Среда, 06.07.2022
×
Труд - это решение проблем. Но он может стать проблемой

Когда жареный петух клюнул

Почему-то этой весной всё чаще вспоминается поговорка про покушение жареного петуха, да ещё про гром, который должен грянуть, дабы тот самый мужик перекрестился. Вот оно всё вместе и сошлось – и петух, и гром, и санкции за компанию с кризисом. И это, надо сказать, весьма активизировало экономические и финансовые процессы. В российском случае – всё-таки больше в позитивном смысле. Хотя и не без проблем.

От перемены мест…

В этом году с традиционной встречей в банкиров с регулятором Бору как-то не задалось – с зимы пришлось перенести на более поздние сроки, и состоялась она в самом конце весны. Но уже не в подмосковном комплексе, а в столичном отеле. Впрочем, какая разница, где конкретно? Главное, кто и о чём говорил на этой встрече.

Надо сказать, регулятор выслал на неё мощный десант во главе с председателем Банка России и её первыми заместителями. Собственно, другого варианта не было: ситуация в финансовом секторе складывается весьма драматично. Тот самый случай, когда руководителям приходится работать без выходных и едва ли не в круглосуточном режиме. И потрудились не зря, это надо признать. Во всяком случае, широкая публика особых проблем не ощутила. Хотя и ринулась в феврале-марте изымать из банков свои кровные (и изъяли-таки, под триллион рублей), но потом вроде одумалась, и уже в апреле эта временная депозитная дыра была с лихвой перекрыта.

Примерно такая же история произошла и с курсом рубля, который сперва скакнул вниз так, что у особо слабонервных не выдерживала психика. А теперь ЦБ отрабатывает назад, чтобы сильный рубль не обездолил бюджет…

Вообще-то даже у самых злых критиков правительственного экономического курса не повернётся язык придираться к действиям властей в самый острый момент нынешнего кризиса, когда санкции сыпались, как из рога изобилия, только с обратным знаком. Правда, в публичном пространстве радикально настроенные эксперты предлагали значительно более суровый ответ, но, к счастью, у тех, кто принимает решения, хватило здравомыслия не крушить всё, «до основанья». Опять же, всегда полезно оставлять козыри, так сказать, в рукаве. Или даже в колоде.

Другое дело, что некоторые меры надо было принимать много раньше. В том числе в финансовом секторе. Скажем, только на моей памяти уже лет пятнадцать говорят о том, что нужно переходить на собственное программное обеспечение. И даже какие-то постановления принимались, едва ли не указы. Но, когда грянул пресловутый гром, оказалось, что львиная доля софта – западная, и с уходом с рынка зарубежных вендоров многие банки оказались в весьма сложной ситуации. И это при том, что наша страна считается в мире наиболее продвинутой именно по части цифровизации финансовой сферы, и разработчики у нас классные. Подвела старая привычка считать, будто всё отечественное – хуже привозного. Хотя за прошедшие годы уже по качеству многих продуктов питания можно было бы убедиться в обратном. Но это я так, к слову.

Вернёмся в столичный отель «Азимут», заменивший в нынешнем году привычные интерьеры Бора. На качество ежегодной встречи банкиров с руководством Банка России перемена места не повлияла. Мне даже показалось, что разговор был более конкретным и в то же время – более привязанным не только к проблемам отрасли как таковой, но и к задачам экономики в целом. Причём не на ближайший год, а всё-таки на перспективу.

Но обо всём по порядку…

В поисках архитектуры

Поскольку время в ЦБ сейчас горячее, поменялся и порядок выступлений руководителей. Начал «серию» Дмитрий Тулин, первый заместитель председателя Банка России, сразу оговорив, что не хочет предвосхищать завтрашний доклад Эльвиры Набиуллиной и постарается лишь обозначить ключевые задачи, которые сейчас стоят перед регулятором. Таковых насчитывается три. Во-первых, оценка финансовой устойчивости банков, во-вторых, постоянное взаимодействие с правительством и, в-третьих, модификация регуляторных подходов. Полагаю, первые две – по сути, констатация факта, если учесть, что Центральный банк в принципе несёт ответственность за устойчивость банковской системы, а без непрерывной работы с кабинетом не может обойтись при всей своей независимости. Что касается третьей задачи – по-моему, лет десять как минимум ЦБ только и знает, что их модифицирует. Становится ли банкам от этого работать проще – большой вопрос.

Кстати, несмотря на непрерывную наладку и настройку механизмов регулирования, сейчас работа эта ведётся, как признал Дмитрий Тулин, в ручном режиме. Но пообещал, что уже скоро перейдут к стратегическому планированию этого процесса. А заодно первый зампред оценил и то, что сделано за последние десять лет и что неоднозначно оценивается как в отрасли, так и в обществе: «Мы не зря проводили тяжелейшую работу по укреплению финансовой устойчивости банковского сектора, и эта работа включала неприятную часть, потому что часть участников рынка уходила. Но если бы мы этого не сделали, сейчас была бы катастрофа. А так катастрофы не будет. Будет донастройка, докапитализация».

Наверное, во многом спикер прав – очистить банковский сектор от недобросовестных игроков было необходимо. Хотя, положа руку на сердце, кто поручится за то, что среди нынешних «чистых» все без исключения безупречны? Это я не в качестве обвинения – просто пытаюсь взглянуть объективно. С другой стороны, до сих пор вызывает некоторые сомнения гонка за укрупнением. Кстати, тот же Тулин заметил, что чем крупнее банк, тем больше у него сейчас проблем. И об этом тоже предупреждали, когда регулятор сделал ставку на банковских гигантов (в российском, разумеется, понимании). Наконец, мы, по сути, лишились такой важной части сектора, как региональные банки, а они сейчас, в условиях санкций, могли бы очень пригодиться. Ну ладно, что сделано, то сделано, назад не воротишь.

Если говорить о близком будущем, Дмитрий Тулин обещал, что где-то в ноябре будут представлены детали новой «архитектуры финансового сектора». Пока, как заметил спикер, «это – предмет дискуссии», и упорно держал интригу. Что и правильно.

В целом выступление первого зампреда ЦБ было вполне в его индивидуальной манере – неторопливой и довольно спокойной. Единственное, что несколько напрягало – частые апелляции к неопределённости ситуации. Ну, что есть, то есть.

О пользе опережения

Когда слово предоставили Ольге Скоробогатовой, также первому зампреду Банка России, почему-то тут же вспомнились и общий скепсис по поводу карты «Мир», и недовольство банкиров тем, что, мол, зачем создавать какую-то дублирующую систему платежей. Теперь понятно, зачем? Так и хочется снять шляпу перед настойчивостью и последовательностью тех, кто пробивал, разрабатывал и внедрял своё, отечественное платёжное хозяйство. Как видите, пришлось оно весьма кстати.

Вообще выступление Ольги Скоробогатовой на фоне нынешних дискуссий с явными элементами алармизма, показалось мне, как бы это сказать – жизнеутверждающим, что ли. Поскольку компетентность её у меня лично не вызывает сомнений (доказательства, как говорится, в практике), как-то более реалистичным стал выглядеть тот же цифровой рубль. Тем более, что опираются она и её коллеги на наших разработчиков, которые, как она выразилась, способные «делать сверхсложные вещи в сверхкороткие сроки». Правда, она тут же оговорилась, заметив, что китайцы уже шесть лет разрабатывают цифровой юань, уже три года тестируют и пока не торопятся объявлять о его промышленном внедрении. Ну, у нас ситуация немножко иная, приходится спешить. Во всяком случае, пилотный проект на реальных операциях намечен на апрель будущего года.

Ещё одна проблема, с которой банки, можно сказать, замучились – биометрия. Ольга Скоробогатова говорила о «перезагрузке» единой биометрической системы. Впрочем, пока единой системы-то и нет в реальности – каждому банку приходится затевать биометрию с каждым новым клиентом, так что вопрос действительно назрел.

Видны ли контуры нового мира?

В общем-то контуры эти пока ещё только вырисовываются, по мнению председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной, чьё выступление стало ключевым моментом второго дня встречи. Однако «время тактических решений заканчивается», заявила она, видимо, имея в виду переход к стратегическим решениям, касающимся как роли банковской системы в развитии экономики страны, так и возможных изменений подходов к регулированию сектора.

Насчёт тактических решений всё понятно – санкционный февральский шок был такой силы, что дрогнули даже многие оптимисты – тем более что поначалу реакция рынка и социума была предсказуемо стихийной: отток вкладов, падение рубля, сбой логистики и прочие прелести. Что касается реакции на государственном уровне, о нём председатель ЦБ сказала скупо, но насыщенно: «Наши меры направлены были на борьбу с теми проблемами, которые возникали, что называется, здесь и сейчас. В итоге нам удалось защитить финансовую стабильность, не допустить раскручивания инфляционной спирали». И с этим не поспоришь, хотя цены в магазинах всё ещё не радуют.

Однако, как известно, на эту встречу банкиры собираются не для того, чтобы слушать о том, что сделано, а для того, чтобы узнать, по каким правилам им предстоит жить в обозримый период. Как раз этому и было в основном посвящено выступление Эльвиры Набиуллиной.

Первый вопрос, конечно, о деньгах – помогут ли банкам в случае чего? Помогут, но раздачи денег ждать не приходится. Всякий раз вопрос будет решаться соответственно финансовому состоянию банка и его собственным усилиям по сохранению капитала.

С другой стороны, и банкам придётся «входить в положение» заёмщиков – либо через реструктуризацию долга, либо через кредитные каникулы. И тоже – не бездумно.

Но, как бы ни важны были деньги, а банкиров, наверное, даже больше занимает вопрос о том, надолго ли сохранится так называемое ослабление регулирования, скоро ли снова начнут наказывать за невыполнение нормативов, которые сейчас отставили в сторонку? Общий ответ выглядит несколько размыто – мол, будем подходить к решению гибко. Хотя Эльвира Набиуллина и приоткрыла немного завесу: «Уже сейчас мы понимаем, что некоторые меры будут продлены на квартал или до конца года. Это касается, в частности, послабления по нормативам концентрации, которое призвано облегчить перевод кредитов от банков, подпавших под санкции, другим кредитным организациям, а также в целом способствует поддержанию кредитного портфеля».

Полагаю, многих банкиров очень обнадёжило обещание председателя ЦБ, касающееся «антиотмывочного» бумажного потока. Вместе с Росфинмониторингом Банк России думает над тем, как наконец его сократить. Среди возможных мер – ревизия операций, подлежащих обязательному контролю, и повышение подконтрольного минимума до миллиона рублей.

Ближе к концу выступления возник ещё один вопрос – немного неожиданный и довольно любопытный. Оказывается, диджитализация банковской сферы привела к тому, что некоторые банки (перечислять, наверное, не обязательно, они все на слуху) решили, что теперь они вовсе и не банки, а скорее ИТ-компании. А значит, хорошо бы получить те льготы, которые президент с премьером выделили айтишникам. Как известно, эту инициативу поддержали и банковские ассоциации, да и глава ЦБ не отринула её на корню, более того, сказала, что регулятор относится к такой идее положительно.

Так что контуры нового финансового мира рисуются слегка даже фантастическими. Помните, ещё лет десять-пятнадцать назад банкиров пугали, что рынок из-под них выдернут разного рода небанковские организации? Как видим, они это приняли к сведению и, так сказать, подсуетились.

У меня только один вопросик остался – учитывая, какими семимильными шагами движется цифровой прогресс, можно ли всё-таки ожидать, что объёмы отчётности сократятся? Или, наоборот, удвоятся?

Когда доллару скажут «Good bye»?

Пожалуй, самое большое оживление в зале вызвало выступление главы ВТБ Андрея Костина. Потому что хоть и начал он с констатации того, что России объявлена настоящая финансовая война (а уж его-то банку досталось, как, наверное, никому другому), но рыдать на эту тему не стал. А поставил вопрос, как говорится, ребром – о том, что пора бы отказаться от менталитета, во власти которого мы жили последние тридцать лет.

Не стану пересказывать то, что говорил Андрей Леонидович, при желании вы можете прочесть это, причём не только у него. И это стало, если хотите, уже не экономическим (точнее, не только экономическим), но скорее уже идеологическим вопросом. Речь не о том, что надо срочно взять на вооружение идеи «чучхе» – достаточно просто глаза протереть и оглянуться на то, что происходит в подлунном мире. Иначе придётся опять вскакивать на подножку уходящего трамвая. Глобализация, в той форме, которую навязали миру США, провалилась. Хотя в самой идее глобального мира ничего особо криминального нет – почитайте братьев Стругацких, тогда поймёте, почему наряду с «ужасными» дельцами эту идею разделяли и романтики-утописты. Кстати, если брать за основу хронологию фантастических романов, так мы уже лет пять, как должны жить во всеобщем мире и благоденствии. Но что-то пошло не так…

В любом случае, нас с вами клюнула уже целая стая жареных петухов, так что стоит, во-первых, активизировать здоровый скепсис по поводу глобализации, а во-вторых, как-то реанимировать чувство национального достоинства. И вспомнить древнюю заповедь о том, что не надо творить себе кумира. А уж кумир в виде зелёной бумажки – вообще ни в какие ворота не лезет.

Мне скажут, что, мол, доллар хоронят уже лет пятьдесят, со времён Ямайки и отмены «золотого стандарта». Поскольку я не Кассандра, не бабушка Ванга и не финансовый эксперт, прогнозов делать не возьмусь. Но, по-моему, не надо быть пророком, чтобы видеть, как стремительно и опасно меняется мир. И делать выводы.

Москва.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Курс рубля и «американская инфляция» для россиян Курс рубля и «американская инфляция» для россиян Курс рубля начинают опускать. Российские олигархи потеряли 36 млрд. долларов. Бюджеты пытаются скрывать? Макдональд открывает бизнес в России. ВВП и зарплаты снижаются – тарифы растут. «Параллельный импорт» граничит со «схематозом». Сбербанк отменил дивиденды акционерам, но поднял зарплаты своим сотрудникам. Банкиры хотят избавиться от «базельских стандартов». Открытые двери на «странной войне». Amazon приобретет долю в Grubhub компании Just Eat Takeaway в целях расширения сервиса по доставке еды в США Amazon приобретет долю в Grubhub компании Just Eat Takeaway в целях расширения сервиса по доставке еды в США Amazon согласилась приобрести 2% акций Grubhub, компании Just Eat Takeaway.com, испытывающей трудности с доставкой еды в США, и предложит своим привилегированным членам клуба Prime доступ к услуге на один год. Алексей Руденко: «Наша новая линейка – это радикальная трансформация, переосмысление ИСЖ» Алексей Руденко: «Наша новая линейка – это радикальная трансформация, переосмысление ИСЖ» Алексей Руденко, генеральный директор СК «Росгосстрах Жизнь», рассказал о факторах, которые уже привели к серьезной трансформации продуктов страхования жизни и тенденциях рынка на ближайшее будущее, а также о том, какие новые доходные программы страхования предлагает компания.

Канал Finversia на YouTube

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »