Среда, 23.10.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 23.10.2019

Фокусы Центробанка. Это сладкое слово - санация

+14 -0
Аа + 3
Шаген Китьян,

банковский эксперт

Муравей: «Не я воюю. Воюет муравейник». (К. Чапек).

Способы «ликвидации» российской банковской системы уже были описаны в статье: «Сон в зимнюю ночь, или гипотеза Тортилы о банках». Теперь давайте попробуем разобраться в том, что такое санация банков и почему с ней все-таки начали происходить ожидаемые метаморфозы.

Санация банков и любовь - явления разные, но что-то общее у них определенно есть. Говорят, что возникающие ощущения, в обоих случаях, удивительно похожи друг на друга и невыразимо приятны: и тогда, когда на пике любовных эмоций мозг взрывается шрапнелью от чувств, практически не описываемых в терминах человеческого языка, и тогда, когда появляется пусть пока еще слабый, но вполне обоняемый запах огромных, практически бесконтрольных государственных денег (как правило) обещанных «нужному» банку со стороны Центробанка и Агентства по страхованию вкладов, которые якобы и должны быть эффективно использованы на экономическое и финансовое оздоровление банка, который еще не умер, но и живым-то его уже назвать очень трудно.

Теоретически, если процедура санации пройдет успешно и банкротство этого «полуживого» банка будет предотвращено, то тогда вроде бы всем повезло! Центробанк напечатает в прессе, что сделал еще одно доброе дело, причем не такое мерзопакостное, как борьба с «банковскими замарашками», а вполне благородное, спасшее банк, который еще, наверное, может кому-нибудь и для чего-нибудь пригодиться. В противном случае всегда можно сказать: мы сделали все, что смогли, но обстоятельства оказались сильнее нас. Только следует помнить, что по оценке рейтингового агентства «Fitch» в 2013-2015 годах государство потратило 3,36 трлн совсем не лишних рублей на поддержку и чистку банковского сектора. Причем половина этих денег ушла именно на санацию «плохо работающих» банков, что очень сильно удивило и общество, и власть!

С чего же обычно начинается процесс санации банка в настоящее время? Как всегда - с Центробанка. Он предупреждает «проштрафившийся» банк, что размер его капитала ниже допустимого требования и обязывает привести его в соответствие. Одновременно с этим Центробанк направляет предложение Агентству по страхованию вкладов о возможной процедуре санации банка. Агентство, соответственно, проводит оценку возможности и целесообразности реструктуризации банка. Если Агентство по страхованию вкладов откажется от спасения банка, то банку грозит «высшая мера социальной защиты» – отзыв лицензии с возможными уголовными последствиями для должностных лиц банка. Если же Агентство придет к мнению о целесообразности санации банка, то оно осуществляет разработку плана оздоровления, который, естественно, согласовывает с Центробанком. Откуда сейчас берет деньги Агентство на подобные мероприятия? Оно берет их из трех источников: кредиты Центробанка, средства Российского фонда федерального имущества и собственные средства Агентства.

Видимо, первые интересные «фокусы» начинаются именно здесь. На этом маленьком, но очень завораживающем «пятачке» Центробанком создается в процессе санации специальный орган управления, носящий название «временная администрация», и, видимо, тут-то и начинает прорисовываться шаг за шагом картина будущей «большой любви», где каждый участник функционально необходим всем остальным и со своей стороны привносит в процесс свое неповторимое очарование, сдобренное неподдельным финансовым интересом и прочими возможностями. Кто-то принес большую финансовую помощь (источник см. выше) и щедро раздал всем участникам «большой любви» (и себя любимого, возможно, не забыл); кому-то пришлось изрядно переструктурироваться; некоторым пришлось провести замысловатые преобразования над пассивами и активами; другие приобрели акции на право участия в «большой любви»; кое-кто вначале жаловался на несоответствие размеров собственных средств и капитала, но оказалось, что в данном случае это вещь поправимая.

Правда, любое дело, даже такое задорное, как банковская санация, имеет свои подводные камни и издержки. Видимо, вторые интересные «фокусы» начинаются именно здесь. У некоторых участников стал явно проглядывать избыточный финансовый аппетит. У санируемых появилась ликвидность и тяга к неконтролируемости, кто-то просто сбежал к санатору и попытался построить с ним перспективное будущее. Некоторые санаторы прибрали к рукам филиальные сети санируемых, другие стали «клянчить» дополнительные кредиты под предлогом, что «большую любовь» надо поддерживать (потому что, как говорил еще Аристотель, «целое всегда больше суммы ее частей», а за это надо платить!). Ряд санаторов стал не по-джентльменски заставлять санируемых обменивать свои ликвиды на неликвиды санаторов (ну прямо, как в 1624 году, когда управляющий голландской Вест-Индийской компании Питер Минюит выкупил у индейцев за бусы (на сумму в 24 доллара) скалистый остров Манхэттен, который стал потом частью Нью-Йорка).

На все эти «странности» при желании можно найти множество «правдоподобных» оправданий. Но вот почему Центробанк посреди всего этого маскарада напрочь забыл о тех людях, которые вообще не участвуют в этой «большой любви», но при этом косвенно несут нагрузку в виде бремени ряда налогов? А забытые - это, как правило, самые необеспеченные слои нашего общества. Это что вообще игнорируется Центробанком и не прописано в используемых им «сценариях»?

В конечном итоге, Центробанк остался недовольным применяемой схемой (видимо, были учтены не все его разноплановые интересы), признал, что схема очень долгая и дорогая. И заявил, что планирует создать собственную 100%-ную дочку – Фонд консолидации банковского сектора, который сам (Фонд) будет входить в капитал санируемых банков, покупая их акции, и после реанимации банков выставлять их на продажу. Видимо, третьи интересные «фокусы» начинаются именно здесь. Кредитов на оздоровление больше выдаваться не будет: деньги Фонд будет давать на невозвратной основе. То есть Центробанк решил держать все деньги, направляемые на санацию, в одной «корзине» и не спускать с нее глаз ни при каких обстоятельствах! Если порядка в банковской системе от этих мер будет больше, то это очень хорошо, но иногда лекарства оказываются пострашнее болезни.

Так что же в действительности могло послужить причиной смены идеологии санации банков? Большие расходы или недостаточная скорость «ликвидации» банков? Видимо и то, и другое. Дело в том, что за период правления Эльвиры Набиуллиной было ликвидировано более 300 банков. Много, но, видимо, еще далеко до той заветной черты, когда можно, устало вздохнув, сказать: «Ну, вроде бы хватит». Да и психологически такая ликвидация начинает раздражать общество, потому что очень напоминает процедуру отрезания хвоста у собаки по частям, на виду у удивленной публики. Шуму много, работы еще непочатый край, да и расходы «зашкаливают».

И тут, видимо, кто-то в Центробанке вспомнил слова (только с точностью до наоборот) бывшего министра здравоохранения СССР Николая Семашко, который в 30-ые годы прошлого века заявил: «Здоровье трудящихся - дело рук самих трудящихся!». Другими словами, Центробанку для продолжения ведения своей «истребительной» политики необходимо было найти способ логично совместить два разных механизма: один - это «ликвидация» банков, а другой - «санация, переходящая в утилизацию» и сделать ряд банков обязательными участниками этой «игры». Что и было быстренько сделано. В Государственную Думу ФС РФ были внесены (28 декабря 2016 года) два законопроекта: а) № 66477-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»; б) № 66499-7«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в связи с созданием дополнительных механизмов финансового оздоровления кредитных организаций). Причем для ускорения процесса (и, видимо, желания остаться в «тени») законопроекты были внесены Центробанком не через Правительство РФ (как обычно), а через представителей Федерального Собрания РФ.

Первый законопроект предусматривает разделение банков по перечню допустимых операций (вводится новое понятие - банки с базовой лицензией), уменьшает этим ресурсы (а это верный способ убить любую систему), поступающие в банки (реально от физических лиц), упрощает требования к регулированию банков и фактически дает зеленый свет для инвестирования этих средств в рисковый малый и средний бизнес. Все - круг замкнулся! После этого скорость естественного «убывания» банков резко повысится. По оценке самих банкиров после принятия этих двух законов с рынка быстро «уйдет» еще порядка 300 банков. Претендующих на санацию останется раз - два и обчелся. Видимо, поэтому Центробанк и считает, что создание дополнительных механизмов финансового оздоровления кредитных организаций будет совсем необременительно, и больших денежных объемов больше не потребуется. «Браво», Центробанк! Но следует всегда помнить, что любые попытки простого решения сложных задач, как правило, ПАТОЛОГИЧНЫ и нередко являются в дальнейшем источником выбора ложных путей приводящих к серьезным срывам и кризисам!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+14 -0
791
Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Лондон, гудбай? Лондон, гудбай? Закрой глаза и думай об Англии (совет королевы Виктории своей дочери в брачную ночь). Терра инкогнита Терра инкогнита Отцы у нас разные, но жизнь одинаковая (С. Альтов). Цифровая «экономика» Цифровая «экономика» Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи… (А. Пушкин)
Все статьи автора (11)

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]