Среда, 22.11.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Когда на завтрак, обед и ужин – только надежда

+16 -0
1088
Аа +
Когда на завтрак, обед и ужин – только надежда

На ежегодном «Ужине Прогнозов Ассоциации CFA Россия» ведущие российские экономисты поделились своими прогнозами о будущем страны. Строго говоря, прогнозов они не делали – и так все в курсе – но вот их видение наиболее проблемных точек действительно оказалось ценным и нетривиальным.

Ассоциация «CFA Россия», как и подобные ассоциации во многих странах мира с приставкой CFA, собирают на своих ежегодных ужинах самых незаурядных экономистов. Тех людей, которых вряд ли знает вся страна или даже небольшая её часть. Но тех, перед кем крайне немногочисленное профессиональное сообщество, как говорится, снимает шляпу, и слушает, затаив дыхание. В этот раз приглашёнными гостями стали Алексей Саватюгин, Андрей Мовчан и Евгений Надоршин.

Алексей Саватюгин - в прошлом заместитель министра финансов – считает, что причинами бед в экономике является патернализм и госкапитализм, конфликт интересов между ЦБ и экономическим блоком правительства, но самое печальное – непредсказуемость и спонтанность изменений правил игры:

- Что особенно печально?! Что изменения правил игры происходят непредсказуемо, спонтанно. Поэтому мы ничего не можем с уверенностью сказать о будущих шагах нашего финансового регулятора, ЦБ, - посетовал Саватюгин.

Стабильность лучше, потому что стабильнее

Саватюгин сообщил, что дискуссия в обществе на тему «Стабильность или развитие?» завершена, и принят окончательный выбор в пользу стабильности. А поэтому все регуляторные новации направлены на сохранение статус-кво, а не на стимулирование предпринимательской инициативы.

- Стабильность лучше или, по крайней мере – стабильнее. Не берусь дать оценку этому выбору, но многие считают, что это хорошо, - пояснил экономист.

Ещё печальнее, по его мнению, фиктивность обращения властей к сообществу с просьбой написать стратегии развития:

- Мы принимаем много различных стратегий – и отраслевых и общегосударственных. Но зачем нужны стратегии, которые даже не предполагается выполнять?

Выбор в пользу стабильности, а не развития привёл к тому, что бизнес стал сокращаться, а надзорные органы – доминировать. Происходит завинчивание гаек, увеличиваются требования для вхождения на рынок, постоянно вводятся все новые и новые лицензии.

- А ведь, если мы вспомним, ещё в начале 2000-х годов в правительстве было объявлено, что регулирование будет сокращаться, что количество лицензируемых видов деятельности будет сокращаться. Как следствие, мы видим, что с 2000 года становится все меньше и меньше участников рынка, игроков. Это тенденция просматривается на протяжении последних 15 лет, но в последние три года она проявилась очень сильно. Барьеры на вход устанавливаются не только для предпринимателей, но и для потребителей. Со вступлением в силу новой квалификации инвесторов от регулятора, многие частные инвесторы прочувствуют это на себе.

Стабильность победила развитие, комплайенс – бизнес, потребитель побеждает предпринимателя. Уменьшается количество финансовых инструментов, рынок концентрируется, госсектор увеличивается в размерах. Экосистема обедняется.

Все меньше, меньше и меньше!

- За последние три года у нас на треть стало меньше банков, негосударственных пенсионных фондов – на 70%, страховых компаний – на 40%, профессиональных участников рынка - вполовину. С позапрошлого года мы видим сокращение числа кредитных потребительских кооперативов.  Мы видим сокращение числа игроков на аудиторском рынке, на рынке IT, на рейтинговом рынке. Наряду с уменьшением количества юридических лиц уменьшается количество акционеров - пакеты акций концентрируются.

По словам Саватюгина, на рынке акций видны те же самые процессы:

- Сейчас есть только две ценные бумаги – Сбербанк и Газпром, всё остальное - второй эшелон.

Впрочем, есть сегменты экономического поля, где можно увидеть рост количества участников. Недавно на юбилейной конференции НАПКА Алексей Саватюгин заявил, что рынок коллекторов – единственный сегмент, который растёт количественно. С начала 2000-х годов сокращаются все финансовые рынки: банки, МФО, страховщики, НПФ, профессиональные участники, а вот количество коллекторов с начала года выросло в 11 раз.

- Где ещё вы найдёте такой феноменальный рост? Соотношение выданных и отозванных лицензий на брокерском рынке составляет 1 к 35, на рынке МФО – 1 к 3. У коллекторов же на 114 выданных лицензий лишь одна отозванная, - заявил тогда Саватюгин.

Жаль только, что и тогда на НАПКА, и в этом раз – на CFA – Саватюгин мрачно шутил.

О рецептах, как лечить всё это недомогание, симптомы которого уже сейчас говорят о необратимых фатальных изменениях, Саватюгин не стал. Очевидный и самый простой рецепт – просто перестать придумывать все новые и новые регулирования - «кошмарить» бизнес и население.

Нефтяной иконостас с Россией во главе

Многие знакомы с таким понятием, как ресурсное проклятие – это когда страна эксплуатирует один или несколько природных ресурсов, выстраивая вокруг этой деятельности всю политику. В случае с Россией это, понятное дело, нефть, газ, в меньшей степени другие природные ресурсы. Андрей Мовчан, руководитель экономической группы Центра Карнеги, некоторое время назад сделал большой доклад на эту тему и презентовал его на конференции в Сколково в конце марта.

- Меня попросили вкратце и общо рассказать, что происходит с зависимостью от ресурсов, - взял он слово.

Подушевой ВВП и скорость прироста ВВП в России отстают не только от развитых экономик – таких, как Япония, Канада, США и Южная Корея, но и от таких развивающихся, как Бразилия, Мексика и Китай с Индией.

- Россия остаётся на этом графике позади всех и расстояние между нами и другими странами постоянно увеличивается, - пояснил Мовчан график, - Хуже всех приходится тем странам, где обеспеченность нефти в пересчёте на каждого жителя находится на средних уровнях – порядка 20-40 баррелей на человека. Это Венесуэла – мечта Столыпинского клуба. Это Казахстан, где многие годы управляет одни человек. Это Иран – патриотичная и изолированная от внешнего мира страна. Наконец, это Алжир, где военная диктатура. Вся ипостась.

Другим показательным графиком стал график зависимости роста ВВП от скорости роста цены на нефть начиная с 1993 года.

Когда не спасут даже $200 за баррель

- Посмотрите, просто фантастическое совершенно совпадение. То есть когда цены на нефть не росли, скорость прироста ВВП никогда не был выше нуля. Другими словами, даже $200 за баррель Россию не спасут – нужно, чтобы цена на нефть росла каждый год.

По состоянию на 2017 года государственные инвестиции опустились к уровню 2005 года, ситуация с частными инвестициями лучше, они находятся на уровне 2006 года.

- Но падают они ускоренными темпами, в 2017-2018 годах произойдёт обрушение. А иностранных инвестиций как не было, так и нет, - заверил Мовчан.

Говоря об эффективности политики России, экономист привёл в пример график стоимости ВВП выраженной в баррелях нефти. Иными словами, сколько на ВВП можно купить баррелей нефти. В 1999 году на ВВП России можно было купить около 2 млрд баррелей нефти, сейчас – лишь около 0,5 млрд.

Но что такое размер ВВП и цены на нефть, ведь всё относительно? - спросит читатель. Действительно, цены разные, а ВВП измеряется не только в номинальных, но и в реальных ценах. И вообще, причём тут ВВП?

И действительно, ещё в 2009 году экономист Рикардо Хаусман и физик Сезар Идальго придумали «Индекс экономической сложности». Согласно этому индексу важен не просто размер ВВП и скорость его прироста, важнее - разнообразие и сложность производимых в стране товаров и услуг. Важнее – диверсификация.

Андрей Мовчан блестяще продемонстрировал, как «социалистическая» Польша за минувшие 27 лет смогла превратить свою экономику в подобный разнообразный и сложный «завод» по производству товаров и услуг. Уже сегодня Польша, согласно данному индексу, напоминает Германию. Индекс по России практически не изменился в 1995-2014 годах. За 19 лет на карте экономической сложности практически ничего не изменилось: новые «очаги» либо не появились, либо не увеличились в размерах. А вот прежние кое-где и вовсе приказали долго жить.

- Нефть убивает не только птиц при разливе, нефть убивает целые индустрии, - прокомментировал Мовчан.

Мексика vs Россия

Чтобы собравшимся стало ещё жутче, Мовчан рассказал, чем мы отличаемся от Мексики – ведь все знают, что «Мексика – страна наркокартелей, миллиардеров и неравенства».

- По таким показателям, как гибель на дорогах и убийствам мы мало чем отличаемся – продемонстрировал он другой график, - А средний индивидуальный доход в России - $350, у мексиканцев - $1067. У них более сложная экономика. На обучение они тратят прилично больше денег, чем мы.

Самое интересное начинается тогда, когда речь заходит о сравнениях во взаимоотношениях с патронами. У Мексики патроном выступает США, у России – Европейский Союз. 47% импорта в США составляют товары и услуги из Мексики, из них лишь 15% занимают нефть и газ. Доля России в импорте ЕС составляет скромные 9%, из которых 70% приходится на нефть и газ.

На закуску Мовчан привёл ещё некоторые цифры, иллюстрирующие отставание России. Если объёмы сырьевого экспорта изменяются вместе с ценами, что неудивительно и объяснимо, то падение неминерального экспорта является ненормальным. Нефтяные деньги всегда были катализатором для ненефтяного бизнеса, но за последние 4 года он сократился в 1,5 раза и будет и дальше падать. Средняя зарплата в России вернулась в реальных рублях к уровню 2006 года. Инфляция идёт вниз и при нынешней ключевой ставке давно прошла уровень в 8-9%.

- Температура больного сейчас сильно ниже, чем 36,6 градусов. В России нет спроса, потому не растут и цены. На счетах в ЦБ находятся около 2 трлн рублей. Их некуда девать, экономическая жизнь в России замерла. Это фактически потерянное десятилетие. Другие страны тратят на образование и медицину 10-13% от ВВП. В России же на образование тратится менее 4%, примерно 3,3% от ВВП – идут на здравоохранение.

Средний мультипликатор по образованию - 3,5, по здравоохранению - 2,5. Это когда каждый вложенный государством рубль даёт прирост в ВВП 2,5 и 3,5 рубля соответственно.

Рецепты от Андрея Мовчана не блещут оригинальностью – потому что за какую-либо проблемную точку не возьмись и не начни исправлять – все хорошо будет. В самых общих чертах – это открытая экономика, курс на тесное взаимодействие с ЕС.

Снос пятиэтажек – не от хорошей жизни

Евгений Надоршин, главный экономист ПФ Капитал, построил своё выступление вокруг прогноза Министерства экономического развития, где он когда-то работал советником.

Напомним, что Минэкономразвития недавно предсказало, что наша экономика вырастет в 2017 году на 2%.

- Я не считаю, что нам суждено расти по 2%. А если и будем расти такими темпам, то недолго. Посмотрите данные за 1 квартал. Промышленность показало прибавку в 0,1%. Расходы бюджета чуть подросли, но инвестиции расти не собираются. Помните, как в советское время говорили, что есть две капиталосоздающих вида деятельности - тяжёлое энергетическое машиностроение и строительство? Весь импорт иностранного оборудования уходит на покрытие амортизации. По моей оценки чистого экспорта и платёжного баланса в итоге мы должны получить в этом году небольшой минус. А нужно – плюс 2%.

При этом, Надоршин считает, что не всё так плохо – экономика выходит из зоны спада. Однако настроения бизнеса оптимизма не внушают.

- Кроме строительства жилой недвижимости у нас нет другой активности. Отсюда появилась и программа реновации в Москве – сноса пятиэтажек. А куда деваться?! Это быстрый проект с хорошей доходностью, бизнес не готов к низким темпам прибыльности.

При этом весь заработанный капитал бизнес в экономику не инвестирует – выводит. В течение пяти последних лет суммарный отток капитала составил $650 млрд.

- Если бы эти деньги были проинвестированы, то мы бы росли, как минимум на 3%.

Сравнение с Польшей, которое привёл в своём выступлении Андрей Мовчан, напомнило Надоршину, что за последние годы производительность труда в Польше выросла на 22%, в России – на 1,2%.

- Мегаэффективная экономика, что сказать, - признал экономист и согласился с Мовчаном, что в последние годы Россия стала более сырьевой экономикой, чем была прежде.

Потерянное восьмилетие

А период 2008-2016 годов он считает просто потерянным.

- Подавляющее большинство проектов, которые сейчас работают на нашу экономику, в том числе, частично на диверсификацию, были созданы до 2008 года. По крайней мере решение было принято до 2008 года. Поэтому дело не в размере ставок по кредитам для населения или бизнеса, проблема – в рисках.

Надоршин прогнозирует, что потребление домохозяйств начнёт восстанавливаться уже в этом году – это произойдёт через улучшение настроений потребителей. В третьем квартале уже можно будет увидеть, как растёт ритейл.

- С высокой долей вероятности так начнёт восстанавливаться экономика. Но если не будет подпитки в виде улучшения производительности и другими факторами, то рост закончится за год-два.

Рубль обвалит Saudi Aramco

Солидарен Надоршин с Минэкономразвития по курсу рубля, полагая, что ОПЕК не сумеет договориться о сокращении добычи, а саудиты спровоцируют обвал цен, чтобы притормозить сланцевую революцию в США.

- Интерес саудитов объясним, поскольку выводить Saudi Aramco на IPO лучше на восходящем тренде. Будет обвал цен на нефть, потом отскок. Курс рубля улетит к 70, по году будет 65 рублей за доллар.

Голландская болезнь в российском переложении – это лень, считает Надоршин. Закончил своё выступление интересным рассказом, который состоялся у него с одним знакомым.

- Люди ищут сегодня интересной работы. Они готовы работать за те же самые деньги, но, чтобы работа не была скучной. Вот в одной компании, про которую мне рассказал знакомый, начальство сидит и выдумывает задания – чтобы занять подчинённых.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+16 -0
1088

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Изменения банковского ландшафта видны, что называется, невооружённым глазом. Банков становится всё меньше, а работы оставшимся только добавляется, и она всё больше усложняется. К тому же клиент XXI века, как уже не раз говорилось, стал и грамотным, и придирчивым к качеству услуг. Просто «на бренд» его не заманишь, нужно предложить что-то столь привлекательное, чтобы он пришёл и задержался на годы. Но что делать разработчикам банковского программного обеспечения, если все клиенты (в том числе и сами банки) — жаждут уникальности? Об этом — наш разговор с управляющим директором компании «Диасофт» Александром Глазковым. Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии». Учитесь видеть бизнес-процессы Учитесь видеть бизнес-процессы «Учитесь видеть бизнес-процессы. Построение карт потоков создания ценности», Майк Ротер, Джон Шук, издательство «Альпина Паблишер».

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV