Вторник, 13.04.2021
×
Акценты рынка с Петром Пушкаревым - 13.04.2021

Не стреляйте в пианиста

Людмила Коваленко,

шеф-редактор проекта «Банки и деловой мир»

Совещание с членами правительства, которое Владимир Путин провёл 3 июля, было строгим. Ситуация тому способствовала – стихийное бедствие в Иркутской области.

Помимо этой, обсуждались и другие проблемы: цены на битум и авиационный керосин, тарифы на вывоз мусора, 6-процентные ипотечные кредиты... Хотя вроде бы основной темой было обозначено законодательное обеспечение национальных проектов. Но по ней прошлись совсем коротко, под конец встречи.

Вот это и тревожит. Текущих и неотложных проблем столько, что не до стратегических вопросов. И почему-то все они должны быть подконтрольны президенту. Понятно, он у нас энергичный и работоспособный – однако ведь многочисленное правительство тоже для чего-то существует? Для какой цели надо занимать время злополучными косатками, если всех уже выпустили? Зачем долго и нудно оправдывать взлёт «мусорных» тарифов? Кому нужна запутанная арифметика по ипотечным тарифам для молодых семей? Ну да, конечно, Антон Силуанов красноречием не грешит, но надо было особенно постараться, чтобы даже в напечатанном виде путаница осталась.

Признаться, я внимательно читаю стенограммы всех важных совещаний у президента. Впечатление, увы, одно и то же. Путин задаёт короткие и конкретные вопросы, получая в ответ невероятно многословные то ли объяснения, то ли оправдания. После чтения возникает неизменный вопрос: что это было? Нечто среднее между объяснением по поводу невыученного урока или опоздания на работу: нет, чтобы честно признаться – проспал, так ведь то «лифт застрял», то «автобуса ждал долго»…

В одной из прошлых колонок я радовалась тому, что к 2021 году сменят устаревшую нормативную базу. Похоже, рано радовалась – что-то такое подсказывает интуиция. Вот 8 июля – парламентские слушания по цифровой экономике, заявлено 700 участников. То есть опять обсуждать? Между прочим, на эту тему надо принять полсотни конкретных законов, иначе нацпроект повиснет в неправовом поле. О цифровой экономике говорят уже не первый год, пора бы уже не обсуждать, а быть «в теме».

Если уж заговорила о диджитализации, продолжу. Если не ошибаюсь, в 2014-м, в первую волну санкций, банкам и госструктурам рекомендовали перейти на отечественный софт. Ясное дело, никто не шелохнулся (остаётся надеяться, что оборонщики и до санкций предприняли необходимые меры). Сейчас вроде бы есть директива Минфина – значит, уже не рекомендации, а требование. И всё равно большинство организаций по-прежнему работает на западных платформах. Поскольку, судя по всему, отменять санкции никто не собирается, а усугублять всегда готовы, нас ждут весёлые времена. Обиднее всего то, что и деньги на импортозамещение в ИТ есть, и софтверные компании в России сильные, но… «Да никому это не надо!» – в сердцах сказал мне директор одной ИТ-компании, добавив, как водится, про жареного петуха.

А ведь, если судить по тем же стенограммам совещаний по нацпроектам, всё движется. Но, похоже, настолько скромными темпами, что незаметно не только со стороны, а и изнутри тоже. С другой стороны, о сути этих проектов публика толком и не знает – спасибо нам с вами, коллеги-журналисты.

Правда, на последнем санкт-петербургском МФК председатель Центробанка Эльвира Набиуллина высказалась в том смысле, что «российский финансовый сектор успешно оседлал цифровую волну» – и это верно, если иметь в виду инноваторов, которых в банковской системе не так уж много. И да – цифровая трансформация обходится им не просто дорого, а очень дорого. Поэтому можно лишь приветствовать запуск Банком России инфраструктурных проектов: и биометрию, и маркетплейс, и систему быстрых платежей. Только надо понимать, что сама по себе инфраструктура – не двигатель прогресса, а полезный инструмент, не более того.

Да, собственно, и сама по себе банковская система – тоже ведь инструмент, а никакая не финансовая империя. Последние пять лет продемонстрировали, как легко осыпаются и карлики, и гиганты. Честно говоря, понимая всю необходимость оздоровления, я всё же никогда не была сторонницей массовой зачистки банковского сектора по принципу «нет человека – нет проблемы». Банков-то стало вполовину меньше, а проблемы остались. Как-то знакомый финансовый аналитик сказал, что решить их можно одним способом: снести все банки до основанья и создать новые. Шутил, конечно. Но, как в каждой шутке, есть здесь и доля правды – почти все проблемы возникли вместе с коммерческими банками. В том числе и нежелание «возиться» с реальным сектором.

Вообще-то я могу понять глубинные причины огосударствления банковской системы, о чём все говорят с тревогой и возмущением. А каким ещё способом, кроме участия в капитале банка, заставить его кредитовать тот же малый бизнес? Все хотят «жирных» клиентов, а таких – наперечёт, и все они разобраны. С мелкими же хлопот много, а маржи мало. Даже тем, кто сумел поставить кредитование МСБ на поток, приходится трудно – иначе не просились бы они на санацию. Выход один – надо принуждать. Или ставить в такое положение, как банки с базовой лицензией, которым больше нигде не светит. Быть может, существуют и какие-то позитивные стимулы, но о таких что-то не слышно.

Надо сказать, доклад Эльвиры Набиуллиной на конгрессе выходил довольно далеко за рамки банковского сектора. Видимо, призывы общественности к Центробанку – чтобы он всё-таки взял на себя ответственность и за развитие экономики (хотя в законе о ЦБ об этом так ничего и не сказано), возымели действие. Другое дело, что принципиально нового в этой части выступления не было. Снова и снова – про инвестиционный климат и структурные реформы. Очень хотелось бы дожить до момента, когда эти заклинания каким-то образом всё же обернутся реальными преобразованиями.

…К сожалению, от публичных событий последнего месяца остаётся стойкое ощущение пробуксовки. Казалось бы, и слова произносятся верные, и даже предпринимаются некие шаги – и всё равно буксуем. Тут самое время взять – и обрушиться с критикой на министров, банкиров, депутатов и всех остальных. Но сказано же: не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Значит, так и умеют те, кого так сильно хочется поругать. Призывы же особо горячих голов: немедленно поменять пианистов – умиляют. Можно подумать, будто за углом выстроилась очередь классных управленцев, готовых принять на свои плечи всю тяжесть ответственности за развитие страны. Увы, такие, как Сергей Шойгу, который везде на своём месте, – штучный товар. Значит, надо готовить. Если хотите – воспитывать. И в этом смысле несколько спорная идея с выводом губернаторов на дорожные работы – лично мне понравилась.

Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Беззащитная опора Беззащитная опора «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне надежда и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!» (Иван Сергеевич Тургенев) Борьба за равноправие Борьба за равноправие По крайней мере одно умение мы точно освоили за прошедший пандемический год, и выражение «встретимся в Zoom» стало расхожим. Но, согласитесь, провести в дистанционном режиме целый съезд банковской ассоциации – это надо уметь. В Ассоциации российских банков делают это уже второй раз, и очень успешно. Петух уже пережарился Петух уже пережарился В русском фольклоре есть масса поговорок насчёт нашей национальной неторопливости. И про то, что мы долго запрягаем, зато быстро едем, и, конечно же, про жареного петуха, который должен клюнуть нас в определённое место, дабы мы очнулись.
Все статьи автора (97)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »