Четверг, 01.10.2020
×
Американский бизнес не желает видеть Дональда Трампа в Белом доме

Нас покоряют пространство и время

Людмила Коваленко,

шеф-редактор проекта «Банки и деловой мир»

Всё-таки замечательно, что мы живём в самой большой по территории стране. Когда смотришь на глобус, так и хочется запеть: «широка страна моя родная». Нет, в самом деле, здорово – и тайга у нас, и моря-океаны, реки-озёра, степи, тундра, бескрайние поля и луга. Это, уже не говоря о тех богатствах, которые тут и там зарыты под землёй.

Теперь принято ностальгировать по советским временам, и я в данном случае никакое не исключение. Правда, в отличие от других, больше всего страдаю от невозможности вновь проехать всю страну насквозь, как когда-то, во времена журналистской молодости. Тогда, собственно, требовалось только моё согласие отправиться в далёкие Хабаровск, Ноябрьск или Нерюнгри, редактор с удовольствием выписывал командировку и ждал взамен только хорошего материала.

Профессию я не поменяла, но за последние тридцать лет поездки за Урал пересчитать могу по пальцам. Никакой «независимой» редакции не по силам отправлять сотрудников в частые и дальние командировки. Не по средствам, знаете ли. Тем более не по деньгам это среднестатистическому частному лицу. Даже если очень хочется побывать на Камчатке, в Алтайских горах или у озера Байкал. Далеко, дорого, и не всё понятно с местной инфраструктурой.

В общем, получилось так, что Уральский хребет для большинства людей по обе его стороны стал почти непреодолимым препятствием. Хотя как сказать. Недавно вот ехала в такси, разговорились с водителем. Оказалось – прибыл из-за Урала, инженер, работы дома нет, во всяком случае, по специальности. Возвращаться не собирается, наоборот, намерен перевезти семью сюда, в Подмосковье (в Москве снимать квартиру слишком дорого). Таксовать не нравится, предпочёл бы работать инженером, «но куда ж деваться».

То есть сюда-то, в столицу и область, из дальних и относительно близких краёв едут. В ту сторону – весьма редко, разве что губернатором назначат. Бывают и более экзотические причины переезда, но о криминале не станем…

Недавно, бродя по телеканалам, наткнулась на «Девушку с характером». Те, кто постарше, помнят эту комедию с двумя Катями Ивановыми, одна из которых, говоря нынешним языком, была лидером движения за переезд девушек на Дальний Восток. Дело в том, что мужиков там хватало: моряки, рыбаки, строители, а вот со слабым полом – беда. И тогда – не в кино, а в реальной жизни – возникло это патриотическое и романтическое женское движение. Не само по себе, а как проявление «политики партии и правительства по освоению Дальнего Востока».

Ну ладно, это давние тридцатые годы. Но есть воспоминания и посвежее – например, о том, ехали в эшелоне с молодёжным стройотрядом всё в тот же Ноябрьск (кто не знает, это в Ямало-Ненецком округе, посреди тундры). Дорога заняла трое суток, было время поговорить с добровольцами и узнать, с чего бы это их потянуло из Ставрополья, Грузии и прочих тёплых краёв в холодную Сибирь. Нет-нет, не ждите никаких «за туманом и за запахом тайги». Ехали из трудоизбыточных регионов – за работой и за жильём, которое уже ждало (постарались те, кто приехал раньше). Чего-чего, а работы там было навалом – требовались и строители, и нефтяники, и учителя, и врачи, и продавцы, и водители. Все требовались – город-то на пустом месте возник, там, «где комар не живёт», как сказал один старый ненец. Плюс северная надбавка и всякие льготы.

Да, тогда, в середине 1980-х, в Тюменской области осваивали новые месторождения, и то, что нынче зовётся «внутренней миграцией», было логично и обоснованно. И денег в неё вбухивали немерено. Хотя, честно говоря, видела я там не только новостройки, но и балки (опять же, если кто не знает – это такие вагончики-времянки, где люди жили не в самых комфортных условиях).

А потом всё закончилось, ибо никакой такой государственной политики по освоению новых территорий не стало. На нефте– и газопромыслы стали посылать вахтовиков, новые города бросили «на выживание», даже, говорят, балки там остались. Уж не знаю насчёт романтики и запахов тайги, то бишь тундры, но жизненные перспективы как-то быстро растворились. И потянулся народ обратно, в европейскую часть, где всё же наблюдалось некоторое бурление и концентрировались основные деньги.

И теперь мы имеем то, что имеем. Из почти 147 миллионов россиян за Уралом живут всего 39 с небольшим миллионов, 27% всего населения страны. При том, что азиатская территория – это 77% всей площади России. И ещё одна цифра наводит на печальные размышления: в московской агломерации на сегодняшний день проживают 17 250 000 человек, то есть больше 11%. И это только постоянных, «прописанных» жителей, число же мигрантов (как внешних, так и внутренних), похоже, никому точно не известно.

Концентрация всего и вся в Москве, мягко говоря, напрягает. И дело, в общем-то, не в перенаселённости города (хотя её ощущают на себе и москвичи, и гости), а в тенденции. Конечно, можно расширить столицу ещё и на север, запад и восток, вопрос – зачем?

Помнится, в Англии меня очаровали пригороды столицы, входящие в «большой Лондон»: Ричмонд, Кингстон, Хиллингдон – малоэтажная застройка, прелестные палисадники. Больше похоже на деревню, нежели на мегаполис. У нас же многоэтажные «человейники» дотянулись уже до дачных посёлков – что за мания? Учитывая цены на столичную (а сегодня и подмосковную) недвижимость, вряд ли эти новостройки способны решить пресловутый квартирный вопрос.

Впрочем, вопрос этот существует отнюдь не только в столице и городах-миллионниках. Сегодня проблема жилья стала, пожалуй, даже более безнадёжной, чем была в советские годы. Тогда всё-таки можно было дождаться, когда «дадут» квартиру. В крайнем случае, если есть некоторые (не самые большие, кстати) деньги, вступить в кооператив. Сейчас всё это утопия. Однако упования на ипотеку ещё более утопичны. Не так много молодых семей, способных выложить не одну сотню тысяч на первый взнос. Если честно, то совсем мало, и по большей части – всё в той же Москве, где и зарплаты принципиально выше, и возможность манёвра на рынке труда несравнима. Вот и тянутся люди поближе к центру – в надежде на лучшее. Пусть хотя бы надежда будет…

Специалисты уже с тревогой говорят об «опустынивании» России, где тихо помирают не только «неперспективные» деревни, но и малые города. До них просто руки не доходят – разве что накроет наводнение, тогда приедет президент, и что-то начнёт меняться. Хотя и не факт.

Так что же – тупик? Если всё оставить, как есть, конечно, тупик. Демографическую проблему материнским капиталом не закроешь, людям нужна перспектива. Предположим, чтобы побывать в театре, можно из городка в областной центр доехать (если нормальный транспорт есть). А вот где работать? В большинстве малых городов из всей местной промышленности остался разве «пирожок», в лучшем случае – молокозавод. Выбор невелик: служить в магазине продавцом или торговать барахлом на вещевом рынке, если таковой имеется. Даже больницы после всей медицинской оптимизации остались не везде.

Мне было бы проще обо всём этом говорить, если бы можно было обвинить во всех грехах какого-нибудь министра или правительство в целом. Как бы объект для критики. Только беда в том, что проблема выходит далеко за рамки деятельности отдельно взятого министра, премьера или даже президента. Они – исполнительная власть, так же, как депутаты всех уровней обязаны принимать некие законы. Только вот что исполнять, для чего придумывать законы?

И вот я уже в который раз задаюсь неудобными вопросами. Есть ли в стране люди – учёные, экономисты, демографы, статистики, способные разработать то, что называется «экономической политикой»? С учётом нашей обширной и богатейшей территории, со всеми её большими и малыми городами. Политикой, где грандиозные национальные цели и проекты трансформируются в реальные перспективы конкретного маленького городка и деревень «Горелово, Неелово, Неурожайка тож». Такой, чтобы пацан из глубинки мог реализовать себя в каких-нибудь высоких технологиях, не уезжая от родного дома за тридевять земель. Циолковский, между прочим, жил в провинциальной Калуге (правда, теперь это – почти Москва), и ничего, оставил след на века.

Что касается освоения (точнее – оживления) дальних зауральских территорий, то, видимо, на Катерину Иванову с её девичьим отрядом надеяться сегодня не приходится. А может, попробовать по-другому? Например, не выделять «дальневосточный гектар» без инфраструктуры в надежде на некий предпринимательский гений будущих поселенцев, а просто строить посёлки, «со всеми удобствами», школой, детским садом, больницей, широкополосным интернетом и хорошим транспортным сообщением с ближним городом и его предприятиями. И просто – «давать» это жильё молодым семьям. Бесплатно, без всякой ипотеки. Честное слово, на круг – дешевле обойдётся.

…В старой советской песне пелось про то, как «мы покоряем пространство и время». Так оно и было до поры. Теперь же пространство покоряет нас, а за временем мы не успеваем.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+5 -0
682
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Дистанция огромного размера Дистанция огромного размера Злобный вирус снова оживился и своей «второй волной» добрался до России. Да так, что, например, московские власти опять рекомендовали людям из групп риска сидеть дома (к счастью, на сей раз без особого фанатизма), а всем остальным – по возможности перейти в дистанционный режим работы. Синдром мерчандайзера Синдром мерчандайзера Есть в торговле такая загадочная специальность – мерчандайзер. Попросту говоря, человек, перекладывающий в магазине товары своей фирмы на более выгодные места. Как-то так. Раньше назывался товароведом, а теперь красивое слово подобрали. Новый аттракцион – или пагубная привычка? Новый аттракцион – или пагубная привычка? Пока оптимисты обсуждают идею введения в России безусловного дохода, реалисты верстают бюджет.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

Новости »

 

Корпоративные новости »