Суббота, 18.09.2021
×
TOP-50 вопросов частных инвесторов на канале Finversia. Ян Арт. Часть 2

Владимир Владимирович, можно спросить?

Людмила Коваленко,

шеф-редактор проекта «Банки и деловой мир»

Посмотрела, как интенсивно работает call-центр предстоящей «Прямой линии», и поняла, что мне на этот праздник жизни не пробиться. Между тем, вопросов к Владимиру Путину накопилось, и половина из них – с солидным стажем. Вроде как безответных. Придётся повторить хотя бы некоторые.

Вопрос первый, недоумённый: о демографии

Всё понимаю – и про демографическую яму, и про «русский крест», и про пандемию, но почти 700 тысяч умерших за год россиян – это перебор, который демографы сравнивают с катастрофой 1990-х. И дело даже не в абсолютной цифре, а в приросте – на 18%, что больше показателя самого трагического 1993-го. А вообще подобного роста смертности не было с 1947 года – послевоенного, нищего и голодного. Что называется, приехали!

Спросите о причинах, и вам тут же приведут кучу аргументов, объясняющих, что люди сами себя в гроб загоняют – пьют, курят, спортом не занимаются и диспансеризацию не проходят. Призыв к диспансеризации звучит особенно забавно, учитывая, в какой тупик завели отечественное здравоохранение реформы. Вишенка на торте – московские власти запретили плановое обслуживание в поликлиниках тех, кто не привился от covid-19, по каким угодно мотивам. Конечно, остаётся ещё платная медицина – тут вам сделают всё по полной программе, с QR-кодом и без оного, но «по цене самолёта». Именно этого вы ждали, Владимир Владимирович, когда благословляли реформы? И считаете, видимо, что успеха отечественное здравоохранение достигло? Ну, раз уж реформаторов мало того, что по головке погладили и наградили, но ещё и двинули вверх по карьерной лестнице…

Со здоровым образом жизни вообще беда бедовая. Нет, там, где нужно что-то запрещать, у нас всё путём – запретим, оштрафуем и привлечём. К слову сказать, миф о России как о самой пьющей стране не выдерживает критики – если мы в рейтингах не входим даже в первую десятку стран-пьяниц, то цивилизованная Германия, например, стойко занимает четвёртое место. Тем не менее, запрет продавать спиртное (в том числе и пиво) детям и подросткам лично я считаю абсолютно оправданным. Непонятно, правда, почему этим же санкциям не подверглись энергетические напитки? Впрочем, понятно: их лобби перебило алкогольное и табачное.

Особо перестарались с курением (впрочем, нам не привыкать), заставив носителей вредной привычки в мороз, дождь или снег выходить на улицу с риском подхватить пневмонию. И ведь простужаются, болеют, умирают даже. Но, как с характерным акцентом сказано в давние 1930-годы: «Лес рубят – щепки летят». Только люди – не щепки. Или 700-тысячная годовая убыль населения – не аргумент? И кто-то, кроме нашего говорливого главного санитарного врача и штукарей из ВОЗ, анализирует – всерьёз, а не в погоне за конъюнктурой – истинные причины повышенной смертности населения в глубоко мирное время?

Вопрос второй, эгоистический: об уходящей натуре

Собственно, этот вопрос продолжает тему демографии. Вот тут в президентском послании поставлена задача – добиться к 2030 году средней продолжительности жизни в 78 лет. И на этом – всё. Более к теме достойной старости Путин не возвращался. А хотелось бы, чтобы президент имел в виду не какой попало закат жизни, а именно достойный. Иначе – зачем небо коптить?

Надо сказать, наше старшее поколение – такое, из долгоиграющих. Нищенскую пенсию воспринимает как данность и не шуршит, хотя прожить на неё крайне трудно. Более того, те, у кого есть ещё силы, возможность (и лояльность работодателя), предпочитают не ходить с протянутой рукой за субсидиями, а подрабатывать – кто как умеет. Государству бы радоваться… Но не тут-то было – в 2015 году оно снимает ежегодную компенсацию работающим пенсионерам. Как было сказано – временно, на кризисный период. Но ведь нет ничего более постоянного, нежели временное. И министр финансов Антон Силуанов по-прежнему настаивает на том, что работающие пенсионеры и так не бедствуют. Зачем им ещё компенсация? Хотелось бы напомнить Антону Германовичу о таком документе, как Конституция РФ, где всё ясно написано.

Нельзя сказать, будто бы народные избранники не обращают внимания на проблему, о которой уже шестой год говорят на самых разных уровнях. Например, в марте этого года были внесены три законопроекта о возвращении индексации работающим пенсионерам – и все отклонены. Объяснения стандартные – денег нет и не предвидится. Зато, когда энтузиасты уволятся, через три месяца будет им счастье. Ну, а кто не доживёт – мы не виноваты. Естественная убыль. И экономия Пенсионному фонду.

Кстати, самому Путину вопрос о возврате индексаций не раз задавали в ходе прямых линий и больших пресс-конференций. Отвечал уклончиво, обещал подумать и ссылался на опыт Советского Союза, где работающим пенсионерам пенсии и вовсе не платили. Воля ваша, но корректными подобные ответы считать никак нельзя.

Тем более что возврат индексаций – далеко не единственная проблема, связанная с достойной старостью. Продолжается чехарда с социальной помощью – то отменяют соцработников, то вводят плату за доставку продуктов, то пытаются перевести всё в интернет, доступа к которому нет как минимум у половины стариков. Остаются неувязки с медицинской помощью – недаром же в народе ходят слухи, будто есть некое негласное указание не заморачиваться насчёт тех, кому за 70… Да и геронтолог у нас специальность экзотическая.

Не знаю уж, на кого и сослаться, заканчивая этот вопрос. То ли на Франклина Рузвельта, считавшего, что общество, не заботящееся о стариках и детях, обречено на вымирание, но ли на Льва Николаевича Толстого с его рассказом про старого деда, внучка и лоханку. Слава Богу, дети у нас сейчас, что называется, под присмотром. Осталось вспомнить об их дедушках и бабушках.

Вопрос третий, неоднозначный: о пандемии и чиновничьих инициативах

Сознаю, что этим вопросом могу навлечь на себя гнев со всех сторон. Во-первых, потому что считаю covid-19 не пустяковым гриппом, а не меньшей опасностью, чем «испанка», а может, и большей – с учётом всех прелестей глобализации и простоты передвижения по миру. Во-вторых, на основании годовых наблюдений и чтения самой разной литературы полагаю, что пока вирусология как наука буксует по полной программе. Суждения и выводы настолько противоречивы, а часто и безответственны, что доверять им как-то страшно. В-третьих, поскольку свято место пусто не бывает, растерянностью вирусологов тут же воспользовались и карьеристы, и авантюристы, и просто шарлатаны. И, наконец, в-четвёртых, многие рекомендации санитарных врачей и действия властей представляются либо поспешными, либо избыточными.

Вот на кого не стану нападать, так это на медиков, вкалывающих не за страх, а за совесть. И даже на вирусологов – они всё-таки стараются что-то понять, но, видно, задачка пока не по зубам. Знакомый специалист в этой области взялся было что-то мне объяснять по поводу особенностей Sars-Cov-2, но, увидев мой остекленевший взор, тут же прекратил ликбез. И правильно сделал. А то ведь я тоже могла бы себя вообразить специалистом в вирусологии – и вещать.

На самом деле, в данном случае нет смысла лезть в вирусологию – учёные в конце концов и сами разберутся. Надо же верить в научный прогресс, или как? Другое дело – реакция общества и противодействие заразе на разных уровнях. Ну, общественное мнение колеблется от полного covid-диссидентства до паники апокалиптического масштаба – на то она и публика, чтобы истерить по любому поводу. Но вот власти не имеют права что-то предпринимать, не просчитав последствий. А с этим у нас плохо.

Первый мини-локдаун прошлой весны обернулся, как известно, массовыми шашлыками в зелёных зонах. Нормальная власть отреагировала бы на это рейдами и штрафами, наша – закрыла парки и затянула полосатыми лентами скамейки. Логику понять невозможно, ибо в то же самое время заговорили о необходимости укрепления иммунитета и пользе прогулок на свежем воздухе. Следующий локдаун оказался круче – всех распустили на удалёнку, но осмелевший Сергей Собянин (а за ним и его подмосковный коллега Андрей Воробьёв) решил проявить инициативу и замуровал всех, кто старше 65 лет, в душных квартирах, практически без права на прогулку или посещение поликлиники (до которой теперь, после оптимизации, пешком не добраться). Я далека от подозрений в намерении избавиться от надоевших стариков (смотри вопрос второй), так сказать, кардинально. Но такой вывод, право же, напрашивается.

Не стану припоминать всех благоглупостей с цифровыми пропусками и QR-кодами – поначалу их воспринимали с юмором: мол, резвятся начальники. Но с приходом третьей волны чиновничья инициатива приняла катастрофические размеры. Теперь уже по поводу вакцинации. Страну предлагается оперативно разделить на чистых и нечистых, и вторым (кто не привился) вмазать по полной программе: в поликлиниках не обслуживать и в общественный транспорт не пущать!

И всё это – на фоне продолжающихся перелётов в Турцию и Индию, откуда вроде бы прискакал новый штамм. Видимо, я чего-то не понимаю. Например, того, что вчера мне говорили, будто вакцина спасёт на два года, сегодня – что всё равно могу и заразиться, а что скажут завтра, Бог весть… И почему вдруг резкий всплеск заражений в далёкой и не слишком населённой Бурятии, кто-то разобрался?

Вы уж всё-таки как-то определитесь, граждане власти. Опять же, выборы осенью.

Вопрос четвёртый, хронический: чего строим?

Вопрос и правда хронический. Потому что, как выяснилось через тридцать лет, мало кто чувствует себя более или менее комфортно в навязанном 145 миллионам капитализме. Да и не капитализм это, строго говоря, а какой-то уродец – без цели и перспектив. Потому что народ, который наши депутаты и чиновники давно понизили до уровня «населения», устал от неопределённости. Он хочет знать, почему худо-бедно налаженная жизнь в один день может потерпеть крах. Всё равно от какой причины: налоговая ли достала, аренду подняли, тарифы повысили, оптимизацию провели и оставили без работы. И почему кризис, оставивший его без средств к существованию, добавил фигурантов в список Forbes. И почему, несмотря на все усилия, ненормированный рабочий день и одну-единственную неделю отпуска, уровень его жизни не растёт, а падает.

О строительстве вообще надо говорить отдельно. Задолбали реляциями о построенных миллионах квадратных метров жилья и рекламой каких-то невиданных «клубных» домов для избранных в центре Москвы, где вроде бы точечная застройка давно запрещена. Однако спросите любого жителя России, какой вопрос его достаёт больше всего, и 99% ответят: квартирный. Но тем, кому жильё жизненно нужно, оно не достанется, потому что у них тупо нет таких денег. А когда его получат тысячи льготников (представьте, остались и такие), трудно сказать. Зато, как грибы после дождя, растут торгово-развлекательные и офисные центры – их столько надо, вы точно посчитали?

Нет, похоже, никто ничего не считает. Разучились, привыкнув к мысли, будто рынок решает всё. А он не решает, к нему ещё мозги добавлять нужно. Да не искусственный интеллект, а самый что ни на есть естественный.

…Те, кто сто лет назад, после весьма неоднозначной революции, столкнулся с тем, что стране надо не просто выжить, но и двигаться вперёд, довольно скоро поняли, что без вовлечения в эту стройку народа (не населения) не обойтись. Сегодня ситуация схожая: и выживать надо, и вперёд идти. Вот только стимула нет – в виде светлого будущего. Его никто не обещает и даже говорить о чём-то подобном нынче стесняются. А тогда зачем?

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Когда отказывают тормоза Когда отказывают тормоза Было бы неправильно пройти мимо предвыборной кампании – иначе чего люди так стараются? Это я про дебаты и рекламу партий. Пожалуй, никогда прежде они не были столь шумными и, откровенно говоря, бессмысленными. Повторение пройденного? Повторение пройденного? Накануне начала нового учебного года объявили о запуске экспериментальной программы под неуклюжим названием «Профессионалитет» (видимо, до кучи к бакалавриату и магистратуре – болонские блохи не дают спокойно жить). Так что это будет? Ты знаешь, всё ещё будет… Ты знаешь, всё ещё будет… Очень я боюсь предвыборных обещаний и филантропических акций. Никогда не знаешь, чем закончится уже после выборов очередной аттракцион невиданной щедрости – какими новыми налогами и запретительными законами. И это бы ещё полбеды. Беда в том, что, оказавшись на депутатском месте, большинство избранников начисто забывает о том электорате, который, собственно, и привёл их во власть.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »