Среда, 22.11.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Восстание машин

+8 -0
308
Аа +
Восстание машин

Высокочастотный трейдинг – туманные перспективы для частных трейдеров.

По мере развития информационных технологий высокочастотная торговля (High Frequency Trading или сокращенно – HFT) постепенно превратилась из «задумки пары программистов» в ту движущую силу, которая уже привела к кардинальным изменениям на подавляющем большинстве финансовых рынков.

Как отмечет трейдер и управляющий активами Юрий Чеботарев, «сегодня высокочастотный трейдинг переживает такой же бум, как хедж-фонды в середине 1990-х», причем он значительно «повышает эффективность финансовых рынков, привнося в них технологические инновации: огромные деньги зарабатываются при совершении тысяч сделок с ценными бумагами в секунду, меняя облик рынков ценных бумаг повсеместно».

Тем не менее, на протяжении нескольких последних лет отмечается одна крайне любопытная тенденция: согласно экспертным оценкам, совокупная прибыль компаний, специализирующихся на использовании высокочастотных торговых стратегий стала сокращаться – и очень существенно (в частности, по мнению специалистов компании Tabb Group, за последние 7 лет прибыль «высокочастотных компаний», работающих на рынке акций США, сократилась более чем на 80%).

Резкое падение доходов высокочастотных трейдеров заставило их быстро приспосабливаться к изменившимся рыночным условиям, при этом многие из пионеров высокочастотной торговли признают, что ее ждут непростые времена.

К чему уже привела высокочастотная торговля?

Для понимания значения высокочастотной торговли на современных финансовых рынках логично сравнить прежнюю (ее можно смело назвать классической) и современную структуру участников финансовых рынков с точки зрения их рыночной активности.

При классической структуре финансового рынка (к примеру – рынка акций) распределение его участников в зависимости от уровня торговой активности было достаточно простым и понятным:

1) инвесторы, характеризующиеся очень скромным уровнем торговой активности;

2) трейдеры, в целом торгующие намного активнее.

Безусловно, эти группы были весьма и весьма неоднородны. К примеру, одни инвесторы пересматривают структуру своего портфеля один раз в 10 лет, а другие – один раз в 3 года; то же самое можно сказать о трейдерах, у которых время держания открытой позиции может колебаться от нескольких месяцев до нескольких минут (и даже секунд). Однако до определенного момента все эти участники рынка торговали «вручную», т. е. заявки и на покупку, и на продажу выставлял человек.

Развитие высокочастотной торговли привело к тому, что на финансовых рынках появилась совершенно новая группа участников – высокочастотные трейдеры, которые в отличие от «традиционных» участников торгов, практически полностью отказались от введения заявок на покупку и продажу тех или иных финансовых активов вручную, отдав их «на откуп» специально созданным торговым роботам (по сути, практически любой торговый робот представляет собой программу, выставляющую заявки по определенному алгоритму).

Вплоть до начала 2000-х годов появление высокочастотных трейдеров не приводило к радикальным изменениям на финансовых рынках («места хватало всем»), однако достаточно быстро высокочастотные трейдеры стали конкурировать с «традиционными» – и «технологичные пришельцы» очень быстро победили в этой конкурентной борьбе. Если в начале 2000-х годов доля высокочастотных трейдеров в общем торговом обороте на глобальном рынке акций оценивалась в 8-10%, то сейчас она достигает порядка 55-60%.

Как полагает трейдер Артем Крамин, «все идет к тому, что все более или менее системные «классические» трейдеры либо переходят на автоматизированную торговлю, либо активно используют ее», поэтому в конечном результате «их торговля становится более эффективной».

Бесспорная победа высокочастотных над «традиционными» трейдерами в значительной степени объяснялась двумя факторами – феноменально высокой скоростью выставления заявок и полным устранением человеческого фактора. Иными словами, торговые роботы оказались способны реализовывать инвестиционные стратегии, применяемые «классическими» трейдерами, намного быстрее и практически без ошибок)

Что происходит на мировых финансовых рынках сейчас?

В настоящий момент высокочастотные трейдеры практически закончили «каннибализацию» финансовых рынков, вытеснив с них почти всех трейдеров, «торгующих руками».

Закономерным итогом этого процесса стало возникновение и стремительное обострение конкуренции непосредственно между самими высокочастотными трейдерами, причем конкурируют они между собой по двум основным направлениям, которые с определенной долей условности можно назвать «конкуренцией технологий» и «конкуренцией идей».

Смысл «конкуренции технологий» предельно прост – обеспечить самое быстрое выставление заявки на бирже. В этом направлении активнее всего работают крупные международные инвестиционные компании, готовые инвестировать в необходимую инфраструктуру миллионы долларов и ориентированные на максимально быстрое совершение собственных операций. Колоссальные инвестиции в «скорость доступа на биржу» позволяют крупным игрокам получить уникальное конкурентное преимущество при использовании достаточно широко распространенных среди участников рынка инвестиционных стратегий (например, арбитражных или стратегий «торговли спрэда»).

«Конкуренция идей» развивается в совершенно ином направлении: многие инвесторы не могут себе позволить огромных вложений в инфраструктуру «быстрого доступа», поэтому они предпочитают делать акцент на изменении используемых алгоритмов принятия самих инвестиционных решений, т. е. инвестиционные стратегии со временем становятся все более сложными и изощренными.

В качестве весьма показательного примера можно привести простейшие «академические» стратегии, предполагающие одновременное использование нескольких разнопериодных скользящих средних, которые, пусть и с определенными модификациями, долгое время были одними из наиболее популярных на финансовых рынках. Как свидетельствует практика, сейчас подобные стратегии, применяемые в чистом виде трейдерами, торгующими «вручную», характеризуются достаточно низкой эффективностью (их доходность можно оценить в диапазоне от 5% до 12% годовых), тогда как торговые роботы могут открывать и закрывать позиции более результативно. В частности, роботы делают это быстрее и, соответственно, по более оптимальным ценам, во многом минимизируя эффект «проскальзывания». Логично, что для повышения эффективности таких стратегий инвесторы вынуждены вводить в них дополнительные параметры – и, как правило, не один, а несколько.

Самым вероятным вариантом ожидаемого усиления «конкуренции технологий» и «конкуренции идей» станет углубление сегментации рынка: сегмент трейдеров, торгующих «вручную», скорее всего, продолжит свое сжатие (одна часть «живых» трейдеров полностью или частично автоматизируют свою торговлю на финансовых рынках, другая – со временем «превратится» в инвесторов, а третья – банально разорится), в то время как остальные сегменты – инвесторы и высокочастотные трейдеры – будут демонстрировать положительную динамику.

На что могут рассчитывать частные трейдеры?

Для участников финансовых рынков, не располагающих значительными денежными средствами, интенсивное развитие высокочастотной торговли станет одной из определяющих тенденций в обозримой перспективе, причем приход «высокочастотных» трейдеров на развитые и развивающиеся финансовые рынки будет иметь разные и весьма неоднозначные последствия.

С одной стороны, высокочастотная торговля объективно повышает общий уровень ликвидности рынков, причем очень значительно, что весьма удобно с точки зрения инвесторов, реализующих пассивные инвестиционные стратегии, в том числе и ставшую настоящим хитом последних лет стратегию индексного инвестирования. Заметное увеличение рыночной ликвидности объективно снижает величину рыночных спрэдов и упрощает процесс открытия и закрытия торговых позиций.

По мнению Джорджа Сотера, эксперта инвестиционной компании Vanguard Group, управляющей активами на сумму более 4 трлн. долл., высокочастотные трейдеры «повышают привлекательность торговых площадок для всех трейдеров».

С другой стороны, частные трейдеры вынуждены на ходу перестраивать свое поведение на финансовых рынках: при всем желании они не могут соперничать с крупными игроками по скорости доступа к биржевым торгам и не в состоянии систематически изобретать концептуально новые подходы к принятию инвестиционных решений. Соответственно, перед этой категорией участников финансовых рынков есть очень скромное количество альтернатив: или частично автоматизировать торговлю (этот путь является наиболее простым и удобным для трейдеров), или изменить сам подход к торговле, переориентировав ее на более долгосрочную перспективу. По сути, частные трейдеры должны смириться с происходящими изменениями или «перейти в стан инвесторов».

Мало того, если смотреть на складывающуюся на глобальных финансовых рынках ситуацию системно, то можно констатировать, что развитие высокочастотной торговли способствует постепенному «отмиранию» целого класса инвестиционных стратегий, ориентированных на выявление рыночных дисбалансов (точек или моментов рыночной неэффективности). Это обусловлено тем, что торговые алгоритмы могут практически мгновенно выявлять эти подобные «рыночные несоответствия» и «ликвидировать» их в предельно короткие сроки. В частности, эта особенность очень хорошо заметна если сравнить динамику американских или глобальных депозитарных расписок на акции российских публичных компаний с динамикой самих акций на внутреннем рынке, к примеру, 5 лет назад и сейчас.

А что на российском рынке?

К сожалению, на отечественном рынке перспективы высокочастотного трейдинга весьма и весьма туманны.

И дело здесь совсем не в том, что частные трейдеры не желают пользоваться плодами технологического прогресса: российский рынок подводит, прежде всего, дефицит финансовых инструментов, изначально обладающих достаточным уровнем ликвидности (как минимум, это предположение в том или ином виде «зашито» в торговых роботах, использующих разнообразные сигналы технического анализа). Нехватка ликвидных инструментов, на которых торговые роботы могут развернуться в полную силу, приводит к тому, что на ограниченно ликвидных рынках (а национальный рынок именно такой) торговые роботы в значительно мере «вырождаются», превращаясь в один из инструментов маркет-мейкеров. Иными словами, низкая или, как минимум, недостаточная ликвидность автоматически «убивает» практически все потенциальные возможности высокочастотной торговли, а уделом трейдеров становится преимущественно торговля рыночным спредом.

Примечательно, что на ограниченно ликвидных рынках глобальный тренд по развитию высокочастотной торговли приводит к усилению концентрации ликвидности на спот-рынке. В частности, «голубые фишки» становятся еще ликвиднее, а акции второго и третьего эшелонов, напротив, сталкиваются с оттоком ликвидности. Одновременно происходит стремительное развитие срочного рынка (причина этого проста – потенциальная доходность совершаемых на нем операций, в том числе и с использованием торговых роботов, намного выше, чем на «традиционных» финансовых рынках).

Кроме того, необходимо упомянуть и о том, что в последние годы на российском рынке отмечается сокращение количества активных трейдеров: экспертные оценки довольно сильно разнятся, однако даже убежденные оптимисты оценивают его в России на уровне 100 000-120 000 человек – и не более того. При таком числе регулярно торгующих трейдеров (такими считаются те, кто совершил хотя бы одну сделку в течение месяца) даже потенциально количество владельцев торговых роботов можно оценить максимум в 20 000-25 000 человек, что явно недостаточно для формирования полноценного, пусть и небольшого по объему, национального «рынка торговых роботов».

Таким образом, в нашей стране высокочастотная торговля упирается в то, что торговать приличными объемами не позволяет текущий уровень ликвидности внутреннего рынка, а развитие индустрии торговых роботов для частных трейдеров сдерживается небольшим количеством последних.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+8 -0
308

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Изменения банковского ландшафта видны, что называется, невооружённым глазом. Банков становится всё меньше, а работы оставшимся только добавляется, и она всё больше усложняется. К тому же клиент XXI века, как уже не раз говорилось, стал и грамотным, и придирчивым к качеству услуг. Просто «на бренд» его не заманишь, нужно предложить что-то столь привлекательное, чтобы он пришёл и задержался на годы. Но что делать разработчикам банковского программного обеспечения, если все клиенты (в том числе и сами банки) — жаждут уникальности? Об этом — наш разговор с управляющим директором компании «Диасофт» Александром Глазковым. Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии». Учитесь видеть бизнес-процессы Учитесь видеть бизнес-процессы «Учитесь видеть бизнес-процессы. Построение карт потоков создания ценности», Майк Ротер, Джон Шук, издательство «Альпина Паблишер».

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV