«Чёрные лебеди» уже вылупились

- -
Аа +

В Экономическом клубе ФБК 12 февраля прошло очередное заседание, на сей раз посвящённое влиянию на мировую экономику вспышки пресловутого коронавируса и сопутствующей ей стаи «чёрных лебедей». Скажу сразу: вирусологов в числе приглашённых экспертов не было.

Как обычно, вначале директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев предложил собравшимся своё видение нынешней ситуации и перспектив её развития. Так сказать, для затравки. Пугать не пугал, на эмоции не давил, но выдал определённую информацию к размышлению. Как говорится, имеющий уши да услышит. И сделает свои выводы.

Если не ошибаюсь, мы уже года два ждём глобального кризиса. С претензиями, пожалуйста, к Николаю Кондратьеву с его теорией экономических циклов. Пока практика эту теорию подтверждает. Во всяком случае, начиная с 1970-х годов кризисы случаются периодически, с интервалом в 7-10 лет (Игорь Николаев привёл наглядную таблицу). А тут вот на тебе, задерживается. Хотя «чёрный лебедь» по имени коронавирус уже вылупился и потихоньку подрастает.

Всемирная организация здравоохранения не успела определиться: считать уханьскую болезнь эпидемией, пандемией или просто локальной вспышкой, как эксперты разного уровня уже выдали прогнозы по поводу возможных экономических последствий. Так, для России, по мнению АКРА, коронавирус может на 0,15-0,2% снизить ВВП. Свои убытки планируют и отрасли: скажем, потери туризма составят $100 миллионов, в продаже железнодорожных билетов – минус 300 миллионов рублей, и так далее. Это, конечно, всё семечки, но вот Bloomberg насчитал падение китайского спроса на нефть аж на 20%, что уже серьёзно, ибо две трети мирового спроса на нефтегазовые ресурсы приходится как раз на Китай.

Понятно, что все эти прикидки достаточно условны, а само развитие вспышки китайской пневмонии до масштабов эпидемии и, в худшем случае, пандемии тоже пока не имеет корректных обоснований и просчётов. Тем не менее, по мнению Игоря Николаева, вероятность глобального экономического кризиса растёт как минимум по двум причинам. Во-первых, мировая экономика вполне созрела для кризиса циклического характера. А во-вторых, вспышка коронавирусной инфекции уж слишком походит на «спусковой крючок». Или на «чёрного лебедя», как хотите… Правда, на эту роль сватали уже и brexit, и торговую войну США с Китаем, но не тянут эти события на полноценного «чёрного лебедя». А коронавирус, выходит, тянет?

Грешна, сопоставив цифры прошлых пандемий и нынешней вспышки, заподозрила было некий заговор (неясно, чей), о чём и спросила докладчика. Однако ни сам Игорь Николаев, ни другие эксперты никакой конспирологии здесь не обнаруживают (и слава Богу), а Николай Коварский, председатель совета директоров группы iMARS считает, что излишнее напряжение в обществе – следствие того, что китайские власти в своих антивирусных действиях несколько «пережали». Похоже на правду, ибо ничто так скоро не распространяется, как паника. Даже на ровном месте. Что уж говорить о загадочной болезни, для которой пока не найдено лекарства.

Но вернёмся к недавней истории глобальных кризисов. Если в 2008-м «спусковым крючком» послужил крах Lehman Brothers, за которым покатилось всё остальное, то пузырь доткомов созревал у всех на глазах, и за ставку на «новую экономику» многие героически держались вплоть до печального финала. Если воспользоваться выражением ещё одного эксперта – профессора Высшей школы экономики Олега Вьюгина, то в известной степени триггером кризиса 2000-2001 годов стало всеобщее разочарование. И мне, например, кажется, что ИТ-компании своим бурным и не всегда обоснованным ростом перегрели рынок, что и вылилось в резкий спад. На самом деле, два десятка лет назад рынок был просто не готов к «новой экономике», как, собственно, не готовы и сами компании.

Как считает Игорь Николаев, фундаментальной причиной любого мирового кризиса остаётся глобальная перекапитализация рынка. И с этой точки зрения нынешняя ситуация исключения не составляет: пузыри уже сформированы, осталось подождать: кто и на какой «спусковой крючок» нажмёт. Любопытно, кстати, что в США загодя предприняли действия, которые можно расценить как антикризисные.

О масштабах грядущего кризиса пока внятно никто не говорит. Но, если принять во внимание Китай как «отягчающий фактор», мало не покажется. В том числе и России – вряд ли нам удастся отсидеться в «тихой гавани». Начнём с того, что именно сейчас мы довольно решительно разворачиваемся на Восток. Ещё бы, Китай – это ни много ни мало, а 20% мирового ВВП. Однако – и это уже ни для кого не секрет – экономика КНР сегодня находится на траектории устойчивого снижения темпов роста. А тут ещё и уханьская пневмония – так сказать, для полноты картины. Понятно, что бурное начало вспышки связано с количеством, плотностью и мобильностью населения в этой стране. Примерно то же было в 2003-м, во время эпидемии SARS (если помните, была такая атипичная пневмония), и тогда временный шок обошёлся тому же Китаю в 1,05% ВВП, а на горизонте 10 лет – в 2,3%. Но тогда его экономика была на подъёме…

В процессе обсуждения доклада возник вопрос: а почему рынки так вяло реагируют на призрак «чёрного лебедя» (пока всё-таки призрак, согласитесь). Олег Вьюгин выразился даже более энергично: финансовые рынки игнорируют всё, и цикл явно затянулся. Возможно, потому что долговая проблема (основная для финансового рынка) так или иначе будет решена: снижением ли ставки, эмиссией или чем-то другим. Словом, никто не останется лицом к лицу со своими проблемами – такова вера в монетарные власти. Тем более что до сих пор этим властям всё сходило с рук: никакие смягчающие меры не привели к инфляции. Между тем, долгами отягощены сегодня все без исключения ведущие экономики мира. Может быть, именно это обстоятельство и диктует некую «нечувствительность»?

В целом же у Олега Вьюгина достаточно оптимистичный взгляд на дальнейшее развитие ситуации. И своё понимание того, почему нынешний цикл так затянулся. И в США, и в Европе, и в Китае он основан на внедрении новых технологий и «закончится только с их утилизацией». Но до этого ещё довольно далеко.

Разумеется, не обошли вниманием и нефтегазовый сектор, о судьбах которого говорил партнёр Rusenergy Михаил Крутихин. По его мнению, первый шок отрасль пережила, и после падения на 23-24% процента цены стали корректироваться – примерно на 2% ежедневно. Эксперт честно признался: на нефтяном рынке «ничего нельзя предвидеть». В том числе и потому, что существует он не автономно, а в тесном переплетении с рынком финансовым, где работают свои законы. Очевидно, что некоторого снижения цен на нефть не избежать, а вот будет ли оно обвальным, ещё вопрос. На самом деле, всё зависит от того, насколько долго удастся удерживать баланс спроса и предложения. Нефти-то в мире много, хоть залейся, но себестоимость её неминуемо будет расти по мере освоения таких неудобных месторождений, как, например, арктический шельф.

…Заканчивая эти заметки, услышала по радио обнадёживающую новость: прирост людей, заражённых коронавирусом, снизился на 48% – это сообщение ВОЗ. Так что на жирного «чёрного лебедя» он пока не тянет. Разве что – на гадкого утёнка.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »
- -
638

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Трейдинг с Яном Артом
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]