Пятница, 30.10.2020
×
Как выбирать акции. Инвестиционный портфель

Анатолий Аксаков: «Стагнация не может быть целью»

Итоги 2015 года подводит председатель Комитета Госдумы РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

- Анатолий Геннадьевич, чем вспомним 2015 год? Только проблемами? Или нашлось место и для позитива?

- Ну, если вспомнить, что в начале этого года, исходя из весьма драматичного развития событий, пессимисты предрекали падение ВВП на 20–23%, то дела на поверку не так уж плохи. Конечно, минус в плюс не превратился, но и спад не катастрофический. Да, минус 3,8–3,9% ВВП — это плохо. Но преодолимо. И — если судить хотя бы по автомобильным пробкам (не только московским, но и во всех крупных городах) — жизнь продолжается.

Что касается позитивных признаков, я бы отнёс к ним то, что начиная с июня потихоньку начало активизироваться корпоративное кредитование. Вот здесь мы от прежнего минуса уже перешли в небольшой плюс.

- Но, как считают некоторые эксперты, этот рост обусловлен тем, что крупные корпорации перешли с внешнего кредитования на внутреннее…

- Не только, есть сдвиги и в сегменте малого бизнеса. Главной причиной смены тренда я считаю постепенное снижение ключевой ставки. При 17% банковские ставки стали запретительными, и мы получили что-то вроде кредитного коллапса. По мере её снижения появился «свет в конце тоннеля», пока слабый — но появился. Думаю, здесь ситуация будет улучшаться вслед за дальнейшим уменьшением ключевой ставки.

Ещё один явно позитивный момент — итоги сентября и октября дали небольшой, около 2%, но всё-таки — рост промышленного производства, от месяца к месяцу. Интересно, что и инвестиции в сентябре выросли на 4% по отношению к августу. Понимаю, что в глазах скептика эти цифры не выглядят принципиальными, но мне кажется, сейчас надо присматриваться ко всем, даже небольшим признакам стабилизации. Надо же понимать, что инвестиции — это драйвер экономического роста, и даже малые ростки этого процесса дают повод к оптимизму. Если учесть, что в целом по году инвестиции у нас в минусе на 10–11%, такой сдвиг даёт надежду на перемены.

- Означают ли эти изменения, что мы достигли «дна» и готовы от него, наконец, оттолкнуться?

- Не очень люблю эти разговоры о «дне», но, похоже, что так и есть: определённое движение намечается, а в каких-то отраслях, к примеру, в военно-промышленном комплексе или в сельском хозяйстве, оно довольно наглядно.

Но скорее можно говорить о том, что экономика адаптировалась к условиям, которые нам «предложены»: низкие цены на энергоносители, санкционные ограничения и пр. Резервы для роста у нас есть, и главный из них — видимо, импортозамещение. Пока ещё сказывается девальвация рубля, отечественные товары востребованы на внутреннем рынке — и этот спрос надо насыщать, не забывая, конечно, о качестве.

Любопытно и то, что прирост прибыли в целом по экономике оказался высоким: от 30 до 40% (тут тоже сказался эффект девальвации), и какая-то часть прибылей, очевидно, пошла на инвестиции. Но тоже — весьма небольшая.

Вернее всего сегодня говорить об экономической стагнации, когда выраженного движения вперёд нет, но нет и дальнейшего сползания в минус. Зато есть возможность для перегруппировки сил, это очень важно.

- Как раз вы в Госдуме и к обсуждению бюджета приступили. Из замечаний вашего комитета к этому документу я поняла, что вам в нём далеко не всё нравится, это так?

- Главная претензия к представленному правительством бюджету именно в том, что он не предполагает перегруппировки сил, о которой я сказал. Совершенно непонятно, например, какими силами и ресурсами будет поддерживаться то же самое импортозамещение. Такое впечатление, что бюджет просто фиксирует statusquo: удержать ситуацию на том уровне, где мы сейчас находимся. Иными словами — пусть стагнация, лишь бы не упасть ниже. По моему мнению, такая алармистская позиция никуда не годится. Стагнация — это вовсе не стабильность, и она не может быть целью развития.

Да, понятно, что в этот бюджет закладывают и возможное дальнейшее снижение цен на нефть, и повышение ставки ФРС, которое может усилить волатильность рубля, но тем не менее «ставка на стагнацию» представляется мне неправильной.

- Не могу не вспомнить старую притчу о двух лягушках, одна из которых потонула в сметане, а другая, сбив масло, выбралась. То есть надо «сбивать масло»?

- Не просто надо — необходимо. Тем более что есть определённые резервы, которыми нужно разумно распорядиться. Разумеется, часть из них пойдёт на индексацию пенсий и другие социальные нужды, но обязательно нужно инвестировать средства и в экономику. Пока, похоже, правительство занимает выжидательную позицию и намерено использовать эти деньги не раньше чем во втором полугодии.

- А за счёт чего же планируется выйти на экономический рост? Пусть 0,7% — показатель минимальный, но всё-таки плюс. А если нет инвестиций, если падают доходы, следовательно, и спрос, откуда бы этому плюсу взяться?

- По мнению правительства, рост может произойти за счёт тех предприятий, которые начнут наращивать запасы за счёт внутренних резервов. Честно говоря, если исходить из нынешней ситуации, такое развитие событий представляется сомнительным — не знаю, хватит ли руководителям предприятий оптимизма, чтобы наращивать запасы...

И всё-таки источники роста есть, их как минимум три. Первый — индексация пенсий и социальные выплаты должны стимулировать внутренний спрос, в основном на наши, отечественные товары. Второй — как я уже говорил, инвестиции в экономику. И третий — должны финансироваться инвестиционные проекты, которые отобрал Внешэкономбанк, — пока у него нет достаточных средств на эти цели. Вы знаете, что мы «пробиваем» идею покупки Центробанком облигаций ВЭБ. Если она реализуется, проблема средств будет решена. И тогда инвестиционные проекты станут локомотивом, способным потянуть за собой весь «экономический состав».

А вообще инструментов и институтов для развития (не для стагнации!) у нас хватает. Другое дело, что надо наводить порядок и выделять из них самые работоспособные и эффективные. Видимо, в наступающем году как раз этим и предстоит заниматься в первую очередь.

- Тут такой вопрос возникает: а хватит ли у россиян терпения заниматься этим самым наведением порядка? Вы много ездите по стране, встречаетесь с людьми — как вы можете оценить общее настроение?

- Ну, терпения нашим людям не занимать, но власти нельзя злоупотреблять этим качеством народа. Поэтому очень важно хотя бы небольшое движение вперёд — нужен позитивный стимул. Если говорить о настроении уходящего года, то пессимизм — да, присутствует, но он не «чёрный», и есть в нём чисто наша, российская нотка: мол, не такое переживали, выстоим. Самое трудное, конечно, это — экономическая неопределённость. При полной, заметьте, политической стабильности. Посмотрите, как растёт доверие к президенту, как наши люди воспринимают действия России на мировой арене… На самом деле, это и есть наш главный ресурс. Но ещё раз повторю: нужны реальные шаги к восстановлению и развитию экономики, иначе этот источник оптимизма иссякнет. Пока же правительство не слишком расторопно. Более того, оно как бы плывёт по течению, его шаги продиктованы лишь конкретным моментом — нет стратегического взгляда.

- Следующий год — выборный. Как это обстоятельство может повлиять на ход экономических событий?

- Что греха таить, предвыборная гонка не всем кандидатам идёт на пользу. Один начинает разбрасываться беспочвенными посулами, другой превращает дебаты в свару… Но хочу надеяться, что за прошедшие годы политическая культура в нашей стране выросла, и популистская тенденция не «зашкалит». Тут ведь надо понимать, что под обещаниями всегда должна быть база, гарантирующая их исполнение. На мой взгляд, гораздо лучше, если кандидат предлагает реальную программу, — избиратели уже не верят тем, кто обещает «златые горы», ничем конкретным это не подкрепляя. В экономике такой подход тем более никуда не годится: кандидат должен видеть ситуацию в своём регионе, понимать, как её можно изменить к лучшему, и вовлекать в этот процесс избирателей.

- Вы, Анатолий Геннадьевич, как раз депутат от региона и, насколько я знаю, держите очень тесную связь с Чувашией. Скажите, насколько оправданны надежды на то, что восстановление экономики начнётся именно с регионов страны?

- Абсолютно оправданны, я в этом убеждён. Да, сейчас многие регионы отстают от столицы в развитии, в уровне жизни. Но там есть очень здоровое начало: люди по-настоящему любят свой край или город, готовы и стараются сделать для него всё, что им по силам, и даже более того. К сожалению, пресса мало пишет о том, что конкретно делается в регионах. А между тем, скажем, в Тюменской области за считанные годы запустили 10 заводов по самым современным технологиям, а в моей родной Чувашии — высокотехнологичное предприятие по производству солнечных батарей. И это только для примера. В регионах занимаются реальнымимпортозамещением, не особо заботясь о пиаре. Конечно, очень много зависит от губернаторов, от администрации, но в целом тенденция такая: я здесь живу и хочу, чтобы в моём городе стало жить лучше. Так что, как ни банальна эта истина, но Россия сильна именно своими регионами.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+2 -0
495
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Евгений Колобов: «Пандемия – старт цифровизации, которая интересна и выгодна всем участникам этого процесса» Евгений Колобов: «Пандемия – старт цифровизации, которая интересна и выгодна всем участникам этого процесса» Евгений Колобов, сооснователь и генеральный директор процессинговой компании VEPAY, рассказал порталу Finversia.ru о том, как пандемия привела к массовому переходу на онлайн-платежи. Люди, пусть и вынужденно, оценили удобства безналичных расчётов. Это привело к росту рынка, на котором работает VEPAY, как и бизнеса компании. Марат Сафиулин: «Хотим, чтобы у мошенников земля под ногами горела» Марат Сафиулин: «Хотим, чтобы у мошенников земля под ногами горела» Проект «СтопПирамида», призванный противостоять мошенничеству на финансовом рынке, открывает новые сервисы и видеоформат на канале Finversia-TV. О проекте рассказывает управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин. Анатолий Аксаков: «В ближайшей перспективе России надо работать над повышением цен на нефть, в дальней – нужна сильная несырьевая экономика» Анатолий Аксаков: «В ближайшей перспективе России надо работать над повышением цен на нефть, в дальней – нужна сильная несырьевая экономика» Какие финансовые законы являются сегодня приоритетными для развития рынка? Как формируется правовой «скелет» цифровой экономики? Что дают законы о категоризации инвесторов, кредитных каникулах, биометрии и цировых финансовых активах? Каковы перспективы рубля и почему России нужна сильная несырьевая экономика? На эти и другие вопросы редакции Finversia.ru и пула журналистов онлайн-марафона «Финансовая журналистика» отвечает председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »