Понедельник, 18.12.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

От «черных списков» до бегства вкладчиков: как развивается паника на банковском рынке

+14 -1
1407
Аа +
Павел Самиев,

управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

Иммунитет от дестабилизации есть только у госбанков, частные же банки могут пострадать даже от слухов. ССВ работает без перебоев, но вкладчики нервничают при каждой негативной новости.

Паника вкладчиков становится хронической для россиян в связи с продолжающейся активной «чисткой» рынка регулятором. Так, с 2014 по 2017 гг. лицензий лишилось более 300 банков, и этот процесс продолжается. Система страхования вкладов работает исправно. Однако не все вклады в банках с отозванными лицензиями укладываются в лимит, и, что самое важное, в последнее время все чаще выявляются случаи фальсификации вкладов, или так называемые «тетрадочные» вклады. При этом, банки, сталкивающиеся с финансовыми проблемами, и – в конечном итоге – их клиенты – часто долгое время находятся в подвешенном состоянии.  Самые яркие недавние примеры – история с банками «Пересвет» и «Югра» (с разными исходами). До этого были СБ-банк, банк «Таврический» и ряд других.

Еще в апреле Госдума приняла закон о новом механизме санации банков, в рамках которого проводить санации планируется через созданный ЦБ Фонд консолидации банковского сектора и его УК, которая будет действовать от имени регулятора. В том числе, эта управляющая компания займется предупреждением банкротства банков и урегулированию обязательств санируемых банков, осуществляя инвестиции в их капитал с использованием средств Фонда. Закон принят, но в рамках нового порядка еще не один банк не ушел на санацию, что вызывает вопросы о том, будет ли у проблемных банков такой вариант развития ситуации? Или всем проблемным банкам грозит только временная администрация и потеря лицензии в конечном счете. Пока что отмена старой модели санации и отсутствие запуска новой – это еще один фактор неопределенности для клиентов и вкладчиков.

Есть разные примеры «проблемных» банков. Есть банки с рискованной кредитной политикой, которые набрали плохих активов и, как следствие, теряют финансовую устойчивость и кредитоспособность и не могут обеспечить исполнение обязательств. Есть банки, занимающиеся конкретными мошенничествами действиями, – например, фальсификацией отчетности или открытием «тетрадочных» вкладов. Важно разделить мошенничества в чистом виде и непродуманную, высокорискованную кредитную политику. Обе категории банков «пылесосят» депозитный рынок в поисках денег, однако цели у них разные: у первой категории – это попытка выправить ситуацию, у второй – вывести капитал.

При этом не следует транслировать на всю систему и все частные банки названные риски и проблемы, будь то явные мошенничества или неэффективная управленческая политика. Выявление ряда таких кредитных организаций вовсе не значит, что любой банк сегодня - проблемный, даже если вокруг него вдруг складывается некий негативный информационный фон.

В разные годы подобные истории случались даже у крупнейших игроков рынка. Например, в 2015 году информационной атаке подвергся Альфа-банк и получил отток депозитных денег в несколько млрд рублей из-за того, что клиенты банка получали сообщения о проблемах в кредитной организации. К счастью, ресурсы акционеров и грамотная информационная политика быстро стабилизировали ситуацию.

Любой сбой в банкоматах или мобильном банке вызывает у клиентов вопросы, а все ли в порядке с тем или иным банком. По сути, от паники клиентов, которая стала уже хронической и происходит после каждого отзыва лицензии и от каждого слуха в соцсетях, может пострадать кто угодно – и небольшой региональный банк, и крупный федеральный. У небольшой кредитной организации, при этом, шансы выстоять практически стремятся к нулю, с учетом того, что на санацию в последнее время банки просто не ходят. Крупный игрок, вероятно, справится, но негативные последствия в виде оттока депозитов, понижения рейтинга потребуют решения. Решением могло бы стать введение жесткой ответственности за распространение «слухов», однако возникнут проблемы с поиском первичного источника и доказательной базой. Также полезным для всей банковской отрасли может стать информирование клиентов о критериях устойчивости кредитных организаций. На текущий момент в СМИ появляются, как правило, только сообщения о предписаниях банкам со стороны ЦБ или в лучшем случае ФАС за какие-либо нарушения, а что они значат для бизнеса и насколько они критичны, не разъясняется.

Иммунитет от дестабилизации есть только у госбанков. Несмотря на то, что среди них есть довольно неэффективные организации, их практически не касаются информационные риски. Даже если у них откажет вся банкоматная сеть или не работают переводы, клиенты не опасаются, что госбанк имеет проблемы с ликвидностью, как это было бы, случись такой форс-мажор с любым другим банком. 

В перспективе неравноценные правила игры приведут к тому, что премия за риск у банков с госучастием будет снижаться (и ставки по вкладам), что неминуемо приведет сначала к перетоку капиталов из крупных банков в госбанки, а затем и в другие варианты размещения (небанковские), что в целом не является положительной тенденцией для банковской индустрии.

Текущая статистика уже подтверждает этот тренд. По данным исследования «БизнесДрома» по банковскому сектору, концентрация банковских активов в России усиливается в пользу банков с участием государства. Доля топ-15 банков с госучастием (по размеру активов на 01.01.2017) в активах банковской системы составляла в 2008 году 51,2%, в 2012 году – 56,4%, а в 2016 – уже 61,4%. На фоне отзыва лицензий у целого ряда российских банков происходит переток клиентов (как по активам, так и по пассивам) в банки с государственным участием, а частные банки теряют позиции. По нашим подсчетам, доля розничного кредитного портфеля, приходящаяся на Топ-15 кредитных организаций с госучастием, увеличилась в 1,5 раза за период с 2008 по 2016 гг. и составила на начало 2017 года 65,7%. Аналогично выросла доля корпоративного портфеля, приходящаяся на Топ-15 госбанков, - за 8 лет на 17,4 п.п. до 71,7 п.п.

При этом, рост доли банков с госучастием во всех сегментах банковского рынка вызван, конечно же, не более высоким качеством их услуг или иными рыночными параметрами. Эта тенденция обусловлена, в основном, «зачисткой» банковского рынка, на фоне которой частные игроки выглядят гораздо слабее с точки зрения репутационных рисков.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все оценки »
+14 -1
1407
Редакция Finversia.ru может не разделять точку зрения авторов,
материалы которых опубликованы в рубрике «Оценки».

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Игорь Юргенс: «Огосударствление становится реальной угрозой частному бизнесу» Игорь Юргенс: «Огосударствление становится реальной угрозой частному бизнесу» О росте рынка страхования жизни, проблемах ОСАГО для клиентов и страховщиков, возможности создания нового компенсационного фонда на рынке в интервью порталу Finversia.ru и журналу «Банковское обозрение» рассказал Игорь Юргенс, президент Всероссийского союза страховщиков. Александр Зарецкий: «Рынок должен меняться, чтобы слово «страхование» внушало не страх, а уверенность» Александр Зарецкий: «Рынок должен меняться, чтобы слово «страхование» внушало не страх, а уверенность» На вопросы Павла Самиева, генерального директора «БизнесДром», управляющего директора НРА о каналах продаж, банкостраховании и мисселинге в интервью порталу Finversia.ru и журналу «Банковское обозрение» ответил Александр Зарецкий, президент страховой компании «МетЛайф». Банковские офисы умирают. Да здравствуют банковские кофейни! Банковские офисы умирают. Да здравствуют банковские кофейни! Банки отказываются от офисов. Дорого, теряется смысл. Миллениалы все хотят делать онлайн, да и поколения X и Y тоже уже привыкли к дистанционному банкингу. Все статьи автора (1)

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV