Понедельник, 17.06.2019

Пенсия по справедливости

+2 -0
Аа +

15 февраля на Делегатской улице обсуждали один из блоков «Стратегии роста», посвященный российской пенсионной системе. Программу представили Борис Титов — кандидат в президенты России и Анастасия Алехнович — директор Института экономики роста имени П.А. Столыпина.

Против фактов не попрёшь

Для начала — общеизвестные истины. Взносы в Пенсионный фонд в России составляют 22% от размера каждой зарплаты, что больше, нежели в среднем по миру. А вот размер пенсии у нас — в 8,5-10,5 раз меньше, чем, например, в благополучных Германии и Франции или в проблемных Испании и Италии. В 2,5-3 раза опередили Россию по этому показателю страны бывшего социалистического лагеря: Венгрия, Польша, Словакия, Чехия. И даже крохотные прибалтийские экономики — Латвия с Литвой опережают нас почти вдвое.

Поскольку прожить на наше пенсию не представляется возможным (даже при нашем смехотворном прожиточном минимуме, не учитывающем такие «мелочи», как оплата услуг ЖКХ и прочего), российский пенсионер расправил плечи и пошёл подрабатывать. Найти работу в пенсионном возрасте — хоть и трудно, но можно. Государство некоторое время смотрело на это сквозь пальцы, а потом спохватилось: жируют пенсионеры-то, надо их привести к порядку. И привели, для начала лишив индексации. При этом, заметьте, за работающих пенсионеров работодатель продолжает отчислять всё те же 22%.

Теперь по «голым» цифрам — в 2016 году средний размер назначенных пенсий составил 12391 рубль, а в 2017-м — 13336 рублей. Займёмся арифметикой и вычтем из этой суммы прожиточный минимум, например, по 2016 году. Получится аж 4310 рублей, в 2017-м — немного больше, 5225 рублей, из которых надо заплатить за квартиру, электричество и так далее. Что остаётся? Правильно, ничего не остаётся.

Что в результате? В прошлом году людей бедных (то есть тех, чьи доходы не дотягивают даже до прожиточного минимума) оказалось более 20 миллионов. Но, как мы только что вычислили, немногим «богаче» и те, кто этот минимум даже несколько превзошёл. Оставим, впрочем, пенсионеров в покое и обратимся к тем, кто работает. Чем ниже зарплата, тем меньше отчисления в бюджет и небюджетные фонды. Время от времени, правда, появляются сверхценные идеи — увеличить взносы с 22 до 34%. Последствия подобной акции предсказуемы — к тем 44% работников, кто получает зарплату в конверте, добавится если не столько же, то близко к тому. В итоге бюджет Пенсионного фонда опять же потеряет. Словом, говоря по-шахматному, цугцванг.

Фонд нарастающих проблем

Как вы думаете, из каких денег формируется Пенсионный фонд РФ? Из наших взносов? Если бы так… «Почти половина бюджета ПФР финансируется федеральным бюджетом. Объём безвозмездных поступлений из федерального бюджета в ПФР составил в 2016 году 3,3 триллиона рублей (или 44% доходов бюджета фонда). Это на 8,5% больше, чем в 2015 году и на 39,1% больше, чем в 2014-м». То есть налицо тенденция к нарастанию дефицита пенсионного бюджета, что и заставляет наши финансовые власти всё настойчивее предлагать всякого рода реформы пенсионной системы страны. Тут ведь и к гадалке ходить не надо — год от года будет требоваться всё больше бюджетных вливаний, и нет этому процессу конца.

Да ещё, говорят, демографическая проблема — даже название есть впечатляющее, «русский крест». Что касается старения населения, то здесь динамика вполне приемлемая, на уровне многих так называемых развитых стран. А вот с продолжительностью жизни, особенно мужской, дело обстоит гораздо хуже. Тут мы в компании с Габоном, Сенегалом, Мьянмой, Монголией и Пакистаном… Особенно впечатляюще выглядит график нашей продолжительности жизни мужчин по сравнению с китайской картинкой: они как начали в шестидесятых годах с 40 лет, так всё время идут вверх и уже заметно нас опережают. А мы — после пика в середине 80-х и провала «лихих» 90-х ползём вверх потихоньку. Но всё же вверх, что радует.

С другой стороны, для пенсионной системы — какая радость? Чем дольше «срок дожития» (есть такой малопривлекательный термин), тем выше нагрузка на пенсионный фонд. Попросту говоря, число пенсионеров растёт, а количество тех, кто работает и платит взносы, хоть и прибавляется, но не так заметно.

Отсюда понятно, идея повышения пенсионного возраста, критики которой резонно замечают, что, видимо, для пенсионной системы оптимальный вариант — это чтобы гражданин помирал немедленно после выхода на пенсию. Всё-таки, кажется мне, не наш это метод, нет? Не говоря уже о том, что найти работу в возрасте «за 50» чрезвычайно трудно.

От солидарности — к накоплению

Авторы предложенной командой Бориса Титова пенсионной концепции не без оснований считают, что действующая у нас ныне солидарная система не справляется: «Страховых взносов работающего населения катастрофически не хватает на выплату пенсий — Пенсионный фонд РФ находится в зависимости от трансфертов из федерального бюджета».

Казалось бы, в чём проблема? Ведь уже начали было формировать накопительную систему… Так-то оно так, только вот с 2014 года, как вы помните, накопительная часть пенсий заморожена, и пока никто не обещает, что она оттает в скором времени. А коль скоро так, трудно ждать доверия от людей. Между тем, как считают авторы концепции, «накопительная система с персональными счетами может быть наглядной, прозрачной и персонифицированной». Кстати, это отличный механизм и для формирования «длинных» ресурсов, в которых хронически нуждается экономика.

Только не надо повторять ошибку с «обязательной» накопительной частью. Практика показала, что те 6 «обязательных» процентов, что отчислялись из 22% — не сработали. Во всяком случае, положительной динамики не показал ни один из негосударственных пенсионных фондов. Более того, примерно каждый десятый НПФ обанкротился. Ну и, опять же, заморозка своё добавила.

Так что же делать?

Авторы «Стратегии роста» предлагают свой выход.

Во-первых, предлагается создать «фонд старших поколений» — для тех россиян, кто старше 1967 года рождения. Причём формироваться он должен напрямую из бюджета (хотя есть и вариант привлечения части страховых взносов). Борис Титов квалифицировал это так: «Государство обязано вернуть свой долг населению» (имея в виду, разумеется, все перетурбации, произошедшие с пенсиями во времена перестройки и перехода к рыночной экономике). В качестве дополнительного источника предлагается обложить доходы свыше миллиона рублей в месяц специальным, 25-процентным НДФЛ. Только ту сумму, что свыше миллиона.

Во-вторых, обязательную накопительную часть надо превратить в добровольную. Причём половину добровольных пенсионных отчислений работодатель может отнести на затраты при исчислении налога на прибыль.

В-третьих, снизить страховые платежи суммарно во все внебюджетные фонды вдвое — до 15%.

И, наконец, в-четвёртых, не облагать взносами в Пенсионный фонд работающих пенсионеров и индивидуальных предпринимателей.

Понимаю, что у этих предложений (особенно у второй их половины) найдется немало противников с бухгалтерским мышлением. Налоговик, как правило, одержим одной мыслью: что бы ещё выжать из налогоплательщика? Между тем, если не ограничиваться «латанием актуальной дыры», а заглянуть хотя бы на год-два вперёд, выяснится, что не потери здесь, а сплошные приобретения. Или что, вы думаете, от глупости западные правительства во время кризисов сбрасывают налоговую нагрузку? Скорее мы её наращиваем не от большого ума. Хочу (в который уже раз) напомнить, как отозвалось деловой сообщество на закон о поддержке малого бизнеса, который ввёл «упрощёнку» и оставил за мелкими предпринимателями только «подоходный» налог и 14-процентный взнос в ПФР. Мгновенно большинство предприятий стали показывать «белую» зарплату — химичить оказалось себе дороже. Помнится, уже в первые два года налоговики рапортовали об увеличении поступлений. Правда, когда в 2010-м решили заменить соцналог страховыми взносами, объясняли это тем, что якобы его снижение себя не оправдало. И поди тут разбери, когда врали…

С тех пор утекло немало воды и закрылось много малых предприятий, не выдержавших бесконечных налоговых экспериментов. А финансисты всё жалуются на нехватку денег…

Предложения «Стратегии роста» по пенсионной реформе кажутся мне вполне реальными. Прежде всего, потому, что её авторы, как говорится, «в теме», они не понаслышке знают, чем живёт и чем болеет бизнес. И — умеют считать. Не только «до двух», но и на годы вперёд.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости »

Корпоративные новости »