Среда, 19.09.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Олег Кузьмин: «Никогда нельзя создать что-то новое, не набив шишек»

+10 -0
314
Аа +
Олег Кузьмин: «Никогда нельзя создать что-то новое, не набив шишек»

Олег Кузьмин, заместитель генерального директора компании «Инверсия», рассказал порталу Finversia.ru об основных тенденциях на рынке банковской автоматизации, запросах банков в отношении новых сервисов и трудном пути биометрии в стране.

- Олег Борисович, несмотря на летний сезон, недели не проходит без новости о том, что Банк России отозвал лицензию у очередного банка. Этот тренд последних лет на сокращение числа кредитных организаций делает рынок программного обеспечения для банков более насыщенным, более конкурентным. Как это влияет на рынок разработчиков, на ваш бизнес?

- Безусловно, эта ситуация заставляет пересматривать свои приоритеты, свои ресурсы. В таком активно меняющемся рынке сложно выживать. Причем, это именно стагнация. Уменьшение общего количества банков, которые обеспечивали нам развитие. Но при этом нам удалось за последние несколько лет удержать в зоне наших интересов примерно равное количество банков-клиентов. Несмотря на то, что и у некоторых наших клиентов отзываются лицензии, нам удается наращивать клиентскую базу за счет других банков.

Все материалы Finversia-TV

- В целом рынок разработчиков как реагирует на происходящее? Может быть, игроки консолидируются или, наоборот, покидают рынок?

- Ухода игроков с рынка мы не наблюдаем. Однако, если проанализировать ситуацию, становится виден переток банков от одних компаний-разработчиков к другим. Поэтому мы прогнозируем, что ряду компаний придется либо менять сферу деятельности, либо существенно сокращаться.

- Вы упомянули, что удерживаете клиентскую базу за счет прихода новых клиентов-банков. А другие сектора финансового рынка, например, микрофинансовые организации, входят в периметр вашего внимания?

- Да. Как показала практика, хорошо разработанная система позволяет достаточно быстро адаптировать её к требованиям смежных рынков. Поэтому, кроме банков, у нас есть ряд клиентов НФО (некредитных финансовых организаций), в первую очередь среди МФО. За счет того, что система хорошо модернизируется, удалось настроить её под «соседние» рынки. Но, конечно, свои особенности возникают и там, и их достаточно много. Например, для банков главным было настроить обработку операций «в две руки» - когда каждая операция контролируется определенными службами, чтобы обеспечить корректность, правильность, проверяемость результатов. Поэтому многие операции реализованы через специальный интерфейс, в котором сотрудники должны их акцептовать, прежде чем результаты поступят дальше. У МФО же другие запросы. Зачастую, МФО – это всего несколько сотрудников, поэтому им нужен умный «черный ящик», который будет автоматически взаимодействовать с внешним миром и позволять добиться минимального человеческого участия.

- Но в данном случае речь идет именно об оптимизации имеющейся системы, а не о создании с ноля?

- Подавляющее большинство функционала оказалось абсолютно совместимо. Что такое МФО? Основной вид бизнеса – выдача займов. Аналог банковского кредитования. От подачи заявки на кредит, до решения о его выдаче и дальнейшего ведения и отражения в бухгалтерии – операции практически тождественные.

- В условиях повсеместной, по крайней мере, на словах, цифровизации финансовых продуктов и услуг, отмечаете ли вы изменение клиентских запросов? На какие-то дополнительные системные модули или тому подобное?

- Хороший вопрос, но я тогда немного вернусь в историю, к истокам создания нашей компании. Её создавали люди, которые занимались автоматизацией пилотируемых летательных аппаратов. Когда я, после университета, пришел на эту работу, с трудом мог поверить в то, что можно создать такую автоматизированную систему, которая может выполнять задачи, с учетом меняющейся ситуации и без вмешательства человека. Сейчас для этого придумали термин искусственный интеллект.

Когда мы начали заниматься банковской автоматизацией, то у самих банкиров не было понимания того, что и как можно автоматизировать. Поэтому был запущен процесс анализа информационных потоков, их структурирования и создания системы их обработки, включающей интерфейс, в котором бы люди могли работать: заводить цифры и получать результаты. За несколько лет удалось автоматизировать основные направления бизнеса внутри банка, но на внешних, скажем так, рынках, мы постоянно сталкивались с информационным хаосом или просто с отсутствием автоматизации.

Сегодня, наконец-то, общество созрело к тому, что сейчас называют диджитализацией. Стало появляться бесчисленное количество сервисов, которые оказались востребованы в банках. Уникальность ситуации в том, что путем интеграции со множеством этих сервисов можно очень серьезно – на порядки – улучшать качество как принятия решений, так и обслуживания клиентов и обработки данных. Замечательно, что мы к этому пришли. Мы видим лавинообразный спрос банков на интеграцию с различными сервисами.

- Насколько сложен процесс интеграции ядра – внутренней АБС банка – с другими сервисами?

- Да, это сложно. Мы сталкиваемся с большим количеством разных подходов к подготовке данных для интеграции во внешней среде. Поэтому большое количество наших программистов, как солдаты в окопах сидят на API, на шлюзах, обрабатывают большое количество различных протоколов. Причем, это не клиентские приложения, а только подготовка к их созданию, нижний слой. Наша система сейчас похожа на айсберг, где пользователь, потребитель видит лишь малую его часть.

Но есть и другая сторона медали: это тот рынок, то направление, которое приносит приличные доходы даже в условиях сужения клиентской базы. То есть от существующих клиентов постоянно идет поток новых и новых запросов на расширение возможности системы.

- Что сейчас наиболее популярно в этих запросах?

- К самым популярным в последние годы я бы отнес сервисы СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия, прим. ред.). Потому что наконец-то появилась возможность в автоматическом режиме проверять данные паспортов, данные по банкротам, по задолженности, по нотариату и так далее. На этом рынке мы не ожидаем взрывного всплеска интереса – он просто есть. Но эти данные жизненно необходимы банкам для принятия решений. Тем более что в СМЭВ постоянно добавляются новые сервисы.

- Как правило, государственные структуры представляются такими неповоротливыми бюрократическими машинами. Насколько сложно с ними взаимодействовать в таких вопросах, как автоматизация?

- Увы, несмотря на то, что были приняты общие решения, и есть специализированный портал по ведению всех интерфейсов, решаются они, зачастую, по-разному. Разные протоколы, разные методики обработки данных. Не всегда получается оперативно взаимодействовать с этими структурами. Пока хромает документация, где-то приходится прорываться через массу ошибок. Но я безумно рад уже тому, что процесс идет. Никогда нельзя создать что-то новое не набив шишек.

- Помимо СМЭВ, какие еще сервисы сегодня пользуются повышенным спросом?

- Биометрическая идентификация. Вещь, к которой пока с большой опаской относятся в обществе.

- Да, ЦБ недавно собирал банкиров и призывал их ускорять процесс сбора биометрических данных…

- Есть дорожная карта, по которой все банки должны подключиться позднее. Но надо продумать и дополнительные мотивы, чтобы вовлечь в это граждан. Смотрите, если по данным с ворованного паспорта где-то выдали кредит, то у реального владельца паспорта велики шансы оспорить это в суде (с помощью графологической экспертизы или другими путями). Но если скомпрометированы данные биометрии, то доказать, что не ты, например, открыл счет и провел сомнительные операции по нему, будет крайне сложно.

- Это что касается запросов, скажем так, внешних, направленных на получение информации о клиенте. Но ведь есть и внутренняя «кухня», в том числе, отчетность. Достаточно запросов в этой связи? Учитывая, что Банк России переходит к унификации отчетности, переходу, например, на единый план счетов.

- Разумеется. Если ЦБ обяжет банки перейти на другие формы отчетности, например, на XBRL, то это вызовет очередной всплеск запросов от заказчиков к производителям. Для нас это интересный тренд, который помогает нам развить возможности системы и предложить новые услуги банкам.

Если же говорить конкретно о переходе на МСФО-9, то у нас был просто огромный сдвиг в прошлом году. Ряд банков, которые использовали либо самостоятельно разработанные решения, либо решения от, скажем так, не очень сильных разработчиков, оценили свои  потенциальные риски, как высокие, и стали активно переходить на новые АБС.

Это потребовало очень серьезной доработки системы. Даже в инструкциях по применению МСФО-9 нет четких алгоритмов, есть только рекомендации. Когда это переводится непосредственно «в цифру», требуются колоссальные усилия от банков по введению в систему новой информации, чтобы корректно заработали все алгоритмы. Критически важно то, что если попытаться автоматизировать определенные расчеты по этим требованиям, возникает необходимость в дополнительной информации, которой просто нет в системе. Если банки вспомнят об этом поздно, то, боюсь, даже хорошие решения могут не спасти.

Олег Кузьмин, заместитель генерального директора компании «Инверсия»

В 1986 году окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности «Механика».
В 1986-1989 годах работал в Научно-исследовательском институте Автоматики и приборостроения, где занимался автоматизацией систем управления летательных аппаратов.
В 1989 перешел на работу в «Кредо-банк», где занимал должность директора управления автоматизации.
В 1990 году выступил одним из учредителей компании «Инверсия».
В 2012 году назначен заместителем генерального директора компании «Инверсия».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+10 -0
314

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
×
Finversia-TV

Новости

Основные курсы и котировки