Пятница, 24.11.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Заграница нам поможет: учимся у Китая

+2 -0
176
Аа +
Заграница нам поможет: учимся у Китая

В макроэкономической политике России нужно в значительно большей мере ориентироваться на китайский опыт. Этот тезис послужил основным лейтмотивом Международной бизнес-конференции «Россия и Китай: вызовы и перспективы международной интеграции». Мероприятие, при поддержке МИД России, было организовано Российским экономическим университетом имени Г. В. Плеханова и прошло на его площадке 1-2 ноября.

Открывая форум, Виктор Гришин, ректор РЭУ имени Г. В. Плеханова, заметил, что мир сегодня находится на этапе серьезных изменений, многие из которых являются далеко недружественными для России. В этой связи очень важно не упустить перспективы «восточного вектора».

Простота – хуже воровства

Эту тему во вступительном докладе подержал экономист Сергей Глазьев, советник президента РФ. «Мир переживает очень сложный момент структурного перехода. Происходят сразу две революции. Одна – связанная со сменой технологических укладов, другая – институциональная, связанная со сменой механизмов экономического развития. Как показывает исторический опыт, такие структурные трансформации сопровождаются серьезными конфликтами – старые лидеры не хотят уступать новым. В частности, американская властвующая элита не хочет мириться с тем, что теряет лидерство, и что основная экономическая активность перемещается в Юго-восточную Азию, на роль нового глобального экономического лидера выходит Китай», – сказал Сергей Глазьев.

Экономист объяснил, в чем, на его взгляд, причины «китайского экономического чуда». По мнению Глазьева, Китай выбрал отличную от западной модель управления фиатными деньгами, которые эмитируются под долги. «Западная модель – это эмиссия под долги государства. И доллар, и евро, и иена эмитируются под прирост госдолга соответствующих стран. В этом есть своя сила – именно государство становится основным выгодополучателем», – отметил Сергей Глазьев. Но при этом, по его словам, далеко не все государства распоряжаются полученной прибылью во благо. «Западная модель идет по пути упрощения – ключевыми элементами в сфере взаимоотношений между участниками рынка становятся рейтинговые агентства, которые ни за что не отвечают, но которым почему-то все должны доверять. Вследствие этого западная система перешла в турбулентное состояние с кризисами каждые 7 лет», – продолжил Сергей Глазьев.

В Китае эмиссия денег происходит под обязательства наращивания инвестиций и объемов выпуска товаров и услуг. «Там сейчас сложилась такая система управления, в которой регуляторы на всех уровнях заняты минимизацией рисков. Базируется эта система на персональной ответственности всех участников процесса за эффективное использование денег. И в этих условиях китайская экономика получает на развитие производства и модернизацию именно столько средств, сколько может переварить. В Китае есть понятие – финансовая платформа. Это совокупность разнообразных инструментов, включая государственные и провинциальные гарантии, под которые, собственно, и формируется денежный поток дешевых кредитов», – рассказал Сергей Глазьев.

По его словам, России, чтобы добиться реального прогресса в экономическом развитии, «нужно осваивать те сложные методы управления, которые демонстрирует Китай». «Без этого, в частности, мы не сможем обеспечить сопряжение евразийской интеграции с китайским мегапроектом «Один пояс и один путь». В новой архитектуре стержнем являются совместные инвестиции в рамках комплексного международного сотрудничества – без взаимного вмешательства участников процесса во внутренние дела друг друга. И здесь дело не в том, чтобы быстро заработать деньги, как это делают западные корпорации. А в том, чтобы зарабатывать вместе, когда будет построено что-то полезное: инфраструктура, совместные предприятия в высокотехнологических отраслях. Что позволит подняться бизнесу, получив новые стимулы для развития – и в России, и в Китае, и в рамках ЕАЭС. Но для того, чтобы нам дать свою часть инвестиций, нам нужно поменять свою макроэкономическую политику. Чтобы мы, наконец, восстановили ее управляемость», – отметил советник президента.

На сегодняшний день, по словам Сергея Глазьева, для управления российской экономикой в целом и ее финансовой системой в частности применяются примитивные концепции. «Выберете только один параметр для привязки, говорят нам из валютного фонда. Хотите, привяжитесь к показателю инфляции, хотите, к курсу валюты или к процентной ставке… Но ведь это все равно, что управлять автомобилем, пытаясь только крутить руль или только нажимать на одну педаль. Вот эта примитивизация, догматизм приводят нас в состояние неуправляемости. Из-за этого мы не выполнили ни одной из поставленных перед экономикой задач: внедрить реальные инновации, диверсифицировать бизнес, поднять новые накопления до 27% и т. д. Ни одна из целей не была достигнута. Реальный сектор полностью отсечен от финансового. Наши денежные власти умудрились полностью остановить трансмиссионный механизм банковской системы. Доля производственных инвестиций в активах наших кредитных организаций не превышает 5%. Мы уже много лет работаем на собственных средствах предприятий и на бюджете. Мы отказались создавать сложные системы регулирования, призванные направлять предпринимательскую энергию в нужное русло. Поэтому у нас предпринимательская энергия концентрируется в сооружение финансовых пузырей и раздувание активов. Чего только стоит последний случай с группой «Открытие», которая продемонстрировала, как можно в течение 5 лет построить несколько финансовых пирамид, опираясь на поддержку денежных властей. Которые даже не понимали, что они творили. Но, как говорится, простота хуже воровства», – высказал мнение спикер.

Включить мозги

Его поддержал Андрей Бельянинов, генеральный секретарь Ассамблеи народов Евразии (которого, как сообщил модератор конференции Юрий Ровенский, завкафедрой РЭУ «Финансовые рынки», российский премьер недавно рекомендовал на пост руководителя Евразийского банка развития). «Не могу не согласиться с Сергеем Юрьевичем. У нас нет целостных планов по управлению нашей экономикой. Если ничего не менять, то это рано или поздно приведет к крайне негативным последствиям. Да и сейчас при ином подходе успехи могли бы быть гораздо ярче. Общаясь с китайскими коллегами, каждый раз убеждаешься, что ко всему нужно относиться системно», – сказал эксперт. Проблема еще и в том, что российское государство, по словам Андрея Бельянинова, в отличие «от наших китайских товарищей», не считает свой внутренний рынок. «А это ни много ни мало 150 млн человек, гигантские территории, гигантский инвестиционный потенциал и пр. За нас на него рассчитывают другие. В этих условиях те санкции, которые свалились на нашу голову, можно даже принять за полезный подарок», – продолжил он.

При этом спикер призвал российские власти и бизнес активнее предлагать проекты китайским инвесторам. «У наших бизнесменов и чиновников сложилось радужное впечатление, что у Китая денег много, и они не знают, куда их деть – ездят по всему миру и ищут, куда вложить. И вот сейчас придут в Россию, оставят десятки миллионов долларов, и будет все хорошо. Нет. Они очень рачительные ребята. И всегда делают все, имея перед собой стратегическую и тактическую карты. А с российской стороны, если не брать в расчет нефтегазовый сектор, сейчас даже нет ни одной инициативы, чтобы заводить серьезную проектную работу с китайскими коллегами. Мы настолько привыкли жить на нефтегазовые деньги, что у нас уже случилась атрофия мозговых центров. Так нельзя. Наверное, одна из задач сегодняшней конференции, чтобы эти вещи дошли до наших умов», – сказал Андрей Бельянинов.

Международная научно-практическая конференция «Россия и Китай: вызовы и перспективы международной интеграции»
Международная научно-практическая конференция «Россия и Китай: вызовы и перспективы международной интеграции»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Лучше друга не найти

Виталий Монкевич, президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП), также сделал акцент на перспективах взаимного сотрудничества в рамках восточных партнерств. «Напомню, что если взять вместе страны ЕАЭС и ШОС, то это 40% населения мира», – заметил он. При этом эксперт отметил определенные успехи, которые достигнуты в рамках российско-китайского сотрудничества. «Китай является крупнейшим торговым партнером России. Ожидается, что по итогам года торговый оборот достигнет 80-90 млрд в долларовом эквиваленте. Логика китайского бизнеса такова, что если торговля приносит прибыль, то вслед за караванами приходят инвестиции. По данным Минкоммерции КНР, за 2016 год объем прямых инвестиций Китая в Россию достиг 10 млрд в долларовом эквиваленте. В рамках проекта «Один пояс и один путь» было реализовано немало проектов в сырьевом секторе. Это покупка китайскими компаниями пакетов в «Ямал СПГ» и крупных компаниях: «Сибур», «Полюс», «Роснефть», – рассказал Виталий Монкевич. При этом китайские партнеры, по его словам, сейчас активно интересуются и другими отраслями, например, обрабатывающей промышленностью.

Хотя, как считает эксперт, потенциал для сотрудничества гораздо шире – восточным соседям могли бы быть интересны такие сферы, как АПК, металлургия, строительство и недвижимость, машиностроение, медицинская промышленность и фармацевтика. По словам Виталия Монкевича, это те отрасли, где можно получить гарантии сбыта продукции, в том числе от государства. «А гарантии сбыта – это то, что нужно китайским инвесторам в первую очередь. Между тем, на российском рынке в целом ряде ниш в рамках программы импортозамещения есть гарантии сбыта продукции китайских предприятий (естественно, локализованных в России) через систему государственных закупок», – отметил эксперт.

При этом он добавил, что препятствиями на пути инвестиций из Поднебесной в Россию являются разные подходы к оценке рисков, разница в деловом менталитете, а также плохая информированность китайских инвесторов о реальной экономической ситуации в России – в представлении Виталия Монкевича относительно неплохой. В качестве аргументов он привел повышение позиции нашей страны в рейтинге Doing Business, снижение инфляции, стабилизацию валютного курса и пр. «Наша экономика вышла из рецессии. В августе экономический рост ускорился до 2,3%. По итогам года мы ожидаем 2,1%. По целому ряду показателей, таких как уровень инфляции, индекс промышленного производства и индекс предпринимательской уверенности, мы видим, что дно было пройдено в 2015 году. На текущий момент Россия обладает дешевый сырьевой базой, а стоимость трудовых ресурсов находятся на историческом минимуме. И сейчас страна является очень привлекательным местом для инвестиций», – сказал Виталий Монкевич. По его оценкам, объемы прямых китайских инвестиций в Россию в течение ближайших 5 лет могут вырасти в три раза.

Алексей Жданов, заместитель председателя Россельхозбанка, рассказал, что в рамках соглашения о финансовом сотрудничестве с Государственным банком развития Китая, которое было заключено в июле 2017 года, предусмотрена возможность привлечения Россельхозбанком кредитных ресурсов в объеме 1 млрд юаней. По его словам, проведенная совместная работа с китайскими коллегами, в том числе открытие представительства российского госбанка в Китае, дала обеим сторонам бесценный опыт, которым, как следует из слов Алексея Жданова, Россельхозбанк готов делиться с другими кредитными организациями. «Мы в какой-то степени поняли и оценили китайскую культуру, бизнес-традиции, регуляторное законодательство, научились правильно переводить документы, взаимодействовать с китайскими корреспондентскими банками и пр.», – отметил Алексей Жданов.

Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам (РСМД), сделал акцент на теме влияния на российскую экономику международных санкций. И что эти санкции означают для отношений России с КНР. По его словам, эффективность западных и американских санкций по отношению к России пока не является критической. Но, тем не менее, она может такой стать при определенном изменении конъюнктуры, особенно в нефтегазовой сфере. «Проблема в том, что антироссийские санкции разложены по очень многим корзинам (украинские события, позиция по Сирии, вмешательство в выборы, проблемы кибербезопасности, права человека, коррупция и т. д.). И решить все эти вопросы сразу, сев за стол переговоров, невозможно. Каждый пункт требует отдельного долгого обсуждения и поиска решения», – сказал Иван Тимофеев.

Как следует из его слов, санкции в определенной мере влияют и на возможности взаимодействия российских компаний с китайскими партнерами, которые скованы в действиях из-за угрозы распространения каких-то ограничений за «работу с русскими» и на них. «Санкции нарушают геополитическую солидарность в отношении России, тем самым запрещая строить рыночные отношения с нашей страной. Прямого запрета нет, но в случае работы на рынке России, санкции не обойдут ваше предприятие. По сути, происходит вмешательство в рыночную конкуренцию политическим способом», – добавил Иван Тимофеев.

В то же время он отметил, что сам Китай оказался международной западной коалиции не по зубам. «Что касается Китая, то американцы не рискнули вводить санкции против него, хотя в 2015 году у стран был громкий скандал, связанный с киберхищениями информации китайскими хакерами. Причина проста – экономика Китая является уже настолько мощной, что любой китайский ответ будет очень чувствительным для американцев. И еще один аспект: фактором эффективности санкций является наличие международной коалиции. В отношении России ее удалось создать с участием ЕС и Японии. А против Китая коалиция развалится еще до того, как ее попытаются создать. Хотя, надо заметить, что Китай сейчас смотрит на опыт России, и на всякий случай начинает принимать упреждающие меры к возможной санкционной политике. На мой взгляд, России и Китаю разумно выстраивать партнерские отношения в финансовой сфере, учитывая, что финансовые инструменты могут использоваться в политических целях», – сказал Иван Тимофеев.

По словам Максима Медведкова, директора департамента торговых переговоров Минэкономразвития России, первое соглашение о сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Китаем может быть подписано в ближайшие месяцы. Документ предусматривает «установление режима торговли». Чиновник также отметил, что сейчас продолжается работа над еще двумя соглашениями в сфере торгово-экономического сотрудничества между Россией и Китаем. Одно из них находится в «продвинутой стадии», другое – на начальном этапе.

Денис Тюрин, директор делового клуба ШОС, отметил, что одной из проблем, препятствующих развитию деловых связей между двумя странами, являются «трудности перевода». «У нас катастрофически не хватает специалистов по внешнеэкономической деятельности со сознанием китайского языка. Даже на московском рынке труда такие люди в большом дефиците. Здесь есть огромный потенциал для развития, особенно на уровне малого и среднего бизнеса», – сказал Денис Тюрин. По его мнению, достижение планового показателя по товарообороту между Россией и Китаем в $200 млрд к 2020 году будет невозможно, если не создать условия и возможности для поиска общих идей для бизнеса на разных уровнях.

По мнению Дениса Шулакова, первого вице-президента Газпромбанка, Китаю будет сложно найти более комплиментарную экономику, чем российская. Он отметил, что Россия традиционно является одним из основных мировых производителей ресурсов. И не только энергетических. «А у Китая на сегодняшнем этапе есть три приоритета: еда, вода, энергия. Вот всем этим позициям вот более комплиментарной экономики (да еще на соседней территории), чем Россия, не найти», – сказал Денис Шулаков.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »

фото события

+2 -0
176

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV