Пятница, 23.04.6376

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Страна сдержанных оптимистов

+2 -0
174
Аа +
Страна сдержанных оптимистов

Россия на сегодняшнем этапе, похоже, превращается в страну «сдержанных оптимистов». По крайней мере, так себя характеризует значительная часть спикеров, выступающих на многочисленных общеэкономических и финансовых форумах. Исключением не стал и Российский региональный инвестиционный конгресс, который прошел в столичном отеле Swissotel Krasnye Holmy 15 декабря.

Впрочем, в данном случае свой сдержанный оптимизм спикеры, среди которых, помимо российских участников, были представители европейского и американского бизнеса, подкрепляли конкретными фактами и цифрами.

Кто за кем

Запланированным гвоздем программы стал доклад Дмитрия Кабалинского, заместителя генерального директора рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА») о результатах 22-ого рейтинга инвестиционной привлекательности регионов России. Он подчеркнул, что главным отличием последнего исследования, впервые за долгие годы, стало снижение интегрального инвестиционного риска и всех его частных составляющих. «Самая острая фаза кризиса пройдена и это отразилось в показателях 2016 года сокращением интегрального инвестиционного риска на 3,1% к уровню 2015-ого. Больше всего снизился финансовый риск, меньше всего – управленческий (на 1,2%)», – рассказал Дмитрий Кабалинский.

Методология
Инвестиционная привлекательность в рейтинге оценивается по двум параметрам: инвестиционному потенциалу и инвестиционному риску.
Первый показывает, какую долю регион занимает на общероссийском рынке, второй – какими могут быть для инвестора масштабы тех или иных проблем в регионе.
Суммарный потенциал состоит сразу из девяти производных: трудового, финансового, производственного, потребительского, институционального, инфраструктурного, природно-ресурсного, туристического и инновационного.
Интегральный риск состоит из: финансового, социального, управленческого, экономического, экологического и криминального.

Первое место в ранжировании по инвестпотенциалу долгие годы традиционно занимает Москва, удельный вес которой в общероссийском потенциале составляет почти 15%. На втором и третьем местах (также без изменений с прошлого года) расположились, соответственно, Московская область и Санкт-Петербург (с долями 5,9% и около 5%).

В распределении мест по инвестрискам произошли существенные перестановки. В лидеры вышла Московская область (средневзвешенный индекс риска – 0,128), поднявшись на 4 пункта по сравнению с прошлым годом. Ленинградская область перешла на 2 ступени вверх и заняла второе место (0,132). Третье место, как и в прошлом году, досталось Липецкой области (0,133). Существенно улучшили свои позиции Санкт-Петербург (плюс 3 пункта вверх), Новосибирская область (6 пунктов) и Волгоградская, подскочившая аж на 10 позиций. Между тем Москва по показателю рисков не вошла в топ-10 и заняла только 13 место.

Примечательно, что существенно сдали свои позиции Ханты-Мансийский автономный округ (минус 8 мест по риску) и Омская область (минус 5). «Парадокс, но добыча углеводородов, которая хорошо развита в этих регионах, из-за падения цен на них становится тормозом», – отметил Дмитрий Кабалинский. Нынешний рейтинг, по его словам, «отражает постепенное прекращение живительного воздействия нефтяной иглы».

Также ослабло влияние другого драйвера экономик ряда регионов – агропромышленного комплекса. «Из-за неблагоприятной мировой ценовой конъюнктуры в прошлом году показатели мощных зерновых регионов страны – Краснодарского и Ставропольского краев – просели с точки зрения инвестпривлекательности», – заметил Дмитрий Кабалинский.

При этом, к примеру, один из лидеров в этой отрасли – Ростовская область – улучшила свои позиции по интегральному инвестриску, но не за счет АПК, а благодаря машиностроительным производствам: в сфере сельхозтехники и вертолетостроения. Успехи авиастроительных предприятий помогли поднять показатели Иркутской и Ульяновской областям.

В числе позитивных факторов Дмитрий Кабалинский назвал также сокращение долговой нагрузки на бюджеты субъектов РФ. «После многих лет неизменного роста отношение долгов регионов к собственным доходам стало снижаться, и за первые три квартала 2017 года объем госдолга субъектов РФ уменьшился на 6%. И мы предполагаем, что эта тенденция продолжится. Также в положительную сторону изменилась структура долгового портфеля: коммерческие займы, как правило более короткие и дорогие, были замещены кредитами из федеральной казны – длиннее и дешевле», – сказал эксперт. По его словам, регионы стали существенно меньше занимать у банков – портфель банковских кредитов их бюджетам за январь-сентябрь 2017 года сократился на 33%.

Дмитрий Гришанков, президент рейтингового агентства «Эксперт РА», который выступал модератором конгресса, акцентировал внимание участников конгресса на том, что агентство делает и другие рейтинги, характеризующие инвестиционный климат. И призвал не путать рейтинг инвестпривлекательности (который отвечает на вопрос, куда предпочитает идти прямой инвестор) с кредитным рейтингом (который отвечает на вопрос: с какой вероятностью региональные власти отдадут или не отдадут деньги). А также с рейтингом ESG (характеризует экологические и социальные показатели и качество административного управления в российских регионах). При этом он отметил прогрессирующий рост желающих принять участие в кредитном рейтинге. «Это связано с тем, что Минфин РФ стал использовать соответствующие данные при распределении поддержки субъектам РФ», – объяснил Дмитрий Гришанков.

Рейтинг ESG, который в основном ориентирован на иностранных инвесторов, представил Владимир Горчаков, директор регионального направления, «Эксперт РА». «Большинство инвесторов и международных финансовых институтов руководствуются принципом «ответственного инвестирования» в своих стратегиях», – отметил он.

У кого чего болит

Затем Дмитрий Гришанков предложил представителям регионов ответить на вопрос: «Согласны ли вы, что тенденция снижения рисков, которая появилась в прошлом голу, будет устойчивой и в будущем?».

- Хотелось бы сказать, что согласен, но не могу. Мы не видим устойчивости макроэкономической ситуации. Источники роста, на мой взгляд, носят отчасти конъюнктурный характер. Поэтому напряжение сохраняется. Мы прогнозируем темпы своего экономического развития в следующем году достаточно консервативно. С одной стороны, это связано с бюджетным процессом – мы можем остаться с кассовым разрывом. С другой – важно будет посмотреть, как те факторы, которые в своем прогнозе сейчас отражает Минэкономразвития, реализуются на деле. И как, в числе прочего, это отразится на нашем регионе. Запустится ли инфраструктурная ипотека, инфраструктурные облигации и, вообще, тренд на развитие инфраструктуры, что будет с крупнейшими федеральными проектами? Пока ситуация разнонаправленная», – оказался «сдержанным пессимистом» первый отвечающий – Дмитрий Ялов, заместитель председателя правительства, председатель комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области.

Леонид Кострома, директор Городского агентства управления инвестициями Москвы предупредил, что не берется дать компетентный макроэкономический прогноз на уровне всей страны. «Я могу отвечать только за Москву. По нашим показателям: по валовому региональному продукту, по бюджету, по инвестициям мы в целом видим позитивную картину. Впрочем, положительная динамика почти по всем показателям у нас сохранялась и в более сложные времена. И это особенно касается инвестиций. Москва за последние 7 лет увеличила инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах на 70%. За первые 9 месяцев этого года инвестиций в основной капитал привлечено на 20% больше к сопоставимому периоду прошлого года. По итогам года прогнозируемый объем – около 2 трлн рублей. И это только городские бюджетные инвестиции», – сказал Леонид Кострома. При этом он заметил, что частных инвестиций будет примерно в три раза больше. «На один рубль, который город вкладывает в развитие, дополнительно привлекается примерно 3 рубля от частников», – продолжил спикер.

«Конечно, много нерешенных вопросов, и здесь коллега из Ленинградской области прав, что нельзя слишком бурно погружаться в оптимистические настроения. Но в целом, на мой взгляд, динамика, скорее, все же позитивная», – дипломатично высказался Андрей Козодеров, заместитель главы администрации Липецкой области. По его словам, этот год для региона заканчивается неплохо. «У нас сейчас есть оживление в тех секторах, которые в 90-е годы были почти утрачены, но к счастью, не погибли совсем. Остались мощности, кадры, технологии, логистика. В первую очередь, это касается станкостроения и тракторостроения. Сегодня, есть комплексная поддержка на федеральном уровне, используя которую, на мой взгляд, регионы могут любые направления развивать своими силами», – сказал Андрей Козодеров.

С ним не согласился Александр Ганов, первый заместитель главы администрации Тамбовской области. «Несмотря на использование инструментов поддержки за счет федеральных ресурсов, которые отметил коллега из Липецкой области, собственные возможности регионов очень сильно сократились. В первую очередь, это связано с финансовой составляющей – возможности региональных бюджетов по стимулированию инвестиционной деятельности очень сильно ограничены – на фоне роста на них социальной нагрузки. Финансовый риск – это то, что в значительной мере потянуло вниз позиции, в частности, нашего региона в рассматриваемом сегодня рейтинге. Основная «западающая» история – это невозможность привлечения инвестиций в небольшие проекты в диапазоне 200-500 млн рублей. Этот сегмент оказался за рамками внимания федеральных властей. А именно здесь мы видим точки роста для нашей региональной экономики. Добавлю также, что всячески поддерживаемый государством АПК, с точки зрения пополнения региональных бюджетов из-за льготно режима налогообложения приносит сегодня меньше всего отдачи», – отметил Александр Ганов. Он признался, что большие надежды областное руководство связывает с новыми федеральными инструментами поддержки, в частности, с созданием фабрики проектного финансирования.

В то же время Александр Ганов отметил успехи своего региона – рост темпов производства на 10% и прирост инвестиций в основной капитал, который в этом году был зафиксирован впервые за долгие годы.

Антон Купринов, исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, рассказал о поддержке МСБ в столице.

Дмитрия Голосова, заместителя генерального директора «Особые экономические зоны», модератор попросил охарактеризовать работу ОЭЗ в России. На что эксперт ответил, что в 2016 году из-за неэффективности было закрыто 8 ОЭЗ. «Напомню, что у нас 4 вида особых экономических зон: технико-внедренческие, промышленно-производственные, туристско-рекреационные и портовые. Зарыты были те, которые относились к двум последним категориям. Инвесторы в последнее время, к примеру, не очень охотно вкладывают в туристический бизнес. Что касается технико-внедренческих и промышленно-производственных зон, то можно с уверенностью сказать, что все они эффективные. По 2016 году обща оценка приближалась к 100%. Было привлечено более 262 млрд рублей частных инвестиций. Это в 1,5 раза больше, чем затраты государства на создание зон», – сказал Дмитрий Голосов.

Не будем называть имен

В числе прочих вопросов на конгрессе рассматривался интерес к рынкам российских регионов иностранных инвесторов. В частности, в своем выступлении тему поднял Андрей Козодеров, который рассказал, что в 2017 году на территории Липецкой области запустили свои заводы три крупных немецких инвестора и два американских гиганта: «Я не буду их называть, но это очень крупные компании. И на следующий год запланирован запуск завода крупной большой китайской компании. То есть частные представители ведущих экономик мира нам доверяют. В наших ближайших планах – создание кластера из 30 резидентов, среди которых будут также европейские и американские компании. Хотя, конечно, и российские тоже». Замглавы Липецкой области напомнил, что буквально на днях в регионе открылось новое станкостроительное производство, в которое 150 млн рублей было вложено частной отечественной компанией и еще 450 млн рублей федеральным бюджетом через корпорацию Ростех.

При этом он признался, что первоочередной задачей всех этих производств, в том числе локализованных иностранных, является создание конкурентоспособной с мировыми аналогами продукции. «Пока для внутреннего рынка, чтобы на равных соперничать с зарубежными производителями (поверьте, наши селяне, например, сегодня имеют ресурсы и возможности, чтобы выбирать между российской сельхозтехникой и импортной).  Уже потом, мы будем смотреть, что можно отправлять на экспорт. То есть речь сейчас идет, я бы сказал, об экспортоориентированном импортозамещении», – выразил мнение Андрей Козодеров.

– Как вы изящно высказались, – отметил Дмитрий Гришанков. – А что скажет по этому поводу наш коллега из Германии? На днях санкции ЕС в отношении были продлены, но в то же время я читаю в новостях, что товарооборот между РФ и ФРГ вырос за последнее время на 25%, – обратился он к Маттиасу Шеппу, главе московского представительства Объединения торгово-промышленных палат Германии. На что немецкий гость заметил, что цифра по товарообороту не является хорошим показателем, поскольку сильно зависит от цен на энергоносители. «Когда цены на нефть обвалились, показатель товарооборота между нашими странами также пропорционально рухнул», – констатировал он.

При этом Маттиас Шепп добавил, что опросы немецких бизнесменов, которые проводит само Объединение торгово-промышленных палат Германии, показывают: немецкие инвестиции в российскую экономику постоянно увеличиваются, несмотря на санкции. «Мы составляем собственные рэнкинги по поводу российских регионов. И за последние три года видим рекордные объемы немецких инвестиций. Даже по официальным данным Бундесбанка, каждый год они составляют не менее €2 млрд евро. А сейчас только за три первых квартала сумма уже превысила 2,2 млрд. Но реальные цифры еще больше. По нашим оценкам, около €2 млрд поступает ежегодно только на уровне МСБ. Плюс крупный бизнес. Только Volkswagen за последние годы вложил в Россию полмиллиарда евро, Mercedes строит завод за €250 млн, BMW вкладывает немалые деньги в производство в России», – рассказал Маттиас Шепп.

По его словам, выгода немецких предпринимателей связана с низким курсом рубля, из-за чего «в Россию стало очень эффективно класть деньги», с хорошим уровнем образования недорогой рабочей силы – «лучше, чем в странах БРИКС», а также с реальными успехами российских регионах по улучшению инвестклимата.

– А если курс рубля пойдет вверх?, – спросил Дмитрий Гришанков.

– Колебания будут. Но мы были, есть и будем чемпионами по локализации в России, – завершил свою речь Маттиас Шепп.

Поддержать немецкого коллегу решил Владимир Горчаков. Он рассказал, что теме локализации производств в России недавно была посвящена целая секция на одном из крупных бизнес-форумов во Франкфурте-на-Майне. «Там выступал представитель одной крупной немецкой компании, обойдемся без имен, – поведал Владимир Горчаков, – которая производит строительные краны во многих странах мира, в том числе имеет завод в одном из регионов России, который я не буду называть. И он сказал, что в зависимости от поведения курса рубля, эта компания либо экспортирует конечную продукцию, сделанную в России, в страны Восточной Европы (если курс падает), либо начинает поставлять в нашу страну отдельные компоненты (если рубль стабилизируется или будет расти). В любом случае концерн имеет очень хороший синергетический эффект. И чтобы он был еще выше, они заинтересованы в расширении мощностей на территории нашей страны. Но такая схема работает только для крупных холдингов».

Солидарен с коллегами оказался и Алексей Родзянко, президент Американской торговой палаты в России. Он поделился данными исследований этой структуры, согласно которым инвестиции в обход санкций продолжаются и от американских компаний. «Инвестиции в Россию из США идут. Хотя, согласно официальной статистике, цифры очень малы – по данным United States Department of Commerce (министерство торговли США, прим. ред.), за всю новую историю существования РФ, американские компании вложили в ее экономику всего $9 млрд с небольшим. Но как быть с тем, что только PepsiCo инвестировала такую сумму? А есть еще завод Boeing, есть два новых высокотехнологичных проекта крупных компаний в Липецкой области, о которых здесь уже говорилось. Поэтому мы провели опрос среди крупных американских компаний. Получили ответы от 80 (хотя спрашивали значительно большее количество). Оказалось, что в совокупности они вложили в российскую экономику свыше $80 млрд. А в планах на 2017 год общая цифра составила $3,1 млрд. Значительная часть денег при этом идет через европейские «дочки», и поэтому не фиксируется статистикой», – объяснил Алексей Родзянко.

Похожие выводы сделал Руслан Кокарев, исполнительный директор Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ). «Мы совместно с одним крупным рейтинговым агентством из Германии провели свой опрос «Стратегии и перспективы европейских компаний в России», где попросили респондентов оценить эффективность и потенциал российской экономики. Я назову только итоговый индекс – 141 балл из 200 возможных. Это на 21 позицию выше чем в прошлом году и всего 3 пункта уступает максимальному показателю, который был зафиксирован в 2013 году», - сказал Руслан Кокарев.

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »
+2 -0
174

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
Finversia-TV