «Чтоб тебе жить в эпоху перемен». Не удивляйтесь, кстати, что я часто обращаюсь к Поднебесной – эта цивилизация живёт так долго, что, по-моему, уже и со счёта веков сбилась. Поэтому есть смысл присмотреться внимательнее к её философии. Тот же Конфуций пережил и взлёты, и падения страны, и «опиумную войну», и «культурную революцию». И даже с марксизмом как-то не сильно конфликтует.

Но вернёмся к эпохе перемен – нам выпало жить как раз в ней. Фраза о том, что «мир сошёл с ума», стала расхожей реакцией на любое событие, включая холодный кофе. На наших глазах исчезла великая держава, в которой мы родились и выросли. А теперь, если трезво смотреть на происходящее, рушится мир. Ладно, не станем драматизировать. Не рушится, а «претерпевает эпохальные изменения», о чём говорят и философы, и историки, и даже политики, обычно более осторожные в выводах.

Закономерно, что в этой ситуации страны, даже безусловно мощные и влиятельные, спешат «закрыться», дабы пережить смутное время. Пожалуй, самый наглядный пример – США последнего десятилетия. Стремление «демократизировать» весь мир по своему образу и подобию осталось разве что в риторике, которую воспринимают всерьёз разве что лимитрофы. Американцы решили, наконец, заняться своими внутренними делами – потому что очень надо, очень.

Лично мне, в общем-то, не слишком интересно, как станут лечить свои застарелые болезни американцы, лишь бы какой-то дурак не нажал пресловутую кнопку. О Европе, которую таки нагнал шпенглеровский закат и которую жалко, голова тоже не болит. Опыт Китая хорош для него и практически неприменим для остальных. То есть, как ни крути, а России придётся вылезать самостоятельно. Что ж, не в первый раз.

Беда в том, что мы привыкли жить по принципу «коль любить, так королеву, воровать, так миллион». Обожаем крайности: чтоб до основанья, а потом посыпать голову пеплом и проклинать свою историю. Может, хватит? Нашим почитаемым и проклинаемым предкам хватило ума и стойкости собрать великую империю. Потом её трижды в течение одного века пытались уничтожить. Не удалось, мы – живучие. Особенно когда думаем своим умом.

О «своём уме» – это я специально. И про дао и срединный путь в подзаголовке – тоже не без задней мысли. Потому что ни то ни другое учение – не панацея и не руководство на все случаи жизни. Как и Конфуций, которого люблю читать, но отчётливо понимаю, что его сентенции для меня не столько советы, сколько литература. Да что Конфуций! Мы, помнится, потешались над цитатниками Мао Цзэдуна, а они, между тем, сыграли в жизни страны свою роль. Какую? Сами судите: Китай нынче не то вторая, не то уже первая экономика мира. Начинали же с деревенских доменных печурок и цветастых термосов. Не знаю, что там от Конфуция, но рука Мао чувствуется.

…Непрерывный поиск истины – ещё одна наша национальная особенность, правда, лет триста мы ищем не там, где потеряли, а под фонарём, даже если он где-то за океаном. А истина-то совсем рядом. Мы счастливы, когда делаем что-то серьёзное, если хотите, даже великое, будь то большая стройка, полёт в космос, гениальный роман или неповторимая музыка. Это у нас получается замечательно, лучше всех.

Так что надо с собой разобраться, и тогда всё будет хорошо.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Вот, левый поворот… Вот, левый поворот… После того, как в Германии объявили итоги выборов, в которых победила социал-демократическая партия, стало ясно, что «левый поворот» – уже не прогноз, а реальность. Что горит синим пламенем Что горит синим пламенем Как ни печально, но, скорее всег,о синим пламенем сгорят почти все предвыборные обещания. Даже если те, кто обещал, и пройдут в Думу. А чего париться? Главного результата достигли: кресло – вот оно, зарплата капает ежемесячно, на кнопку нажимаем, то есть – работаем. Когда отказывают тормоза Когда отказывают тормоза Было бы неправильно пройти мимо предвыборной кампании – иначе чего люди так стараются? Это я про дебаты и рекламу партий. Пожалуй, никогда прежде они не были столь шумными и, откровенно говоря, бессмысленными.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »