Понедельник, 10.12.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Вместе – лучше, чем порознь

+3 -0
256
Аа +
Вместе – лучше, чем порознь

30 ноября в столичном Лотте Отеле, в рамках V Московского международного финансово-экономического форума состоялось открытое заседание МБС – Международного банковского совета.

Забегая вперед, скажу, что в организационном блоке этого заседания поменяли прежнее громоздкое название на более короткое – Международный координационный совет банковских ассоциаций. Члены совета сочли, что географическое расширение («СНГ, Центральной и Восточной Европы») себя изжило, ибо в МБС хотят вступить и азиатские, и даже африканские ассоциации. Словом, остановились на коротком варианте, плюс, как и прежде, остаётся сокращенное название – МБС.

Открывая заседание, председатель совета Александр Мурычев представил ещё одну организацию, подавшую заявку на вступление в МБС, – Ассоциацию банков Черногории. Тут же совет и проголосовал единодушно за её принятие. «Растём, – порадовался под приветственные аплодисменты председатель, – растём сильно, особенно в последние годы».

В самом этом факте есть как минимум два аспекта. С одной стороны, после длительного периода всяческих размежеваний и сражений за независимость, банковские ассоциации (как, впрочем, и страны) поняли, что есть направления, где гораздо разумнее объединять усилия. С другой, сама политическая и экономическая обстановка заставляет выходить из некоей самоизоляции, которую нередко ошибочно принимают за суверенность.

Примерно с таких мыслей начал своё выступление, приветствуя собравшихся, президент Ассоциации банков Республики Казахстан, президент Финансово-банковской ассоциации ЕАС, Бахытбек Байсеитов. В своем выступлении он отметил особую роль МБС в быстро меняющемся мире. Назвав его площадкой, где отрабатываются новые подходы к банкингу и к сотрудничеству.

На самом деле, все банковские системы так или иначе решают сходные проблемы: внедряют современные технологии, выстраивают отношения между коммерческими кредитными организациями и регулятором, переживают «приключения» национальных валют и так далее. Конечно, связка «коммерческий банк – регулятор» одна из наиболее беспокойных, ибо никому не известно, какие ещё новации предложит центральный банк. «Пожалуй, дойдёт до того, что под влиянием Базеля всех нас обяжут оценивать не только финансовое, но и нравственное состояние клиента», – пошутил Байсеитов. Впрочем, это больше намёк, нежели шутка, всё к тому идёт.

Вообще «очарование международными стандартами» постепенно проходит. Прежде всего, потому, что там, где сохранились собственные, без превалирования иностранного капитала, банки, жёсткие правила Базеля и международной отчётности не всегда идут во благо. «Если мы будем на них всё время оглядываться, – заметил спикер, – может получиться так, что не сможем делать главную работу банка – помогать клиентам». Хотя, конечно, самостоятельные банки остались далеко не везде.

Кстати, участники заседания получили поистине эксклюзивный материал – небольшой, но чрезвычайно ёмкий сборник аналитической информации. А вспомнила я его в связи со словами Бахытбека Байсеитова вот почему. В конце каждой статьи приведены некоторые статистические данные по банковским системам стран – участников ФБА. В том числе, и по принадлежности капитала. Для меня было неожиданным узнать, что, например, в Польше из 613 банков иностранный капитал присутствует лишь в 21, а стопроцентной доли нет вовсе. В России же, где на начало ноября осталось всего 493 банка, иностранное участие отмечено в 155. Но это ещё так, семечки, потому что в Армении и Молдове просто нет банков без участия иностранного капитала, в Азербайджане таковых ровно половина, в Белоруссии – 19 из 24.

Открытое заседание Международного банковского совета
Открытое заседание Международного банковского совета
 

Наверное, не стоило бы цепляться за эти статистические данные, однако они не так уж и безобидны. Совершенно естественно, что иностранный капитал станет заботиться в первую очередь о собственной выгоде, и ему вряд ли интересны проекты национального или местного масштаба. Между тем, в переходных экономиках как раз из таких проектов и складывается путь к развитию и, соответственно, росту ВВП. Пусть меня разорвут на части поклонники либерально-рыночных финансовых идей, но потому экономика и зовётся переходной, что для её развития надо искать нестандартные, не указанные в учебниках пути.

Прошу прощения за отступление, и возвращаю вас на заседание МБС, основная тема которого сформулирована так: «Регулирование и развитие финансовых технологий: проблемы, риски, безопасность». Закономерно, что открыть обсуждение пригласили Татьяну Жаркову, управляющего директора ассоциации «Финтех». Структура эта – сравнительно новая, существует с начала 2017 года, но уже успела заявить о себе. Сегодня, когда в России только и говорят, что о переходе к цифровой экономике, для «Финтеха» – самое время. Понятно, что основной акцент в деятельности ассоциации поставлен на финансово-банковскую сферу, судя по всему, больше остальных отраслей подготовленную к диджитализации – здесь ведь без «цифры» никуда. Однако проблем и нерешённых (либо решённых наполовину) задач и в банковской системе немало. Основные из них спикер обозначила: удалённая идентификация, мгновенные платежи и, само собой, безопасность. Все они теснейшим образом связаны между собой, и каждая позиция – лишь звено в цепочке цифровой экономики.

Конечно, на первый план в последние годы всё чаще выходит проблема безопасности. Чисто техническими средствами её, видимо, не решить – хакеры и мошенники всегда идут на полкорпуса впереди и на все «мышеловки» реагируют моментально. Скорее всего, наибольшего эффекта можно достигнуть, объединив технические и регуляторные усилия. Тот факт, что «Финтех» – любимое детище регулятора, в этом смысле обнадёживает.

Тему информационной безопасности продолжил и развил вице-президент Ассоциации банков России Андрей Мельников. Некоторые цифры, приведённые им в начале доклада, выглядят просто убийственно. Так, по данным Всемирного экономического форума, общие потери от кибератак в 2017 году составили триллион долларов! «Учитывая опыт предыдущих лет, прогноз неутешителен, – предупредил спикер. – Если не предпринять ответных действий, через несколько лет ущерб может превысить 8 триллионов долларов». И ещё одно характерное обстоятельство привел он: «Мировой общественности становится известно только о 20% киберпреступлений, а около 80% компании-жертвы скрывают, чтобы сохранить доверие клиентов и рыночное положение». Возможно, такая страусовая политика и привела к тому, что наши IT-защитники либо не поспевают за преступниками, либо не стремятся как-то активизировать свои поиски в области информационной безопасности.

Поскольку главная цель едва ли не любой кибератаки – деньги, по возможности, большие, понятно, что «именно финансовый сектор, аккумулирующий крупные денежные потоки, регулярно страдает от хакерских группировок». Например, только в России у банков в прошлом году украли около миллиарда рублей.

По мнению специалистов, информационная безопасность – именно та сфера, где объединить усилия жизненно необходимо. И такие шаги уже предпринимаются. Андрей Мельников рассказал о запуске платформы обмена данными, с помощью которой можно получить самые актуальные и верифицированные данные об угрозах, в том числе – на основе данных киберразведки. Уже пять месяцев платформа работает в пилотном режиме, и теперь лишь от активности банков, которые присоединятся к тем 28 кредитным организациям, что уже работают с платформой, зависит развитие проекта.

Докладчик довольно подробно назвал примеры хакерских атак с использованием так называемой «социальной инженерии», посетовал на низкий уровень киберграмотности и рассказал о разновидностях нападений на банки и их клиентов. Нельзя сбрасывать со счетов и пресловутый человеческий фактор: «Преступнику легче обмануть сотрудников банка, чем взламывать сложные системы защиты. При этом полученной информации, как правило, достаточно для совершения успешной атаки и нанесения финансового ущерба».

В заключение Андрей Мельников снова подчеркнул, что «сфера кибербезопасности в российской банковской системе должна стать областью объединения усилий, своего рода «общественным благом», которое создаётся с помощью компетентных структур и потребляется в равной степени всеми участниками рынка».

Несколько в другом ракурсе раскрыл тему цифровой трансформации представитель Союза банков Армении Самвел Чзмачян. Прежде всего он напомнил, что, по прогнозу «Banking 2020 report» небанковские игроки к 2020 году заберут у классических кредитных учреждений не менее трети доходов. Вдобавок «технологические гиганты, социальные сети и онлайн– платформы… способны заменить весь спектр банковских услуг». Можно по этому поводу радоваться или, скорее всего, сокрушаться (когда речь идёт об интересах банков), но, по мнению спикера, «банкам необходимо выстраивать свою собственную модель гибрида финансов и новейших цифровых технологий». Или, припомнил он ироническую поговорку, «если не можешь с чем-то бороться, возглавь это».

Самвел Чзмачян посетовал, что в его стране «многие банки, особенно маленькие, можно сказать, еще не проснулись, свято веря в непобедимость своей бизнес-модели». К слову сказать, и у нас в России таких приверженцев консервативного банкинга всё ещё немало. Однако, как у нас находятся структуры и люди, готовые взять на себя всю тяжесть доли первопроходцев, так и в Армении процесс цифровой трансформации развивается полным ходом. Один из ведущих банков республики – Америабанк, недавно запустил мощный центр обработки данных, в каком нуждается любая банковская система, нацеленная на развитие. Причём сделан он, так сказать, с запасом на 3-4 года вперёд. Его коллега, Evocabank, сделал ставку на активное использование различных приложений. Словом, лидеры банковского сектора стараются идти в ногу со временем и волей-неволей увлекают за собой тех, что слегка опаздывает. Хотя альтернатива здесь достаточно жёсткая, вспомнил банкир ещё одну поговорку: «Адаптируйся – или умри».

Что ж, возможно, так и надо – если сам не идешь. Приходится подталкивать. И, надо сказать, не обязательно размер страны (а Армения, как известно, невелика) обрекает на то, чтобы банковская система шла в кильватере более крупных секторов других стран. Вполне успешно развиваются банки Сербии и Черногории, о чём рассказали на заседании руководители банковских ассоциаций этих стран Веролюб Дукалич и Братислав Пеякович. О том, как вписываются в новое время и современные задачи банки Азербайджана, говорила представитель банковской ассоциации Нармин Ганиева. Там, так же, как и у нас, озабочены созданием системы моментальных платежей и удалённой идентификацией, проблемами надзора и вопросами информационной безопасности.

Резюмируя, большая или маленькая страна, много у неё банков или счёт идёт на штуки, проблема у всех сходная, разве что акценты от государства к государству могут как-то разниться. Так что, если вернуться к началу этих заметок, надо повторить снова – в наше время как никогда раньше ценна консолидация усилий. Не стану всуе тормошить притчу о венике и прутике, но ведь действительно: вместе-то гораздо лучше решать серьёзные и сходны проблемы, нежели сидеть по национальным квартирам, раз от разу изобретая уже известный соседям «велосипед».

Члены Международного банковского совета
Члены Международного банковского совета
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »
+3 -0
256

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Арт-трейдинг с Яном Артом
×
Finversia-TV

Новости »

Основные курсы и котировки