Понедельник, 21.06.2021
×
Facebook лучшее вложение. Amazon лучше всех. Фитнес рядом с домом - наше всё

Людмила Голубкова: Мышки перевелись...

- -
Аа +

Об очередном отчёте о российском венчурном рынке.

Ну мало ли отчетов составлено по тому, чего нет. Меня же интересует то, что есть. А есть у нас ситуация, достойная отдельного рассмотрения. Напомню: десять дней назад помощник президента Белоусов предложил Путину пересмотреть подход к государственным инвестициям в стартапы. Посыл был сильный – по действующему законодательству за вложения в неудавшиеся стартапы якобы можно получить 20 лет. Фактура здесь https://www.facebook.com/liudmila.golubkova/posts/2348527461941961

#рефлексия

1. Прежде чем смеяться или плакать над указанным сюжетом, развернувшимся на заседании Агентства стратегических инициатив 18 сентября, стоит выяснить: зачем государству лезть в стартап? Почему так ничтожен объем частных венчурных инвестиций в стране, где по мировым меркам много долларовых миллиардеров, а миллионеров и вовсе никто сосчитать не может? Венчурные инвестиции происходят от слова «рискованное предприятие», однокоренного с «авантюрой» и «приключением» (adventure). Стартап – рискованное приключение, игра, драйв и в то же тяжкий совместный труд основателей и инвесторов. Не дойная корова – бычок на продажу.

2. У нас отсутствует представление о «честной покупке». Напрочь. Если бы все стороны: стартап – частный инвестор – государственный фонд могли бы договориться на берегу о том, кто когда кого и за сколько выкупает и такая практика существовала, тогда и законодательство можно было бы привести к этой норме. Но этого нет и не будет. В русском языке отсутствует грамматическая форма Past Conditional – прошедшее нереальное. Не сложилась у нас венчурная отрасль: со своими практиками, стандартами, венчурными цепочками стоимости, закрепленными методами оценки и выхода.

Здесь возникает проблема самого главного норматива, на число «неуспешных стартапов» в инвестпортфеле. Венчурные инвестиции не про сохранение – про приумножение. Мой опыт привлечения средств показывает, что российские инвесторы в массе не готовы рисковать и поэтому демонстрируют «невенчурное» поведение. После питч-сессии первый вопрос инвестора к основателям: «Выручка есть?» Выручкой интересуются не только мелкие частные инвесторы, но и представители крупнейших корпораций. И это первый показатель того, что венчурного рынка нет. Суть и потенциал проекта не интересны, нужны гарантии возврата инвестиций. Корова в стойле. Но гарантий в венчурных инвестициях не бывает. Гарантии в банке.

3. Предположим, что случится чудо. Бизнесмены решат вкладывать в стартапы. Госкорпорации примут реализуемую схему M&A. Где они возьмут стартапы? Ну конечно, в фонде «Сколково». Там самый большой пул инновационных проектов. Пока самый большой...

В августе, в самой середине отпускного сезона, вступили в силу изменения к закону о «Сколково». Официальный комментарий на сайте фонда http://sk.ru/…/novyy-zakon-o-_2200_skolkovo_2200_-vstupil-v…
В сухом остатке: Сколково перестает быть инновационным, становится еще одной инфраструктурой зоной размещения технологических компаний на коммерческих условиях. С одной стороны, для резидентов фонда «Сколково» сняты отраслевые и территориальные ограничения. Число резидентов должно достичь 4 тыс. (сейчас 2 тыс.). С другой стороны, за последние годы на территории иннограда построены громадные бизнес-центры -»Матрешка», «Амальтея», «Орбион». Получился загородный братец «Москвы Сити». Инноваций в Сколково скоро не останется: бизнес их быстро съест.

Изменяются KPI менеджеров Сколково. До принятия изменений они были в основном экосистемные, направленные на развитие проектов и среды, то есть качественные. С приходом бизнеса KPI неизбежно станут количественными: число рабочих мест, созданных основателями, выручка резидентов... Счетные методы и инновации несовместимы. Сколково постигнет участь змеи, кусающей свой хвост; не могучего уробороса – символа вечной жизни, а обычной змейки, не нашедшей лучшего пропитания. Мышки перевелись...

Ну и напоследок. Председатель фонда «Сколково» Аркадий Дворкович заявил 7 февраля этого года: «У нас пока нет мировых историй успеха и таких же гигантов, как в Кремниевой Долине. Но мы и не ожидали, что за 5-7 лет это может случиться. Я думаю, чтобы «Сколково» стал мировым брендом, нужно 15-20 лет»

https://www.rvc.ru/press-service/media-review/eco/139543/

Это же классическое высказывание любого современного CEO, оставившего после себя руины. В наше турбулентное время 20 лет – вечность. Либо шах умрет, либо ишак сдохнет.

4. Складывается впечатление, что в России есть две инновационные системы. Первая представлена институтами развития: Сколково, Роснано, АСИ и др., а также стартапами, венчурными фондами, корпоративными хакатонами, акселераторами в никуда и прочим инновационным декором. Все пузырится, пенится, все наизнанку и наружу... Чтобы никто не заподозрил, что у нас инновации в принципе могут появиться, выставлен на витрину подарочный Дворкович.

Вторая инновационная экосистема снаружи никому не видна, изредка появляются слухи: что-то где-то летает и в кого-то стреляет. Что на самом деле происходит в ИС-2, какие разработки действительно внедряются? Но и оттуда вести неутешительные. Так, недавно прошла новость, что «в результате многолетних переговоров, Россия наконец сдалась и согласилась продавать в Китай свои ключевые технологии. В данном случае речь идет о самом мощном в мире ракетном двигателе РД-180. Однако взамен российская сторона потребовала у Китая поставку микроэлектроники» https://inosmi.ru/economic/20190923/245870076.html

В последние четверть века это лучший ракетный двигатель для космических ракет. На этих двигателях летают американцы. https://ru.wikipedia.org/wiki/РД-180

Идет распродажа закромов. Прощай, коммерческий космос...

Именно та, невидимая «инновационная система-2» должна быть поставщиком инноваций в гражданский сектор. Если все продадим или сдадим, что сможет унести с кафедры или из лаборатории будущий основатель «прорывного стартапа»? Кто будет арендовать площади в иннограде Сколково? Какие стратегические инициативы в сфере инноваций будет развивать АСИ? В какие российские стартапы будут вкладывать государственные венчурные фонды и, самое главное, с какой целью? Наверное эти вопросы должны были обсуждаться в связи с вложением бюджетных средств в стартапы. Но они не обсуждались. Past Conditional.

Профиль автора в соцсети: https://www.facebook.com/liudmila.golubkova

Орфография и пунктуация авторов блогов сохранена. Перевод англоязычных блогов – автор блога.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все обзоры блогов »
- -
1108
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Так что же это было? Так что же это было? Беда с этими саммитами – поговорят президенты между собой, но о чём конкретно – не признаются, а из пресс-конференций много не выжмешь. Поэтому – полный простор для измышлений, ох, простите, комментариев. Марк Занди прогнозирует значительную коррекцию рынка на фоне растущей инфляции Марк Занди прогнозирует значительную коррекцию рынка на фоне растущей инфляции Марк Занди из Moody’s Analytics предупреждает инвесторов: готовьтесь к значительной коррекции рынка. Роман Хорошев: «Краудлендинг – это рынок публичного долга для малого и среднего бизнеса» Роман Хорошев: «Краудлендинг – это рынок публичного долга для малого и среднего бизнеса» Может ли краудлендинг стать альтернативой классическим портфельным и прямым инвестициям. В чем плюсы и в чем риски краудлендинг. Как «попробовать» это «блюдо». На что смотреть тем, кто не исключает для себя такого формата личных инвестиций. Что происходит с краудлендингом в России и в мире. В гостях у главного редактора Finversia Яна Арта – генеральный директор компании JetLend Роман Хорошев.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »