Суббота, 07.12.2019
×
ИИС: как работает, чем привлекает, какие вопросы вызывает?

«Действовать решительно, нагло, креативно»

+2 -0
Аа +

Оценки влияния санкций на российскую экономику можно условно поделить на две категории. Одни эксперты предрекают России – по мере расширения санкционного портфеля – едва ли не полный экономический коллапс. Другие же – опираясь на успех нескольких более или менее крупных проектов – убеждают пессимистов, что санкции ровным счётом ничего не значат: так, что-то вроде злобных комариных укусов. Истина, как водится, лежит где-то посередине, и до неё пытались докопаться на очередном заседании Столыпинского клуба.

К обсуждению было предложено очень информативное и интересное выступление управляющего директора компании «Арбат-Капитал» Алексея Голубовича.

Разумеется, всех сегодня больше всего интересует дальнейшее развитие санкционного давления на Россию и, в частности, судьба наших зарубежных активов. А таковых, по данным Банка России, на 1 октября минувшего года насчитывалось $1,32 миллиарда: 900 миллиардов – активы ЦБ, остальные принадлежат гражданам и юридическим лицам –резидентам РФ. Основная часть приходится на прямые инвестиции в иностранный бизнес (в акции $350 миллиардов и ещё $160 миллиардов – в долги) и 318 миллиардов – в наличной валюте, депозитах и займах. Причём валютная структура этих активов заметно смещена в сторону доллара – 60-65%, тогда как активов в евро – всего 20%.

К сожалению, вытащить такие активы из-под американской юрисдикции – дело крайне сложное, потому что бизнес целиком продать гораздо сложнее, чем акции публичных компаний. Можно, конечно, перестать рефинансировать долги, но это – довольно сомнительный способ. Возврат портфельных инвестиций более доступен, однако, с другой стороны, и заморозить их проще простого – это если Штаты распространят санкции на всех российских граждан и их юридические лица.

Чем отвечать на санкции – вопрос болезненный, учитывая, что импорт американской продукции в прошлом году едва превысил $12 миллиардов, а наш экспорт в США и того меньше – $10,8 миллиардов. По большому счёту, контрсанкции можно применить лишь примерно к 9% ввозимых из США товаров и к 4% экспорта. Довольно трудно оценить и эффект ограничений для товарных знаков, оттока специалистов или, например, отказа от программного обеспечения. Другими словами, любые попытки отплатить за санкции той же, экономической «монетой», скорее всего, большого смысла не имеют.

Между тем, надо понимать, что все политические мотивы, которые США подкладывают под санкции – не причины, а всего лишь предлог, потому что реальная основа вражды – конкуренция за рынки энергоресурсов. Понятно, что любые политические уступки также бесполезны. Что могло бы удовлетворить Штаты, так это полная сдача рынка или допуск американского капитала в стратегические добывающие предприятия России на правах контролирующей силы…

Что касается Европы, то она в этом раскладе играет пассивную, зависимую роль. Однако осознавать это в полной мере в ЕС начали только после разрыва Трампом иранской сделки. На этом фоне у России есть хороший шанс восстановить отношения с ведущими европейскими странами.

Ясно, что США не собираются прекращать или хотя бы ослабить санкционный пресс. Скорее – наоборот, надо готовиться к новым запретам и ограничениям. Каким именно?

В продолжение темы журналист и аналитик Дмитрий Голубовский не только назвал основные точки уязвимости, но и предложил свои варианты выхода из той или иной ситуации.

Может, например, реализоваться давняя угроза отключить нашу страну от SWIFT – несмотря на то, что прямо эта система от США не зависит, её руководство может поддаться на давление или шантаж. Поэтому, возможно, есть смысл перевести на отдельную платформу расчёты внутри ЕАЭС, а со временем подключить к ней и других партнёров. Кроме того, выходом могла бы стать платформа на блокчейне и использование для неё вместо доллара международной бридж-валюты.

Довольно часто одной из наиболее болезненных точек называют торговлю за доллары. Но, по мнению Дмитрия Голубовского, это – дань инерции, ведь доля торговли с США в общем балансе мала. Вполне можно перейти на национальные валюты, конечно, создав для этого сооветствующие институты – как, скажем, китайский Эксимбанк. Что касается торговли с ЕС, то здесь вполне логично полностью перейти на евро.

А что делать с долларом как излюбленным средством сбережений, как частных, так и корпоративных? На самом деле, не обязательно отказываться от этой привязанности, если вера в доллар так сильна. Однако «в мире достаточно много эмитентов качественных долгов», те же сингапурские, китайские или – выборочно – европейские банки. Да, может быть, на первых порах придётся как-то перестроиться, но это всё-таки лучше, чем постоянно ждать, когда твои деньги попадут под очередные санкции. Как считает эксперт, «разумнее вообще уходить от американского доллара в резервах, отдавая предпочтение золоту и бумагах в валютах основных торговых партнёров» (каковым США для России не являются).

Примерно та же картина и с долларовыми инвестициями, которые Дмитрий Голубовский считает следствием «ущербной экономической политики, ставящей инвестиции в непосредственную зависимость от экспортной выручки».

Достаточно серьёзная угроза – технологическая блокада со стороны США. Может быть, она всё-таки заставит государство обратить самое пристальное внимание на собственных разработчиков. В том числе и на тех, кто готов быстро и хорошо копировать американские технологии, с тем, чтобы затем выпускать соответствующую продукцию уже под российским брендом. Так, кстати, действовали (и продолжают действовать) китайцы, что позволило им вырваться вперёд за считанные годы. Поэтому к рекомендации аналитика «действовать решительно, нагло, креативно» стоило бы прислушаться.

Вполне доступны подобные подходы и в развитии собственной финансовой логистики, для чего стоит создавать внутренние офшоры. К тому же, как уже и было сказано, на американском долларе свет клином не сошёлся, существуют вполне респектабельные валюты: швейцарский франк, гонконгский и сингапурский доллары. И трейдинговые компании, созданные в этих странах с государственным участием способны дать ликвидность, достаточную для обеспечения оборота. «Собственно, это и есть та самая пресловутая деофшоризация», – заметил эксперт.

…Разумеется, любые санкции, в том числе и экономические – как говорится, не подарок. Хотя в каком-то смысле и подарок. Во всяком случае – стимул, способный не только разбудить здоровую деловую инициативу, но и разворошить бюрократическое болото. И если насчёт первого можно не беспокоиться – чего-чего, а инициативы у россиян хоть отбавляй, то чиновничьи недомыслие и лень вполне могут похоронить их на самом старте. Чего не хотелось бы, честное слово.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »
+2 -0
291

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]