Среда, 27.01.2021
×
Биржевая неделя: 5 акцентов с Петром Пушкаревым - 26.01.2020

Эволюция коллекторов: pro et contra

Кто, как и зачем хочет изменить правила взыскания долгов в России.

Формируются поправки в закон о коллекторах. В 2021 году отрасль взыскания долгов может измениться до неузнаваемости. Но в какую сторону?

Равенство взыскателей

Рынку взыскания долгов угрожает полный запрет коллекторов или, как минимум, их недопущение в некоторые сферы жизни, например, ЖКХ. Такую инициативу продвигают депутаты, возглавляемые Сергеем Мироновым. Тема борьбы с взысканием долгов стала очередным лозунгом на период избирательной кампании. В других сферах депутатам сложнее манипулировать общественным мнением, поэтому коллекторов выбрали заложниками популистских идей.

В 2017 году вступил в действие закон о коллекторах (230-ФЗ), который значительно ограничил их права, в том числе по количеству звонком и визитов, а так же поставил легальные агентства под надзор Федеральной службы судебных приставов (ФССП). Закон проработал три года, но сейчас предлагается внести изменения, чтобы решить ряд проблем, назревших в сфере взыскания долгов.

В отличие от коллекторов и микрофинансовых организаций (МФО), банки не несут ответственности за нарушения 230-ФЗ

Есть организации, которые злоупотребляют отсутствием ограничений. Ещё острее стоит вопрос о допуске коллекторов к работе с долгами по ЖКХ. Депутаты склоняются к запрету, чтобы угодить избирателям, тогда как из-за пандемии и падения доходов населения ситуация с долгами по коммуналке складывается катастрофическая.

Президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), председатель совета СРО «МиР» Эльман Мехтиев объяснил, почему потребовались поправки: «Закон о коллекторах был принят в срочном порядке летом 2016 года после нашумевшего инцидента, произошедшего весной 2016. Представитель МФО, чтобы обеспечить возврат долга, применил «коктейль Молотова». Когда закон быстро принимают, то часто позднее вскрывается масса недочётов, которые придётся исправлять».

Тема борьбы с взысканием долгов стала очередным лозунгом на период избирательной кампании.

Ещё одна важная причина для изменения закона – нарастание экономических проблем с начала 2019 года, отмечает Эльман Мехтиев. Такая взрывоопасная тема, как взыскание просроченной задолженности, если её не контролировать, может привести к непредвиденным общественным последствиям. Ухудшение экономической ситуации было очевидным уже в начале прошлого года. Теперь к этому добавилась пандемия. Долги будут расти, поэтому важно принять изменения в закон, заключает Мехтиев.

По его мнению, в связи с пандемией, нужно не только обеспечить эффективными каналами дистанционного взаимодействия должника и кредитора, но и восстановить баланс интересов обеих сторон. Важно установить равные обязанности по отношению к должнику для всех его кредиторов будь то коллектор, банк, МФО или организация из сферы ЖКХ. Нужно начинать с того, чтобы не было исключений из правил для любого участника рынка в части работы с должником, считает Эльман Мехтиев.

Для установления баланса в законопроекте предусмотрен запрет на злоупотребление правом, в том числе для должника. Когда в законе нет ни слова о том, что злоупотребление правом это относится не только к кредиторам и коллекторам, то суды в итоге принимают решения без учёта того, злоупотреблял ли правом должник, объясняет Эльман Мехтиев.

Риск-ориентированный подход будет включён в законопроект – организация, допускающая нарушения, получает усиленный надзор. Наблюдать должны за всеми, в том числе за МФО и банками, уверен Мехтиев. По его мнению, если есть те, за кем не установлен надзор, то будут нарушения. Есть случаи, когда игнорировали правила взыскания долгов банки с хорошей репутацией, отмечает президент НАПКА.

По действующему закону надзорный орган не может ограничить действия финансовой организации в отношении должника. Однако если кредитная организация нарушает правила в части сопровождающей деятельности, то не логично отнимать у неё банковскую лицензию. Поэтому предложена концепция ограничений по видам взаимодействия, объясняет Эльман Мехтиев. Например, если есть нарушения по количеству звонков, то и надо запрещают делать звонки, а не пытаться приостанавливать всю деятельность.

В отличие от коллекторов и микрофинансовых организаций (МФО), банки не несут ответственности за нарушения 230-ФЗ.

Однако каналов связи у кредитора и должника за прошедшее время стало больше, нежели звонки и СМС. Здесь на первый план выходит использование существующих государственных информационных систем, таких как «Госуслуги». С их помощью надзорный орган легко мог бы проверять, действительно ли должник обратился к коллектору, в банк или МФО, считает Эльман Мехтиев.

Банковский консерватизм

Банкиры считают, что жалоб на кредитные организации мало, поэтому не стоит подчинять их службы взыскания общим правилам работы с должниками. Банки не в восторге, что могут получить ещё один надзорный орган в лице ФССП, которая их будет контролировать в части взыскания долгов. Дополнительные расходы, которые может повлечь за собой обязанность хранить записи телефонных переговоров с должниками, как делают это коллекторы, так же не вдохновляют банкиров и МФО.

По статистике ФССП и Минюста, основные проблемы у должников возникают вовсе не с банками, утверждает Андрей Емелин, председатель Национального совета финансового рынка (НСФР). Речь идёт лишь о 20% адекватных жалоб из общего потока, которые имеют в основе реальное нарушение закона. Только часть из этих обращений приходится на банки.

Многие проблемы уже урегулированы Банком России, который был установлен надзорным органом в сфере взыскания задолженности кредитными организациями, объясняет Андрей Емелин. По его словам, за долгие годы Банком России выстроена достойная система контроля взаимодействия кредитных организаций с должниками, возглавляемая Службой по защите прав потребителей Центробанка. Это одна из самых активных служб, уделяющая пристальное внимание вопросам взыскания. НСФР тоже работает над проблемами этой сферы.

В 2018 году утверждены рекомендации по применению закона 230-ФЗ, которые разработаны ведущими банками. По мнению председателя НСФР, реформа всей отрасли с пересмотром сразу многих параметров работы – неконструктивный путь. Для огромного количества банков, у которых сейчас и так высокие расходы, издержки повысятся, а эффект для потребителя окажется минимальным, считает Емелин.

Над рекомендациями к закону о коллекторах работали лидеры банковского рынка, которые являются локомотивами лучших практик, рассказал председатель НСФР. Банки подтягивают друг друга в вопросах взаимодействия с потребителем, формируя новые форматы отношений. Это касается хранения записей переговоров и получения согласий на взаимодействие с должниками. Банк России на основании жалоб высказывал пожелания, а кредитные организации перерабатывали их и корректировали практику. Рекомендации доступны на сайте и доведены до сведения Банка России.

Ещё одна важная причина для изменения закона – нарастание экономических проблем с начала 2019 года, отмечает Эльман Мехтиев. Такая взрывоопасная тема, как взыскание просроченной задолженности, если её не контролировать, может привести к непредвиденным общественным последствиям.

Однако не все банки проявили интерес к рекомендациям, их разработке и изъявили желание присоединиться к исполнению. «Присоединение к рекомендациям банков – формальность», считает Андрей Емелин. Он не видит ухудшения ситуации в части неудовлетворённых требований должников банков.

Однако у Эльмана Мехтиева иной взгляд: «Жалоб может быть мало, а надзор ЦБ – жёстким, но вспомним дело Плюс банка, когда разбирательство дошло до Верховного Суда. ФССП привлекла этот банк к ответственности за неприятные высказывания в отношении должника в соцсетях. Служба выписала штраф в 20 тыс. рублей, но в Верховном Суде банк добился его отмены, так как в соответствии со статьёй 14.57 Кодекса об административных правонарушениях кредитные организации не являются теми юрлицами, на которых может быть наложена ответственность за нарушение 230-ФЗ. Если нет ответственности, то этим будут пользоваться, значит нужно закрывать любые возможности реализации риска».

Коллекторские организации по существующему закону должны хранить записи разговоров с должниками 3 года, МФО – 6 месяцев, а для банков этот срок не определён. МФО с минимальным капиталом в 1 млн. хранит записи полгода, а коллекторы с 10 млн. активов – три года, отмечает Эльман Мехтиев. У кредитной организации капитал минимум 300 млн., но озвучивается позиция, что записи хранить слишком дорого. А про то, как банки относятся к добровольному взятию на себя обязательств и спорить нечего – под рекомендациями к 230-ФЗ подписалось лишь 5 из 40 розничных банков-участников этого банковского объединения, подчёркивает Эльман Мехтиев.

Перегруженный пристав

Важная проблема коллекторского рынка – ситуация с судами и досудебным урегулированием. Досудебное взаимодействие оказывается выгодным как кредитору, так и должнику. Однако в обществе есть заблуждение, что лучший вариант идти в суд и там разбираться. Люди боятся связываться с коллекторами, ведь изначально деятельность по взысканию просроченной задолженности не регулировалось надлежащим образом, объясняет адвокат Екатерина Авдеева.

По ее мнению, общественное беспокойство естественно, так как деятельность недобросовестных коллекторов иногда выходила за рамки даже уголовной ответственности. До сих пор сохранилось недоверие, так как 230-ФЗ регулирует работу только определённой группы взыскателей. В общественном сознании коллекторы – все, кто взыскивает просроченную задолженность.

Однако коллекторами могут называться организации, которые состоят в госреестре, а таких сейчас на рынке немного, отмечает Екатерина Авдеева. По ее словам, когда взысканием занимаются сами банки и МФО, они не всегда соблюдают законодательство. Поэтому возникла необходимость установить для всех одни правила, чтобы создать единое и грамотное правовое обеспечение в сфере взыскания, заключает Екатерина Авдеева.

Банкиры считают, что жалоб на кредитные организации мало, поэтому не стоит подчинять их службы взыскания общим правилам работы с должниками.

К кредитным учреждениям и МФО должны предъявляться столь же строгие требования, как и к коллекторам – это важно. Ведь 230-ФЗ содержит достаточно мер, которые защищают должника. «Если мы увидим распространение этих мер на всех взыскателей, а не только коллекторов, то проблема исчезнет из сознания людей, – считает Екатерина Авдеева. – Они перестанут воспринимать взыскателей, как людей, вооружённых монтировкой».

Если должники созреют, чтобы вести диалог с коллекторами, от этого станет легче им самим и снизится количество судебных дел. «Если долг продан коллекторам, то покупают его с дисконтом, а значит, могут идти на значительные уступки, – объясняет адвокат. – У коллекторов нет такого жёсткого регулирования как у банков и МФО, которые даже при желании не смогут простить часть основного долга».

При поддержке должников, коллекторы в состоянии снизить количество судебных дел и нагрузку на ФССП. Пристав не в состоянии эффективно взыскивать долг в связи с загруженностью, объясняет Екатерина Авдеева. По отчётам ФССП, нагрузка превышает допустимую норму многократно. Пристав имеет достаточно полномочий для взыскания, но не хватает времени на их реализацию, поэтому нужна помощь взыскателя.

Коммунальный беспредел

Вопрос, допускать ли коллекторов к ЖКХ, стоит сейчас остро. Ситуация с долгами в отрасли сложилась катастрофическая. «Граждане неоднозначно восприняли положение, которое придержало пени по несвоевременной уплате за жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ), – рассказывает Вера Москвина, исполнительный директор Региональной гильдии управляющих компаний в ЖКХ. – Его восприняли, как возможность не платить вообще. Это вызвало полную катастрофу на 4 месяца для управляющих компаний. Ведь у ЖКХ нет других денег, кроме уплаченных жильцами».

При поддержке должников, коллекторы в состоянии снизить количество судебных дел и нагрузку на ФССП. Пристав не в состоянии эффективно взыскивать долг в связи с загруженностью, объясняет Екатерина Авдеева. По отчётам ФССП, нагрузка превышает допустимую норму в три раза. Пристав имеет достаточно полномочий для взыскания, но не хватает времени на их реализацию, поэтому нужна помощь взыскателя.

Государство предоставляет субсидии на определённые категории граждан, но они незначительны. Поэтому денег в сфере ЖКХ постоянно не хватает, объясняет Вера Москвина. По её наблюдениям процент стабильно не платящих за услуги возрастает, так как сейчас люди теряют доходы и работу во многих регионах. Существуют многоквартирные дома, сплошь заселённые теми, кто не платит за ЖКУ десятками лет, рассказала Москвина.

Компания сферы ЖКХ – это не слесари, а управленцы, которые нанимают подрядчиков и следят за качеством их работ, поэтому привлечь коллекторов вполне возможно, считает Вера Москвина. В её отрасли претензионная работа огромна. Если управляющей компании разбираться с долгами жильцов самостоятельно, то придётся нанимать юристов, которые занимались бы взысканием. Это высокооплачиваемые специалисты, а в ЖКХ зарплаты скромные.

В итоге на взыскание долгов в ЖКХ приходят мальчики-студенты на низкие зарплаты, ожидаемо не справляясь. «Такого специалиста надо вырастить, а выгорание происходит быстро, – рассказывает Вера Москвина. – Взыскание через суд практически нереально осуществить, ведь нужно предоставить персональные данные плательщика, доказав, что они получены легитимным путем. Плательщик сам должен предоставить информацию и подписать соответствующий документ, чего не происходит». Даже если есть постановление суда, то приставы не справляются с работой из-за перегруженности. Поэтому управляющие компании лишены работающих инструментов по взысканию задолженности, заключает Вера Москвина.

Помощь коллекторов в сфере ЖКХ могла бы увеличить количество платежей и решить массу сопутствующих проблем. Когда запрашиваем у политиков данные, которые бы подтвердили целесообразность ограничения доступа коллекторов в сферу ЖКХ, их не предоставляют, поделился Эльман Мехтиев. Он считает, что если изменения в законе сработают на финансовом рынке, то их можно применить и в сфере ЖКХ, чтобы решить проблемы с задолженностью и там. В сфере ЖКХ так же считают недопуск коллекторов – популистским и не компетентным решением. Этот ход сработал у депутатов благодаря МФО, которые бесчинствуют в России, уверена Вера Москвина.

Пока сфера ЖКХ осталась за рамками проекта поправок в 230-ФЗ. Взыскание долгов ЖКХ через профессиональные коллекторские агентства было бы логичным и справедливым шагом в развитии индустрии, считает Екатерина Авдеева. По её мнению, нужно разработать и внедрить законодательно понятный процесс отбора взыскателей в сфере ЖКХ, чтобы и там все лица, имеющие отношению взысканию просроченной задолженности, подпадали под единые требования.

Помощь коллекторов в сфере ЖКХ могла бы увеличить количество платежей и решить массу сопутствующих проблем.

Существует проблема, когда управляющие компании завышают тарифы, в том числе чтобы компенсировать неплатежи. Получается замкнутый круг, когда потребители ЖКУ либо не платят, либо переплачивают в разы за услуги, а уровень сервиса всё равно низкий. При этом коллекторов не пускают к решению проблем неплатежей, из-за испорченной нелегальными взыскателями репутации.

Депутаты манипулируют страхом граждан перед тем, что бесконтрольное выбивание растущих долгов может перерасти в волну бесчинств по всей стране. Если нечистые на руку коллекторы объединятся с выставляющими космические счета управляющими компаниями, а банки и МФО продолжат злоупотреблять отсутствием контроля в сфере взыскания, мало не покажется никому.

Поэтому так важно не запрещать коллекторов, как предлагают депутаты, а навести порядок во всех сферах взыскания долгов, установив чёткие стандарты и строгий контроль, сходятся во мнении эксперты. Поправки в 230-ФЗ могут помочь сформировать необходимую для этого правовую базу. Вероятно, новый закон будет принят уже в конце этого года.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »