Среда, 22.11.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Алина Ветрова: «В очередной раз пытаются зарегулировать именно банки»

+17 -0
677
Аа +
Алина Ветрова: «В очередной раз пытаются зарегулировать именно банки»

Алина Ветрова, первый вице-президент Ассоциации «Россия», рассказала порталу Finversia.ru о новациях в банковском регулировании, развернувшейся дискуссии между банками и микрофинансистами, ответственном кредитовании и предстоящем банковском форуме в Сочи.

- Алина, начать хотелось бы с инфоповода. Сегодня (интервью состоялось 16 июня) Банк России начал переход от территориального надзора к централизованному. По крайней мере, некоторые СМИ сообщили о том, что регулятор разослал в банки соответствующие информационные письма. Вы можете подтвердить эту информацию? И как сами кредитные организации относятся к централизации надзора?

- Это действительно так. Банк России объявил о переходе к централизованному банковскому надзору. Для этого регулятор уже создал Службу текущего банковского надзора и планирует постепенно переводить кредитные организации к этой новой форме надзора.

Мы уже провели одну встречу банкиров и руководства ЦБ. На ней присутствовало 83 кредитных организации из Центрального федерального округа, которые первыми начали этот переход с 16 июня. Следующая встреча состоится 27 июня. На ней будет присутствовать уже гораздо больше банков – около 280, представляющих помимо Центрального еще и Дальневосточный федеральный округ. Постепенно, к сентябрю 2018 года, регулятор намерен перевести на эту новую форму все остальные кредитные организации.

Что касается вашего второго вопроса, то сейчас трудно говорить о том, лучше или хуже этот новый надзор будет для банков, но, судя по озвученной на встрече информации, это исключит ситуации, при которых банки были вынуждены несколько раз отвечать на одни и те же запросы, исходящие из различных подразделений ЦБ.


Все материалы Finversia-TV

- Меньше запросов, меньше бумажной работы?

- Да. Кроме того, есть определенная уверенность в том, что будут применяться единые подходы ко всем кредитным организациям. Сейчас существует некая региональная специфика – от региона к региону территориальные подразделения ЦБ могут давать разные разъяснения по одному и тому же вопросу. Не очень понятно, как действовать в подобной ситуации. По этой тематике переход уже начался – территориальным подразделениям запретили самостоятельно давать разъяснения. Это породило другую проблему – наличие промежуточного звена. То есть, банки направляют запрос в территориальное управление ЦБ, которое, в свою очередь, пересылает его в центральный аппарат. Все это происходит долго и не очень удобно.

Еще один момент – это использование личных кабинетов, переход на электронный документооборот. Это параллельная работа в рамках перехода на новый формат надзора. Сколько себя помню, банки сетовали на то, что хватит уже передавать регулятору по разным запросам эти пачки бумаг. Использование электронного документооборота, как мы надеемся, позволит снизить расходы и повысить качество надзора.

Отмечу, что к нам часто обращаются небольшие кредитные организации с просьбой донести до регулятора идею, что неплохим вариантом оптимизации отчетности могло бы стать предоставление Банку России доступа к операционному дню банков. Мы же считали, что это довольно сложно реализовать. Но, похоже, что регулятор всерьез задумался над этим вопросом. В ближайшее время мы собираемся провести опрос банков, чтобы узнать позицию большинства на тему возможности подобного перехода, их заинтересованности в нем.

- То есть, одни плюсы?

- Есть одна потенциально слабая сторона – экспертиза в регионах. Раньше в сложных ситуациях банкиры могли обратиться в свое территориальное управление с любым вопросом, в случае нехватки внутренней экспертизы. Эти подразделения выступали в качестве, своего рода, консультантов. Особенно это важно было для мелких кредитных организаций. Мы поднимали этот вопрос на встрече с регулятором и получили ответ, что ЦБ постарается каким-то образом сохранить в регионах эту консультационную функцию. Сейчас это планируется делать через Москву – при помощи института кураторов. Но живое общение гораздо лучше помогает решать проблемы и получать ответы.

- Несомненно. Наверное, именно поэтому вы решили с помощью живого (или почти живого) общения выяснить вопрос о так называемом регуляторном арбитраже между банками и МФО. По крайней мере, в дискуссии, которую вы инициировали на своей странице в Facebook, приняли участие и банкиры, и микрофинансисты, включая главу НАУМИР Алексея Саватюгина. В чем состоит суть проблемы, чем недовольны банкиры?

- Сразу скажу, что дискуссия была начата не мной. Но, действительно, проблема регуляторного арбитража была воспринята мной довольно эмоционально. Точнее, некоторые высказывания, которые прозвучали со стороны представителей микрофинансовых организаций. Главное, что мне хотелось понять – являются ли банки и МФО конкурентами и воспринимают ли их, как конкурентов?

Не могу сказать, что мне удалось получить ответы в рамках дискуссии на Facebook. А в Ассоциации мы провели соответствующий опрос банков и 2/3 из них ответили, что не видят в МФО конкурентов.

- Просто не замечают их?

- Нет, здесь, скорее, другое – та многоуровневая финансовая система, которую строит регулятор (когда внизу находятся МФО, а на вершине системно-значимые банки), дает свои плоды. Дает возможность постепенно распределять ниши между всеми участниками рынка.

- И как раз в этом процессе возникает регуляторный арбитраж?

- Не буду скрывать, банкиров, конечно, очень беспокоит, когда МФО, с упрощенным регулированием, более легким подходом к выбору заемщиков, меньшими затратами идут в те сферы, которые являются драйвером роста банковской системы. Например, начинают выдавать ипотечные кредиты.

- МФО идут в ипотеку? Для меня это открытие…

- Идут. Как ни странно. Или, например, «заходят» в сегмент кредитования на срок свыше 365 дней. При этом те банки, которые видят в МФО конкурентов, уверены, что конкуренция происходит в сегменте краткосрочных кредитов – до 30, максимум до 60 дней, в мелких суммах (до 30 тысяч рублей) и кредитах, не предполагающих залогового обеспечения.

- То есть, ваши основные претензии или вопросы, как раз и связаны с тем, что МФО идут в чисто банковские прежде сегменты?

- Да, они, фактически, «выходят на поляну» банков. Более того, порой предлагают низкие ставки как раз используя более простое регулирование.

- Но ведь это рынок, конкуренция…

- Конечно, рынок. Но мне кажется не совсем логичным, когда с одним и тем же продуктом работают два финансовых института с различным подходом к регулированию.

- Значит, вопросы в данном случае нужно адресовать регулятору?

- Да. Если бы регулятором была я, то подумала бы над тем, как ограничить деятельность МФО в рамках их ниши, не давая им возможности распространяться на другие сектора. Потому что в сегменте ипотеки, например, существуют существенные риски социального характера. То, чего сегодня удается избегать банкам (за исключением ситуации с валютными ипотечниками).

- То, что мы сейчас обсуждаем, можно назвать «ответственным кредитованием». На днях Объединенный народный фронт призвал Минфин активизировать работу по поручению президента страны относительно ответственного кредитования банками клиентов-физлиц. Как лично вы понимаете этот термин? Нужно ли, в принципе, регулировать эту сферу?

- На самом деле, та дискуссия, о которой мы только что говорили, как раз и началась с ответственного кредитования. Потому что в очередной раз попытались зарегулировать именно кредитные организации, борясь с «закредитованностью» населения. В ответ банки начали говорить о том, что они и так уже довольно жестко зарегулированы и по ставкам, и по рискам – они не идут в те сегменты, где на людей уже приходится серьезная долговая нагрузка. Может, лучше обратить внимание на МФО, которые как раз этими сегментами и заняты? Когда они дают кредиты на выплаты процентов в банках, работают с клиентами, заплатить для которых – означает отказать себе в базовых потребностях.

- А вот это поручение по ответственному кредитованию, оно, разве, касается только банков?

- Нет. Но пытаются интерпретировать именно так. Поскольку у нас есть такой принцип – кого проще отрегулировать, кто ключевые игроки, тех и надо регулировать. Может быть, это и логично – по разным оценкам банки сегодня занимают до 96% рынка потребительского кредитования. А раз мы боремся именно с закредитованностью, то и цель этой борьбы очевидна. Но откуда появляется сама проблема закредитованности? Когда заемщик не в состоянии погасить проценты по кредиту или очередной платеж, он пытается обратиться в другие банки, чтобы перекредитоваться. Но банки, видя его кредитную историю, как правило в подобном отказывают. Тогда заемщик и обращается в МФО. Правда, те саморегулируемые организации, которые существуют на рынке микрофинансирования утверждают, что таких заемщиков МФО не кредитуют. Мне трудно об этом судить. Но, на мой взгляд, лучше бы заемщики пытались договориться с банком-кредитором при возникновении сложностей с погашением кредита. Например, о реструктуризации. Вместо этого люди обращаются в МФО или к «серым» кредиторам, еще больше увеличивая долговую нагрузку и уменьшая вероятность погашения долгов.

- Вообще, можно ли регулировать ответственное кредитование или это больше субъективные материи без четких критериев?

- Существующие требования для банков по оценке и ограничению рисков как раз и укладываются в рамки ответственного кредитования – понимания того, кого можно, а кого нельзя кредитовать. Если у банка аппетит к риску слишком высок, его принудительно ограничивают при помощи повышенных коэффициентов достаточности капитала или максимальной полной стоимости кредита (ПСК).

Правда, можно провести параллели – чем больше ты ребенку-подростку ограничиваешь свободу, тем меньше у него чувство ответственности. Ответственность должна постепенно «созревать» внутри.

- В России существует большое количество финансовых групп, которые объединяют и банки, и МФО «в одном флаконе». Кажется, что им регуляторный арбитраж даже удобнее – более рисковый сегмент просто отдается «младшим братьям». Не кажется ли вам, что подобные корпорации не очень заинтересованы в выравнивании регулирования на рынке?

- Никто не говорит о полном выравнивании регулирования. Если взять ту же ПСК, то очевидно, что нельзя в её расчет включать одновременно и банки, и МФО, иначе в силу доли рынка у банков, ставки МФО «утонут» при расчетах. Но вы правы, что, скажем так, небольшой дисбаланс в регулировании банков и МФО может быть на руку отдельным финансовым группам. Но я не вижу в этом ничего плохого. В идеале, при дальнейшем развитии регулирования на рынке (если я правильно понимаю логику регулятора), банки будут заниматься низкорисковым сегментом, а МФО – среднерисковым. Высокорискованный сегмент, скорее всего, останется вне доступа к кредитам или займам. По крайней мере, я на это надеюсь.

- В сентябре этого года состоится очередной банковский форум в Сочи. Какие надежды вы с ним связываете, применительно к дискуссии с регулятором?

- По МФО мы вряд ли будем общаться с регулятором. Хотя мы рассчитываем, что нам удастся пригласить на форум и других участников финансового рынка – инвестиционные компании, оценщиков – тех, кто идет параллельно с банками. Надеемся обсудить с ЦБ вопросы регулирования банков с базовой лицензией, поведенческий надзор, систему оценки квалификаций на финансовом рынке. Также думаем об организации круглого стола по кредитованию малого и среднего бизнеса. Хотелось бы понять позицию Банка России по этим вопросам.

Алина Ветрова – первый вице-президент Ассоциации региональных банков России

В 1992 году окончила Санкт-Петербургский Университет экономики и финансов, получив специальность «экономист», по специализации «финансы и кредит, банковское дело».

В 1999-2000 годах обучалась в Институте МВФ по специальности «Финансовое программирование и макроэкономическая политика».

В 1996-1998 годах – консультант отдела трансфертных операций Казначейства Дирекции по управлению активами и пассивами Промышленно-строительного банка в городе Санкт-Петербург

В 1998-2000 годах – работала старшим научным сотрудником Аналитического центра Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации

В 2000-2001 годах – эксперт Департамента по банкам и финансовым рынкам Международного фонда экономических и социальных реформ

В 2001-2010 годах – возглавляла Консалтинговую группу «Банки.Финансы.Инвестиции», являлась первым заместителем генерального директора

В 2010-2014 годах - вице-президент, руководитель Центра стратегических разработок и Департамента планирования и управленческой отчетности  «Инвестторгбанка».

С 2014 года – вице-президент, с 2017 года – первый вице-президент Ассоциации региональных банков России.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+17 -0
677

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV