Понедельник, 09.12.2019
×
Экономическая статистика становится все важнее. Блог Яна Арта - 09.12.2019

Трансформация

+4 -0
Аа + 1
Шаген Китьян,

банковский эксперт

Факты и иллюзии гибнут, мемы остаются.

Запад рукоплескал, когда начался парад суверенитетов и в декабре 1991 года окончательно развалился Советский Союз. Рукоплескал, но все же не был инициатором этого развала. Спецслужбы страны считались одними из самых сильных в мире и никогда бы не допустили подобного развития событий. Запад подтянулся к процессу позднее, когда началось разграбление его наследства. Причины развала внутренние. Что же произошло на самом деле? Почему в реальности этот могучий колосс (по мнению американцев – гигант в лохмотьях) оказался стоящим на глиняных ногах. Чтобы понять это, давайте обратимся к истории.

Еще в 4 веке до нашей эры древнегреческий философ Аристотель утверждал, что богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности. Этот мем с энтузиазмом восприняли большевики во главе с Владимиром Лениным и реализовали его в ходе революции 1917 года. «Кочевники революции» стали переходить к оседлому образу жизни и в них проснулись обывательские черты. Но что-то пошло не так. Провал политики военного коммунизма и переход в 1921 году к НЭПу грозил обернуться для правящей коммунистической элиты потерей власти в стране. Чтобы этого не произошло, необходимо было создать механизм назначения нужных людей на ключевые позиции в политической, экономической, военной, промышленной, сельскохозяйственной и научно-образовательной системах государства и поддерживать требуемый иерархический уровень их материального благополучия. На таких людей можно было бы в дальнейшем рассчитывать в соблюдении социального порядка в государстве и проведении политики нужной коммунистам.

Этот механизм был создан в 1923 году на основе номенклатурных списков руководящих должностей, назначения на которые осуществлялись исключительно под контролем партии. В дальнейшем этот механизм совершенствовался и к 1925 году списки содержали уже 6000 позиций. Таким образом, номенклатура стала краеугольным камнем внутренней политики государства, но в 1991 году этот камень превратился в могильную плиту.

1923 год можно считать точкой бифуркации (разветвления) в траектории развития коммунистического государства. Спустя 68 лет коммунистическая власть удалилась из реальности и стала достоянием истории. Почему? Ведь Советский Союз был мощнейшей державой, с мнением которой, так или иначе, считались все государства мира. И вдруг такое.

Все дело в том, что номенклатура постепенно стала обособляться от остального общества. В итоге она стала отдельным элитарным классом (Лев Троцкий даже называл его кастой). Номенклатура обладала огромными привилегиями, фактически «владела» всей народной собственностью и получала от этого доход. Коммунистическая элита, в конце концов, смогла выдавить из себя рабов, но вместо них вырастила патрициев.

В период правления Иосифа Сталина аппетиты номенклатуры ограничивались топором репрессий. Потерявшие меру приравнивались к «врагам народа» и отправлялись осваивать просторы Сибири. Разница между номенклатурой и простолюдинами была, но не столь значительная, как в дальнейшем.

Период правления Никиты Хрущева в этом плане ничем особенным не отличался. Разве что репрессий было меньше, да и хапали еще с оглядкой. Вновь обозначились цеховики, ушедшие глубоко в подполье после окончания НЭПа. Именно тогда Мао Цзэдун и произнес свои пророческие слова о советской номенклатуре: «Когда придет время, они сбросят маски, выбросят партбилеты и будут в открытую править своими уездами как феодалы и крепостники…».    

18-летний период правления Леонида Брежнева (прошедший под «бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию») ознаменовался эпохой расцвета (особенно с 1970 года) аппетитов номенклатуры (которая уже насчитывала порядка 750000 человек), теневых структур (цеховиков) и криминальных синдикатов, специализирующихся на вымогательстве.

Номенклатуре уже было мало наличия только права пользования. Ей хотелось обладать правом собственности на капитал, промышленность, недвижимость, землю и иметь возможность передавать это все по наследству, потому что номенклатура все это считала своим, а не народным. Криминальные и теневые структуры кроме желания обладать правом собственности рвались еще и во власть, что было весьма негативно. Когда таким людям дают свободу рук, то рано или поздно общество находит их в своих карманах. Что собственно и произошло в дальнейшем.

Наследство, доставшееся демагогу Михаилу Горбачеву в 1985 году, оставляло желать лучшего. Неэффективная экономика, огромные военные расходы, ненасытная номенклатура - все это привело его к мысли, что так дальше жить нельзя. Страна нуждалась в перестройке. Но перестройка перестройке рознь. Если общество развивается устойчиво, то отдельные ошибки или отдельные личности практически не могут оказать влияние на его развитие. Но в случае резкой перестройки картина существенно меняется. Отдельные личности, оказавшиеся в ключевых местах, вполне могут направить развитие общества в определенное русло. Так и случилось. Главный идеолог перестройки Александр Яковлев (член Политбюро КПСС) полагал, что «к действительному социализму нужно идти через рыночную экономику». Позднее Яковлев, характеризуя период 1985 - 1991 годов, отмечал: «У нас был единственный путь – подорвать тоталитарный режим изнутри при помощи дисциплины тоталитарной партии. Мы свое дело сделали». Да, это правда, дело было сделано. А большая часть номенклатуры с удовольствием наблюдала, как государство теряет управляемость и предсказуемость развития. Ей это было выгодно. Вдобавок, провозглашенная в ходе перестройки «гласность» открыла для неподготовленных умов не только не известную им ранее правду, но и породила сильную зависть и раздор среди населения. Коммунистическая идиллия была окончательно нарушена и система пошла вразнос. В результате, вместо того, чтобы спокойно выйти через дверь (как это сделали в свое время китайцы), вся страна, словно под мелодию «дудочника», выпрыгнула в окно.

Началась трансформация. Дни коммунистического режима и Советского Союза были сочтены. Номенклатура (в подавляющем большинстве) выступила его главным разрушителем. 8 декабря 1991 года в Вискулях руководителями России (Борис Ельцин), Белоруссии (Станислав Шушкевич) и Украины (Леонид Кравчук) было подписано Беловежское соглашение констатировавшее, что СССР, как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование. Вместо него создавалось СНГ. 25 декабря 1991 года Горбачев объявил о прекращении своей деятельности на посту Президента СССР. Хотя на референдуме население и проголосовало за сохранение СССР, но защищать его не вышло (путчисты не в счет). А что тут удивительного? Если в обществе нет реальной СПРАВЕДЛИВОСТИ, то в нем нет и НРАВСТВЕННОСТИ, а, следовательно, и ПАТРИОТИЗМА. Это актуально и для последующих событий.  

Правление Бориса Ельцина (поднявшегося на политический олимп в результате противостояния с Горбачевым) проходило в атмосфере народной эйфории (на первом этапе) и беспрецедентного разграбления России номенклатурой, криминалитетом и западными структурами. Ельцин, несмотря на всю свою неординарность, был всего лишь примой в театре марионеток. Экономический курс страны в начале 90-х годов реально формировали номенклатурные супервайзеры: Егор Гайдар и Анатолий Чубайс. Именно Чубайс придумал схему ваучеризации страны, по которой против оценочной стоимости имущества российских предприятий в 1 трлн. 400 млрд. рублей были выпущены условно ценные бумаги - ваучеры (номиналом в 10000 руб.), которые были переданы населению. Но население фактически не понимало, что делать с ваучерами и с дисконтом продавало их представителям номенклатуры и криминалитета (ваучер зачастую отдавали за 4-5 бутылок водки). А вот они уже прекрасно знали, что с ними можно делать и самое главное имели такую возможность. Таким образом, номенклатура одурачила и народ, и носителей либеральной идеи с их же помощью. Государственная собственность была приобретена за бесценок и кроме того произошло широкомасштабное отмывание теневого и криминального капитала.

В итоге 90% национального богатства России оказалось в руках 10% россиян, причем 75% - у 1% самых богатых. В ходе ваучерной приватизации 500 крупнейших предприятий России стоимостью не менее 200 млрд. долларов были проданы за 7,2 млрд. долларов США. Эйфория у народа прошла, и он почувствовал себя обманутым в очередной раз. Сложилась психологическая ситуация в целом известная еще по стихотворению Михаила Лермонтова: «Тогда мы видим, что пуста была златая чаша, что в ней напиток был – мечта, и что она не наша!».  

После приватизации страны наступил следующий этап - необходимо было стабилизировать полученный результат, не допустить нового передела собственности и тем более отката на старые коммунистические позиции. Ельцин и его команда для выполнения этих задач уже не годились. Репутация Ельцина за время его правления была сильно подмочена и выборы 2000 года он бы точно проиграл. Скорее всего - Геннадию Зюганову. Опять замаячил призрак коммунизма и возможно гражданской войны. Если финансовые пирамиды в стране просто рухнули, то пирамида власти грозила оглушительно взорваться. Это прекрасно понимал олигархат, а также Анатолий Чубайс (глава Администрации Президента РФ Ельцина) и Валентин Юмашев (советник и зять Ельцина). В 1996 году началась разработка операции «преемник». Необходимо было подобрать кандидатуру, которая одновременно устраивала бы и серьезных людей в штатском, и носящих мундиры, и олигархат в целом, и не матадорила бы ситуацию вокруг семьи Ельцина.

Чубайс сделал грамотный ход. Он предложил две кандидатуры: «силовика» Владимира Путина и «гуманитария» Алексея Кудрина. В свое время они были членами команды Анатолия Собчака – блестящего юриста, оратора и мэра Санкт-Петербурга. В 1996 году им предложили работу в Москве. Путин стал заместителем Управляющего Делами Президента РФ, а Кудрин заместителем Руководителя Администрации Президента РФ – начальником Главного контрольного управления. С этих позиций и началось их восхождение по служебной лестнице.

Ситуация сама определила лидера. 31 декабря 1999 года Ельцин предложил Путину стать исполняющим обязанности Президента РФ и участвовать в президентских выборах в 2000 году (которые он выиграл 26 марта). Путин предложение принял, хотя прекрасно понимал – случись что не так и его будут рвать на части всей стаей. Почему же он принял это предложение? Видимо тут сработал принцип «слабо?» присущий людям с рискованной профессией. Что касается Кудрина, то в 2000 году он занял ключевую должность в Правительстве РФ – Министра финансов.

По поводу биографических данных Владимира Путина сказано достаточно много. И относительно мало о чертах личности, которые, как известно, сильно влияют на внутреннюю и внешнюю политику первых лиц любого государства. Наблюдая Путина можно объективно сказать, что он человек доминантный, уверенный в себе, эмоционально уравновешенный, ответственный, доброжелательный, общительный. Вероятно, его самым сильным качеством является стремление к развитию и  достижению. А из «не очень» – это, пожалуй, склонность к  непотизму. Оно конечно понятно, ведь на первых порах необходимо опираться на того кого знаешь и кому доверяешь. Но это не может продолжаться долго. Рано или поздно приходится проводить «прополку» элиты, что в случае непотизма затруднительно. А если этого не делать, то «непрополотая» элита потенциально становится прекрасной почвой, на которой в дальнейшем прорастают различные «злоупотребления». И, как мы видим в последнее время, - неисполнительность исполнительной власти. До эзопики, в которой «льва пинают зайцы», конечно далеко. Но первые звоночки уже появились.

Что касается отношений Владимира Путина с Западом, то хочется отметить следующее. Судя по всему, в начале президентского пути он относился к Западу доверительно. В 2002 году Россия даже закрыла базу радиоэлектронной разведки в Лурдесе (Куба), через которую поступало около 70% (по оценке военных специалистов)  всей разведывательной информации по США. В ответ президент США Джордж Буш младший всего лишь заявил, что «поставлена последняя точка в истории холодной войны», однако ответный шаг по ликвидации американских «больших ушей» в Норвегии не последовал. Учитывая личностные черты Путина понятно, что такие ходы он никому и никогда не прощает. Так что именно 2002 год можно считать точкой бифуркации в траектории развития взаимоотношений между Россией и США. С этого момента начались накапливаться противоречия между странами. Реальные изменения начались несколько позднее.

Много чего случилось в мире за период 2002 – 2007 годы, что также повлияло на взаимоотношения сторон. Президент Украины Леонид Кучма подписал указ об интеграции Украины в НАТО, парламент Грузии принял решение о выходе страны из состава СНГ, произошло вторжение в Ирак войск международной коалиции приведшее к свержению режима Саддама Хусейна и его казни, теракты в Москве и других городах, оранжевая революция на Украине, объявление США о планах создания мегацентра по производству ядерного оружия и т.д.

Если ситуацию в стране до 2007 года можно было охарактеризовать словами Михаила Жванецкого: «Никому не поставить нас на колени! Мы лежали и будем лежать!», то после Мюнхенской речи Путина в 2007 году многое сильно изменилось. Россия по существу заявила, что однополярный мир, выстроенный США, ее не устраивает, так как по сути своей он неустойчив и чреват конфликтами. Впредь Россия будет проводить независимую внешнюю политику и отстаивать свои интересы. Запад воспринял это как начало новой холодной войны. Последующие события, произошедшие в стране и в мире в 2008 – 2019 годах (возвращение Крыма, ситуация в Восточной Украине, фарс в Солсбери, принятые санкции, помощь Сирии и т.д.), только добавили перца в атмосферу напряжения и истерии.      

Может ли в сложившихся условиях возникнуть новая трансформация и если да, то к чему она приведет? На мой взгляд, если нам удастся избежать «сциллы и харибды» третьей мировой войны, то нас в перспективе может ожидать «содом с геморроем» порожденный существующими внутренними проблемами (это конечно социально-экономические, но важнейшая все-таки - ущемленная СПРАВЕДЛИВОСТЬ), если они не будут устранены. Причем устранены реально, а не в формате «сказкотерапии». В противном случае возможны два пути дальнейшего развития ситуации. Либо повторение некоторого подобия 1937 года, либо повторение некоторого подобия 1917 года. Какой из них хуже? Оба хуже! Еще и тем, что именно в такие моменты, как правило, и появляются деятели, которые выдвигают новые утопические проекты создания «Города Солнца» помогающие на самом деле только достижению их собственных целей. И в итоге начинается новая трансформация и новый передел. Но для большинства участников процесса указующим перстом судьбы, вероятнее всего, все равно окажется кукиш. Оно и понятно. Когда в обществе одни надеются на ПРАВО, а другие устраивают дела НАЛЕВО – хорошего ждать не приходится.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+4 -0
2923
Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Лондон, гудбай? Лондон, гудбай? Закрой глаза и думай об Англии (совет королевы Виктории своей дочери в брачную ночь). Терра инкогнита Терра инкогнита Отцы у нас разные, но жизнь одинаковая (С. Альтов). Цифровая «экономика» Цифровая «экономика» Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи… (А. Пушкин)
Все статьи автора (12)

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]