Среда, 23.10.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 23.10.2019

Подмена понятий

+29 -0
Аа + 4
Шаген Китьян,

банковский эксперт

Не надо путать Гиппократа с гиппопотамом. (NN)

Удивительно, но, несмотря на все пертурбации, случившиеся в начале 90-х годов, уровень коррупции в стране был значительно ниже существующего на сегодняшний день. Видимо, в тот период криминальное обогащение достигалось путем «облегчения карманов» населения, в основном через механизм «финансовых пирамид» и казнокрадства в виде «распиливания» оставшегося в наследство советского имущества. Насколько «облегчили карманы», примерно известно – это сумма, эквивалентная $2 млрд. А что касается объемов «распиливания», то об этом можно только догадываться. Но факт остается фактом, что 500 крупнейших предприятий страны стоимостью не менее $200 млрд. были проданы за $7,2 млрд. в ходе ваучерной приватизации. При всем при этом в 1997 году страна занимала 49-е место в мире по уровню коррупции.

Финансовый кризис 1998 года принес много бед, но одновременно кое в чем изменил ситуацию в лучшую сторону. В стране усилился финансовый контроль и со сцены практически сошли различного рода «пирамидостроители», в том числе и банковские. Несколько сократился объем теневой экономики и «обнальных операций». Из газет и журналов того времени исчезли многочисленные предложения по обналичиванию денежных средств.

Однако усиление финансового контроля, естественно, способствовало усилению власти бюрократии. В условиях плохо работающих законов и отсутствия должного воспитания населения это привело к усилению процессов коррупции, казнокрадства (но уже в основном не имущества, а финансов) и связанных с ними операций по незаконному обналичиванию денежных средств. В 2000 году были лишены лицензий 44 банка и все практически по причине незаконного обналичивания. В этот год страна вышла на 82-е место (из 90 возможных) по уровню коррупции.

Смена руководства страны в 2000 году и ожидание «жесткого» курса привело к уменьшению уровня коррупции и казнокрадства, и к 2002 году Россия заняла уже 71-е место (из 102 возможных) в общемировом коррупционном списке стран.

Однако бюрократия сумела адаптироваться к существующим условиям, коррупция и казнокрадство усилились, и страна в 2004 году вновь «провалилась», заняв 90-е место (из 146 возможных) в общемировом коррупционном списке стран. В этот год был принят закон о страховании вкладов физических лиц, и для вхождения в систему страхования требовалось раскрытие информации о реальных владельцах банков, что привело к сокращению количества банков, занимающихся «обнальными» операциями, но, увы, не повлияло на уровень коррупции и казнокрадства. Что косвенно говорит о том, что в тот период уже не банки являлись главным звеном в противозаконных операциях по «обналичке», а совсем другие структуры («обнальные конторы»), для которых банки были лишь инструментом в своих операциях.

В 2006 году первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман оценивал объём рынка коррупции в России в $240 с лишним миллиардов.

Более того, к 2008 году коррупция усилилась, и страна заняла 147-е место (из 180 возможных). В целях борьбы с коррупцией в России в июле 2008 года президентом России был утверждён Национальный план противодействия коррупции, сроком на 2 года. В дальнейшем он выпускался 4 раза.

В 2009 году эксперты оценивали коррупционный рынок России уже в $300 млрд.

К 2012 году в результате проводимых мер по борьбе с коррупцией ее уровень несколько снизился, и страна заняла 133-е место (из 176 возможных). С целью дальнейшего снижения уровня коррупции и казнокрадства было принято решение усилить борьбу в секторе незаконного обналичивания денежных средств как важнейшей составной части криминального механизма.

Видимо в этот момент и произошла ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ на уровне топ-исполнителей. Вместо того, чтобы начать борьбу с «обнальными конторами», которые в современных условиях являются локомотивами «обнального бизнеса» (по мнению экспертов, в Москве насчитывается порядка 40 «обнальных» площадок), был создан, с подачи Германа Грефа, «банковский триумвират» (Юрий Исаев, Эльвира Набиуллина, Андрей Белоусов), который и начал с энтузиазмом «обрабатывать» банковскую систему. В итоге за период с 24 июня 2013 года по 17 марта 2017 года было отозвано лицензий и ликвидировано 367 банков, нанесен огромный материальный и моральный ущерб клиентам банков, собственникам и государству. Вначале в мемориальный список попали банки, которым инкриминировалось проведение сомнительных операций с наличными денежными средствами, затем те, у которых вдруг обнаружили существенную недостоверность отчетности и неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, и наконец известные «рекордсмены», которые вывели свои активы за рубеж прямо под неусыпным оком Центробанка, но он почему-то этого вовремя не заметил.

Помогло ли это делу борьбы с коррупцией? Судите сами. В 2013 году страна занимала 127-е место (из 177 возможных) в общемировом списке стран по уровню коррупции, а к 2016 году страна снова «провалилась» и заняла 131-е место (из 176 возможных). Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка оценил общую сумму ущерба от коррупции в 2016 году почти в 44 млрд. рублей. А об объемах коррупционного рынка приходится только догадываться.

Вот что случается, когда происходит ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ, когда начинают путать Гиппократа с гиппопотамом и бороться не с тем и не там. При этом я понимаю, что существует ряд банков, которые, конечно, должны быть выведены из игры. Но совершенно очевидно, что их не может быть так много (сколько уже «убил» и собирается в перспективе «убить» Центробанк). Кроме того, и процедуры вывода должны быть разумными и щадящими (как говорил Гиппократ: «primum non nocere», или дословно: «прежде всего – не навреди»).

А могло ли все быть по-другому? Могла ли случиться реальная война с коррупцией? Это - вряд ли. Где тогда брать наличные для взяток, как положить в карман украденное из бюджета, как «оптимизировать» налоги, как уходить от ответственности и т. п.? Бюрократическая система этого допустить не могла и не допустила!

Интересно, можно ли вообще победить коррупцию? Видимо, нет. Даже если государство введет «драконовские меры» (например, как при Петре I, когда он зачастую интересовался у генерал-прокурора Павла Ягужинского: «А скажи-ка мне, Павел Иванович, хватит ли тех денег, что этот мздоимец и казнокрад украл у отечества, на покупку веревки, чтобы его повесить? Ежели хватит - вешай»), то, в «ноль» коррупцию свести все равно не удастся. Все равно останется какой-то процент людей, у которых это явление обусловлено генетическими причинами (по крайней мере, так утверждают эксперты, работающие в этой области). Да и затраты на борьбу с коррупцией с определенного уровня начинают резко возрастать, и эффективность всего процесса падает. Так что с коррупцией, конечно, бороться необходимо, но искоренить ее окончательно, скорее всего невозможно.

А как насчет Центробанка? Планирует ли он свертывать кампанию по борьбе с «банковскими замарашками» или нет? Вопрос, конечно, интересный. Еще совсем недавно Центробанк, на самом высоком уровне, делал «успокоительные» заявления, что чистка банковской системы практически заканчивается и Центробанк скоро перейдет к новым методам банковского надзора. И вдруг, как гром среди ясного неба, прозвучало заявление, что Центробанк планирует завершить расчистку банковского сектора от недобросовестных игроков и «потемкинских банков» к 2019 году.

Обратите, пожалуйста, внимание на траекторию движения центробанковской мысли. Зачистка началась с лозунга «зачистим систему от плохих банков» (качественная оценка), далее переход к «сократим банковскую систему примерно на 300-400 банков, и это ее очистит» (количественная оценка) и наконец «расчистка закончится к 2019 году» (временнАя оценка).

Обалдеть! Центробанку, похоже, удалось совместить пространство и время! Ну, прямо как в известном армейском анекдоте. Прапорщик: «Сегодня мы будем совмещать пространство и время». Солдат: «Это как?» – «А вот так», - отвечает прапорщик: «Будем копать траншею от забора и до обеда».

Если бы один из основателей современной теоретической физики Альберт Эйнштейн, много сделавший для понимания пространства, материи и времени, узнал бы о существовании траектории движения центробанковской мысли, то он наверняка отказался бы от своей заслуженной Нобелевской премии. И сказал свою знаменитую фразу: «Вы думаете, всё так просто? Да, всё просто. Но совсем не так»!

Похоже на то, что Центробанк совсем запутался и принимает решения от «фонаря» лишь потому, что делать что-то надо, а у «фонаря» светло и легче искать. Правда, есть некоторые опасения, что Центробанку не очень-то понятно, какие решения надо вообще искать. А все достижения Центробанка в области борьбы с криминалом – это, видимо, всего лишь словесный флёр над реальностью.

Согласитесь, что это очень плохо. Хотя бы потому, что общество не знает, что можно в принципе еще ожидать от Центробанка и, главное, когда у Центробанка реально начнется «обед». Не так ли?

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+29 -0
1380
Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Лондон, гудбай? Лондон, гудбай? Закрой глаза и думай об Англии (совет королевы Виктории своей дочери в брачную ночь). Терра инкогнита Терра инкогнита Отцы у нас разные, но жизнь одинаковая (С. Альтов). Цифровая «экономика» Цифровая «экономика» Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи… (А. Пушкин)
Все статьи автора (11)

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]