Воскресенье, 27.09.2020
×
Рынки, медведи и ослы. Блог Яна Арта - 26.09.2020

Вирусом нас не возьмёшь!

3 сентября в столичном отеле «Хаятт Ридженси» прошёл второй съезд Ассоциации банков России, которой в конце нынешнего года исполняется тридцать лет. Строго говоря, съезд всё-таки не второй, а 38-й по счёту, просто до прошлого года он созывался в формате Общего собрания. Да и сама ассоциация не так давно стала именоваться по-другому, что, впрочем, не изменило её особого внимания к региональным банкам.

Похоже, в нынешнем году съезд Ассоциации банков России стал первым офлайновым мероприятием такого масштаба. Что чувствовалось по общему настроению. Правда, особо не обнимались, поначалу даже пытались сохранить пресловутую дистанцию, но не очень получалось – соскучились. Само собой, организаторы съезда позаботились и о масках с перчатками – то есть приметы сложного периода были налицо. Но только приметы…

Честно говоря, я ожидала обычных для кризисной поры сетований на обстоятельства и прошений о помощи. Но не дождалась, ибо всё повернулось совсем по-иному.

Первый докладчик – президент АБР, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, разумеется, отметил, что собрались делегаты в непростое время, когда пандемия вызвала беспрецедентный мировой кризис, затронувший все страны, в том числе и Россию. А дальше депутат свернул на чисто деловые рельсы, напомнив, какие меры поддержки российской экономики уже приняты и какие ещё ожидаются. Возможно, кому-то то перечисленные им цифры и факты покажутся сухой статистикой. Только не тем, кто, например, получил кредитные каникулы или снижение ипотечной ставки. Сейчас-то мы уже попривыкли к «новой нормальности», а помните, каково было весной? И как люди, лишившиеся заработка или серьёзно потерявшие в доходах, начали слегка паниковать? Вот тогда-то и подоспела «ложка к обеду» в виде государственных дотаций. А получали их люди в основном на банковские счета – так что финансовая отрасль внесла свою лепту в антикризисный пакет.

Кстати, в ходе пленарного заседания Анатолий Аксаков – к удовольствию собравшихся – процитировал слова из приветственной телеграммы премьера Михаила Мишустина, назвавшего банки «опорой российской экономики». Полагаю, слова эти – не просто вежливая формула. Банковский сектор называли и кровеносной системой, и насосом. Но стоило только разразиться очередному кризису (а их мы пережили уже немало), как насос этот начинал качать деньги – в основном бюджетные – исключительно в одну, свою сторону. Что раздражало и экспертов, и рядового обывателя.

Так вот на сей раз, хотя особенности момента вроде и дают шанс что-то выпросить, банки ничего не просят. Ну, точнее – не просят денег. С одной стороны, потому что власти вовремя озаботились по части денежной поддержки и людей, и экономики. С другой, два предыдущих года сектор закончил с хорошей прибылью, и самое время применить её в деле. Даже в нынешнем, кризисном году банки за семь месяцев заработали уже 761 миллиард рублей прибыли (правда, 70% этой суммы – в первом квартале), надо полагать, к концу года выйдут на триллион рублей. Об этом, в частности, говорила в своём онлайн-выступлении председатель Банка России Эльвира Нибиуллина. И рекомендовала банкам «взвешенно подходить к выплате дивидендов» – что, наверное, совершенно правильно, учитывая, что до выхода из кризиса ещё далековато.

Хотя в самом начале своего выступления глава ЦБ подчеркнула, что падение экономики оказалось менее глубоким, чем ожидали. И уже сейчас деловая активность постепенно начала восстанавливаться. Не последнюю роль в этом сыграло заметное смягчение денежно-кредитной политики – снижение ключевой ставки до исторического минимума в 4,25% должно оживить кредитный процесс. Да, впрочем, уже оживляет. Так, рост корпоративных кредитов составил 5,5%, а к концу года ожидают увеличения этого показателя до 9%, отметила Набиуллина.

Свою роль сыграла и «тотальная» реструктуризация, поддержанная правительством. Пусть справляются и не все, однако всё-таки нет того резкого ухудшения, какое мы наблюдали в 2014-2015 годах. Да и средства вброшены немалые – общий объём реструктуризации почти 5 триллионов рублей.

Отдельный разговор – о розничном секторе. Основной рост кредитного портфеля здесь обеспечен ипотекой, а вот необеспеченных кредитов в его структуре поменьше. Что и понятно – во-первых, люди опасаются брать ссуды в столь сложный период, а во-вторых, банки стали осмотрительнее.

Много было сомнений по поводу депозитов, особенно в начале коронакризиса, когда люди в ожидании больших неприятностей (в том числе и банковских – память-то у нас хорошая) пытались сохранить свои деньги «под матрацем». Однако со временем тревога утихла, и за семь месяцев вклады приросли на 514 миллиардов рублей.

Конечно, банкиров, слушавших председателя Банка России, больше волновали вполне конкретные вопросы. Например, не прекратит ли Центробанк «послабления» резко и, что ещё хуже, неожиданно? На этот вопрос, заданный от лица банковского сообщества президентом ассоциации и особенно волнующий банки с базовой лицензией, Эльвира Набиуллина ответила вполне определённо: отменять послабления будут постепенно и аккуратно.

Надо сказать, спокойная тональность и деловой подход всех, выступавших на съезде: от «начальников» до «рядовых» банкиров – выглядела немного непривычно и неожиданно. Я уже говорила, что ждала каких-то жалоб и нервных речей. Но ничего такого не было – все слушали и слышали друг друга. И старались не только понять, но и по возможности дать внятные, не ускользающие ответы. Скажем, от небольшой армии банков с базовой лицензией выступала президент Енисейского объединённого банка Ассия Белоногова, которую волнуют не только (и даже не столько) текущие вопросы, сколько стратегия подобных кредитных организаций. Примерно в том же ключе выступал и её коллега Александр Арифов, председатель правления «РУНА-БАНКа». В своё время, когда принималось решение о пропорциональном регулировании, насчёт стратегии, в общем-то, не задумывались. Сегодня время пришло, поскольку водораздел между «большими» и «малыми» обозначился довольно резко. Между тем, право на жизнь и на развитие равно имеют и первые, и вторые. Другое дело, что каждой категории банков нужны и своя тактика, и своя стратегия. Отрадно, что это понимают не только сами банкиры, но и руководители АБР и Центробанка. Как это понимание воплотится в реальность, посмотрим.

Как и следовало ожидать, на съезде много говорили о цифровизации банкинга в целом и о дистанционном обслуживании в частности. Думаю, не надо объяснять, по какой причине. То, что ещё вчера многими воспринималось как благие пожелания, сегодня стало насущной необходимостью. Как отметила Эльвира Набиуллина, неготовность ряда банков к удалённому обслуживанию стала тормозом для их развития. (Да что там, добавлю от себя, по сути – преградой для существования). Понятно, что далеко не каждый банк может позволить себе то, что называется модным термином «экосистема», и здесь вряд ли можно говорить о какой-то справедливой конкуренции. Поэтому регулятор продумывает возможность создания цифровой инфраструктуры, к которой имели бы доступ все банки, независимо от их масштаба.

Известное высказывание о том, что любой кризис – не только потери, но и равные возможности, кажется нам банальным. Но ведь оно совершенно правильно обозначает хотя бы нынешний момент. Глава ЦБ такой возможностью назвала цифровизацию, и вряд ли кто-то возьмётся с ней спорить. Можно строить планы, спорить до бесконечности, а потом жизнь делает крутой поворот – и всё становится ясно. И бесспорно.

…Одним из самых симпатичных выступлений на съезде оказалась краткая, но ёмкая речь Оливера Хьюза, председателя правления «Тинькофф Банка». Он обозначил её как «частный взгляд» и заметил: «На моей памяти это не первый кризис. Но впервые банки не стали его источником и не получили глубоких ран».

Добавлю к этому, что на моей памяти ни на одном банковском мероприятии не звучало столько благодарных, тёплых и (это – специально для циников) искренних слов в адрес регулятора. Тот же Хьюз удивлённо вспоминал, как в самую горячую пору приходилось сидеть в офисе до поздней ночи, но, оказывается, и в ЦБ «часов не наблюдали» и были готовы помочь едва ли не в любое время суток.

Как хотите, а мне такой диалог нравится. Хорошо бы, конечно, не только во время кризиса, но: лиха беда – начало.

Москва.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »