Воскресенье, 19.09.2021
×
TOP-50 вопросов частных инвесторов на канале Finversia. Ян Арт. Часть 2

С реакцией леопарда: как ЦБ укрощает инфляцию

Сергей Бекренев,

президент и основатель Европейской Юридической Службы, член Генерального совета Деловой России

Несмотря на то, что Банк России уже дважды значительно повышал ключевую ставку, потенциал её роста далеко не исчерпан, регулятор допустил, что она может оказаться даже выше 6%. Поможет ли ужесточение денежно-кредитной политики обуздать инфляцию?

 

На последнем заседании Совета директоров Банка России регулятор принял решение повысить ключевую ставку на 50 б.п. – до 5,5%. Это стало уже третьим повышением ставки с начала года. Впервые ЦБ решился на такой шаг в марте этого года – ставка подросла на минимальный шаг в 25 б.п. В начале весны уже стало очевидным, что цель по инфляции вышла за верхний допустимый предел в 4%, но на этом не остановится, о чём свидетельствовали инфляционные ожидания.

Однако то повышение ставки стало для рынка сюрпризом, ведь руководство ЦБ неоднократно успокаивало профессиональное сообщество: инфляция вот-вот начнёт снижаться – из-за эффекта низкой базы. Но цены шли вверх, и по итогам мая превысили 6% в годовом исчислении.

Поэтому в дальнейшем регулятор не удивлял экспертов: два последующих повышения ставки были ожидаемыми событиями. Однако неожиданностью стали однозначные комментарии Эльвиры Набиуллиной, руководителя Банка России, последовавшие после последнего повышения ставки. Глава ЦБ заявила о том, что ставка, вероятно, будет повышаться и впредь: до 6% и выше к концу этого года. В качестве символического подтверждения своих слов Эльвира Набиуллина пришла на пресс-брифинг с брошью на лацкане пиджака в виде леопарда в прыжке. Хотя обычно агрессивная денежно-кредитная политика ассоциируется с ястребами – в противоположность голубиной.

Но главный вопрос, конечно же, не в символической бижутерии. А в самой природе российской инфляции. Отчасти рост цен связан с массированными фискальными стимулами в развитых экономиках, отчасти из-за нарушения глобальных цепочек поставок во время прошлогодней острой фазы пандемии. Эти причины стали основанием для критики действий регулятора – мол, справится с импортируемой из-за рубежа инфляцией повышением локальной ставки невозможно. А между ростом цен и ростом экономики стоит выбрать экономику.

Насколько эти аргументы имеют под собой основание? Однозначно сказать невозможно – как говорится, только история рассудит, кто был прав, а кто – нет. Между тем, не стоит забывать, что укрощение инфляции стало самым главным и осязаемым достижением политики Банка России в последние годы. По крайней мере, в глазах наших граждан. Регулятору удалось, как он того и хотел, создать понятные и стабильные условия для планирования как личных финансов, так и финансов корпоративных. Но коней на переправе не меняют – было бы странно, если бы теперь ЦБ отказался от своих с таким трудом завоёванных достижений. Об этом же заявила Эльвира Набиуллина в Госдуме, отчитываясь за работу в 2020 году. По её словам, «необходимо вернуть инфляцию к цели, иначе она грозит благополучию людей».

Что же касается экономики, то, по её мнению, восстановительному росту ставка не мешает. Дело в том, что многие сектора уже восстановились до докризисных уровней и бизнес стремится отбить потери во время вынужденных локдаунов через повышение цен на свои товары и услуги. Это ещё одна немаловажная причина разогнавшейся инфляции. В таких условиях дешёвые деньги будут лишь дальше разгонять цены, и ожидаемо приведут к охлаждению экономики. Но уже не на стороне предложения, а на стороне спроса: люди начнут воздерживаться от трат. А вот с этой напастью бороться монетарными мерами бессмысленно.

Аналитики ЦБ ожидают, что инфляция в годовом выражении начнёт снижаться не ранее осени. Откуда такая уверенность? Во-первых, из-за траектории инфляционных ожиданий бизнеса и населения, во-вторых – из-за отложенного эффекта очередных фискальных выплат в США. То есть, не исключено, что в следующий раз ставку повысят в июле и в начале сентября.

Насколько значительным будет повышение? Эксперты считают, что «ястребиная» риторика руководства ЦБ – это скорее надежда на силу вербальных интервенций. Или невербальных – как в случае с брошью. Что же касается предела повышения ставки, то есть оценки, что ставка вырастет и до 6,75% к концу года. С одной стороны, это слишком радикальные оценки, с другой – такое может случиться, если ситуация с третьей волной пандемии выйдет из-под контроля.

Но резкое повышение ставки вряд ли будет в интересах самого регулятора. Опережающий её рост может радикальным образом изменить процесс многолетнего перетока денег из депозитов на фондовый рынок. К слову, ставки по вкладам уже заметно подросли. Среди других последствий повышения ставки – укрепление рубля. С первых чисел апреля 2021 года рубль к доллару укрепился на 5,5% и даже недавно уходил ниже отметки в 72 рубля. Но, как известно, укрепление рубля не входит в планы Минфина, особенно учитывая возросшие расходы бюджета во время пандемии. С другой стороны, укрепление рубля – лучший способ дедолларизации экономики. По крайней мере, лучше, чем перевести ФНБ на евро и юань.

Последствия повышения ставки – это ещё и подорожавшие кредиты. И в этом смысле рост ставки – это управление спросом. То есть инфляцией в конечном счёте. Однако на инфляцию можно влиять и с помощью управления предложением. И тут уже больше нужна помощь и полномочия правительства, нежели ЦБ. В компетенции министерств создавать условия для расширения предложения товаров и услуг, модернизации. Посредством пошлин, тарифов, наконец, посредством улучшения делового климата.

Правительство также может прибегнуть к ещё одной нерыночной, но эффективной мере – контролю за ценами на ряд важнейших товаров, по крайней мере, для уязвимых групп населения.

Скорее всего до «ручного» контроля за ценами не дойдёт – судя по оперативным действиям регулятора. Кстати, уже появились аналитические отчёты, в которых прогнозируется возвращение инфляции к целевым значениям в 4% уже в первой половине следующего года. На такие же сроки возлагают надежды и в самом ЦБ. Если всё получится, то можно будет говорить, что инфляцию удалось «заякорить» в ожиданиях наших граждан. Это, в свою очередь, означает смену парадигмы потребительского поведения: люди перестанут ажиотажно скупать товары и конвертировать рубли в иностранную валюту.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Шире круг: бизнес рассчитывает на расширение поддержки со стороны государства Шире круг: бизнес рассчитывает на расширение поддержки со стороны государства Комплекс мер по поддержке малого и среднего бизнеса, реализуемый в настоящий момент, очень важен, но, с учетом масштаба проблем, пока недостаточен. Сейчас, когда становится понятна реальная сила удара пандемии по экономике, необходимо расширение государственных программ поддержки предпринимательства. На работу «в тапочках»: подтолкнет ли карантин глобальный переход «на удалёнку»? На работу «в тапочках»: подтолкнет ли карантин глобальный переход «на удалёнку»? Введенный во многих странах режим самоизоляции приводит к вынужденным изменениям режима работы. Означает ли это полную смену «офисной» парадигмы бизнеса? Или после спада пандемии всё вернётся на круги своя? Ответ пока неочевиден. Берите пример с крупных компаний и ориентируйтесь на местные особенности Берите пример с крупных компаний и ориентируйтесь на местные особенности Для многих предпринимателей остается актуальной проблема правильного позиционирования.
Все статьи автора (3)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »