Суббота, 05.12.2020
×
Великобритания будет одной из самых пострадавших от пандемии экономик в мире

Сергей Васильев: 2014 vs 2008

+1 -0
Аа +

Какой кризис принёс больше вреда?

Часто в дискуссиях о российской экономике слышу мнение, что «кризис» 2014-го года был для России чуть ли не менее значительным, чем кризис 2008-го, когда начался мировой финансовый кризис.

На этом стоит остановиться подробнее, ибо, на мой личный взгляд, никакого кризиса в 2014-м году, в отличие от 2008-го у нас не было вообще.

Основным показателем глобальности кризиса 2008-го для России стало кардинальное изменение ее международной инвестиционной позиции.

С самого начала нулевых на наши рынки потекли большие реки западных денег. Это было и внешнее долговое финансирование, вложения в российские акции, и прямые иностранные инвестиции. В момент пикового расцвета нулевых, летом 2008-го, размер золото-валютных резервов ЦБ достиг 600 млрд. долларов.

Это были огромные деньги, но в основном это были чужие иностранные деньги. В тот самый момент, когда наши резервы были 600 млрд, чистая международная инвестиционная позиция России (т.е. разница между нашими зарубежными активами и долгами) была отрицательная .
Мы должны были тогда миру около -150 млрд $, т.е., чтобы рассчитаться по всем долгам и инвестициям нам, нужно было бы отдать все золото-валютные резервы, но и их бы не хватило. Мы остались бы еще должны миру около 150 млрд $.

Глобальный исход мировых инвестиционных денег с российского рынка начался сразу после начала мирового кризиса, осенью, 2008-го и продолжился весь 2009-й.
Это был настоящий шторм, самое сложное время в нашей экономике, когда нужно было мгновенно рассчитываться по долгам, реструктурировать свои обязательство, перестраивать взаимодействия с внешними рынками.

Именно тогда, Правительство стало вкачивать через госбанки огромные деньги в рынок, чтобы спасть ситуацию и одновременно удерживать бюджет.

В результате этих тектонической сдвигов, уже к концу 2008-го международная инвестиционная позиция изменилась с минус 100 млрд $, на плюс 250 млрд $. Иностранцы не просто ушли с рынка, но еще и потеряли суммарно около 350 млрд $. Резервы ЦБ в тот год упали с 600 млрд. $ до 350 млрд. $, но зато теперь уже мир стал должен нам, а не мы ему.

В общем, в 2008-2009-м нас действительно тряхануло по-крупному, это был настоящий полноценный кризис.

А что же случилось в 2014-м? Был тогда какой-то «кризис»?

Основным аргументом в спорах о «кризисности» 2014-го приводят факт падения курса рубля к доллару с 30 руб до 60. Мол, в 2008-м курс упал всего-навсего с 25 руб/$ до 30 руб/$, т.е. на 20%, а в 2014-м он упал сразу в два раза.

Наверное, с обывательской точки зрения, такие цифры можно принимать во внимание. Люди, действительно, тогда (в 2014-15-х годах) одномоментно стали беднее в два раза.

Но был ли тут кризис?

Такой скачок курса был отчасти следствием глобальных изменений платежного баланса страны еще с кризисного 2008-го года, когда ЦБ зачем-то слишком сильно сдерживал курс, хотя мог бы отпустить его уже тогда.

Но главное, курс изменили в виду излишнего испуга Центрального Банка. В тот год, ЦБ, слишком уж перепугался из-за возможных последствий антироссийских санкций, излишне перестраховался. А, как показали последующие события, ЦБ волновался зря - российская экономика могла бы спокойно прожить и с курсом в 40 руб/$. Бюджет вполне бы справился.

Но ЦБ тогда перестраховался и дал возможность зарабатывать экспортерам и бюджету. Это еще более изменило международную инвестиционную позицию России в положительную сторону, со 130 млрд $ до 300 млрд $. Именно в результате той резкой курсовой политике ЦБ, мы имеем сегодня излишне профицитный бюджет.

В общем, резкое изменение курса рубля в 2014-м, во многом, был результат рукотворных действий Центрального Банка, а не результат какого-то внешнего кризиса или обвала.

Да, люди обеднели, зато обогатились корпорации-экспортеры и бюджет. А именно экспортеры и бюджет составляют сегодня каркас российской экономики. Но если каркас экономики лишь окреп, то был ли кризис?

Ответ – нет. В 2014-м никакого кризиса в нашей экономике не было.

Просто Центрального Банка за счет курсовой политики перераспределил внутренние потоки от населения в пользу экспортеров и бюджета.

Это была, возможно, и ошибка ЦБ. Но не кризис…

Профиль автора в соцсети: https://www.facebook.com/sergey.vasiliev.106

Орфография и пунктуация авторов блогов сохранена. Перевод англоязычных блогов – автор блога.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все обзоры блогов »
+1 -0
929
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Инвестиции в… автомобиль Инвестиции в… автомобиль Социологи спросили россиян об инвестиционных инструментах. Все фильмы Warner Bros. 2021 года выйдут на HBO Max одновременно с премьерой в кинотеатрах Все фильмы Warner Bros. 2021 года выйдут на HBO Max одновременно с премьерой в кинотеатрах Warner Bros. в течение следующего года представит весь список фильмов, включая «Дюну» и «Матрицу 4», на канале HBO Max и в кинотеатрах. Анатолий Аксаков: «Рубль пока не избавился от сырьевой зависимости – он приспособился к «сырьевым» шокам и рынку» Анатолий Аксаков: «Рубль пока не избавился от сырьевой зависимости – он приспособился к «сырьевым» шокам и рынку» Какие факторы влияют на курс рубля. Почему в публичном пространстве предвещают курс в 100 рублей за доллар. К чему привела денежно-кредитная политика Центробанка. Почему банки России устояли в кризис 2020 года. Как бюджетное правило работает на курс рубля. Как выглядит сегодня бюджет России. Эти и другие вопросы – в беседе главного редактора Finversia.ru Яна Арта и председателя Комитета Думы России по финансовому рынку Анатолия Аксакова.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »