Четверг, 23.09.2021
×
Финансовый рынок порождает чудовищ. Дмитрий Бжезинский и Николай Кащеев

«ЦБ должен досконально разбираться в реалиях бизнеса»

О проблемах, подстерегающих банки и их заемщиков в сфере резервирования кредитов, а также о тонкостях надзора регулятора в этой области портал Finversia.ru беседовал с Евгением Ивкиным, антикризисным управленцем, основателем Restructuring Business и Института квалифицированного заемщика и Андреем Тестовым, независимым экспертом, 20 лет проработавшим в ЦБ.

- Евгений, Андрей, общаемся с вами в преддверии банковского форума в Сочи, на котором будут обсуждать ряд важных тем. Расскажите о том, что сейчас происходит в банковской сфере при оценке кредитных рисков клиентов и каким образом Центробанк, как регулятор, контролирует этот процесс?

- Андрей Тестов (А.Т.): - За последнее время каких-либо кардинальных изменений в части оценки кредитных рисков не произошло. Последние 16 лет оценка кредитных рисков регулируется Положением ЦБ 590-П. Оно называется достаточно мудрёно: «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности». Это Положение от 2017 года, ранее действовало аналогичное по сути Положение 254-П.

Простому обывателю или бизнесмену эти документы не очень известны, не очень интересны и, на первый взгляд, они его не касаются. Это как бы «внутренняя кухня» банка. Однако это далеко не так. И если, допустим, бизнесу или просто физическому лицу не дают кредит, дают кредит под очень высокую ставку, или требуют немыслимый залог, то во многом здесь тоже «сидит» Положение 590-П.

- То есть, это не банки такие «кровопийцы», которые устанавливают запредельные требования к заемщикам, они лишь исполняют требования этого Положения?

- А.Т.: - Коммерческие интересы банка – извлечение прибыли – тоже присутствует. Но, отчасти да, сложившаяся модель кредитования, кредитные продукты, условия кредитования которые действуют в настоящее время, во многом сформировались в условиях требований 590-П. Банки обязаны выполнять эти требования и, в конечном счете, все эти требования и обременения ложатся на плечи заемщиков. Банки в этих условиях лишь являются проводниками политики Центрального банка.

- Евгений Ивкин (Е.И.): - Добавил бы вот какое наблюдение. С 2004-2005 года у нас происходит не очень хорошая тенденция в плане кредитования. С одной стороны, кажется, что кредитование максимально развито, кредиты доступны большинству заемщиков. Однако если посмотреть на степень монетизации экономики, то выяснится, что она для России составляет менее 50%, хотя должна быть 100%, если не 150%, как в развитых странах или даже в Китае.

- Евгений, давайте поясним, что отражает этот показатель, почему он так важен?

- Е.И.: - Если говорить просто, то это степень насыщенности экономики деньгами. И если этот показатель составляет менее 100%, то означает нехватку денег в экономике. То есть мы близки к стадии бартерной экономики, как в начале 90-х годов.

Около 70% всего российского бизнеса не имеют кредитов в банках. Вряд ли бизнесу не нужны деньги, значит, происходит что-то не то. И начало это происходить как раз в тот момент, когда появилось Положение 254-П. Есть ощущение, что это взаимосвязанные вещи.

- Давайте тогда подробнее остановимся на этом Положении 590-П, которое настолько сильно влияет и на банки, и, в конечном счете, на заемщиков.

- А.Т.: - Идея-то в нём заложена хорошая. Оно говорит о том, что банки должны создавать 100% резервы по плохим заемщикам, которые вряд ли вернут кредит, и могут минимально резервировать кредиты по заемщикам с хорошим финансовым положением. Просто в Положении 590-П заложена масса условий и факторов когда зачастую вы хорошего заемщика должны отнести в плохую категорию, а плохих, не перспективных заемщиков, которые не ведут реальной деятельности, можно относить к хорошей категории и формировать по ним минимальные резервы.

Наглядный пример отзыв лицензий у банков или их санация, что наглядно проявилось в 2015-2016 годах. Мы все помним вопиющие случаи, когда банки фактически являлись пустышками, все ликвидные, работающие активы из них были выведены и замещены мусорными активами. Очевидно, что данные проблемы копились банками годами, но надзор при этом подтверждал, что резервы были созданы по 590-П, и реальные кредитные риски не устанавливались до поры до времени.

Поэтому можно говорить как о проблемах правоприменения Положения 590-П, так и о проблемах, заложенных в самом Положении.

- Но ведь резервы как раз и создаются для того, чтобы минимизировать возможные потери, если заемщик не вернул кредит. Значит, выполнять нормы этого Положения необходимо?

- А.Т.: - Формально – да. Приведу вот такой случай из банковской практики. Банк выдал кредит компании из сектора грузоперевозок. Совершенно нормальный заемщик, ведущий реальную деятельность, но гендиректор при этом являлся учредителем компании и сам же вел бухгалтерию. А в Положении 590-П указано, что если в штате отсутствует главный бухгалтер, то ссуда должна классифицироваться в 3 (низкую) категорию качества и по ней нужно формировать резерв 50%. Вот надзор и стал требовать от банка досоздать резерв по нему в размере 50%. Как способ ведения бухгалтерии может повлиять на кредитоспособность заемщика? Наоборот, если гендиректор ведет бухгалтерию, то у него издержки ниже и он в курсе всех тонкостей и нюансов финансовой деятельности своего предприятия.

- Ну и как в таком случае быть банку? Ситуация безвыходная, пока не отредактируют 590-П?

- А.Т.: - Выход есть. Вот по данному конкретному случаю есть решение. Банку нужно принять мотивированное суждение уполномоченного органа банка. Это правление банка. То есть нужно вынести профессиональное суждение по данному заемщику на правление банка и принять решение, что этот заемщик осуществляет деятельность, несмотря на отсутствие в штате главного бухгалтера. Но это дополнительная бумажная работа для банка.

- Но банки в любом случае обязаны анализировать финансовое положение заемщика, его возможность обслуживать и погашать кредит. Какие вопросы и трудности возникают у банков при этом?

- А.Т.: - В связи с пандемией для банков актуальной ситуация, при которой заемщик успешно осуществляет свою деятельность и обслуживает кредит надлежащим образом. Но при этом его чистые активы принимают отрицательную величину, либо его деятельность является убыточной. В этом случае банками финансовое положение заемщика оценивается как среднее, а надзорные органы ЦБ требуют признать финансовое положение заемщика плохим на основании отрицательной величины чистых активов или убыточной деятельности.

Очевидно, что это не очень качественная работа надзорных органов. Здесь следует исходить из того, что должная прослеживаться четкая причинно-следственная связь между этими негативными факторами (отрицательные чистые активы и убытки) и наступлением банкротства или неустойчивой платежеспособности. Однако надзор не утруждает себя поисками этой связи и ее обоснованием. Как в случае с больным человеком: не будем искать причину высокой температуры, а сразу отправим в морг.

- Банки также обязаны оценивать целевое использование ссуды и источников ее погашения. Здесь тоже есть проблемы с применением Положения?

- А.Т.: - Тоже есть, да. Здесь сотрудники ЦБ очень любят выявлять и приписывать банку «перекредитовку». В этом случае ссуда не может быть оценена выше, чем в 3 категорию качества с минимальным резервированием в 21%. Поясню на конкретном примере. Банк выдает кредит заемщику «А», этот заемщик за кредитные средства покупает у контрагента «Б» продукцию и контрагент «Б» погашает этими деньгами ранее взятый кредит в другом банке. Вот это движение средств ЦБ признает перекредитовкой и требует классифицировать ссуду в 3-ю категорию качества с соответствующим резервированием.

- И насколько длительную такую цепочку может отследить ЦБ? Если кредит погасил не второй, а пятый или десятый контрагент?

- А.Т.: - Можно отследить и по 20, и по 40 контрагентам. Ведь основная расчетная система – это банковские корсчета в ЦБ, по которым регулятор легко может отследить любое движение, любой платеж с помощью программного обеспечения.

Здесь опять же банкам следует аргументировать свою позицию строго со ссылками на законодательные акты. Так, денежные средства, поступившие предприятию, за товар отражаются по счету 90 «Продажи» и в данной сумме выделяется и отражается НДС, подлежащий уплате в бюджет (так называемый исходящий НДС) и поэтому в соответствии со статьями 39 и 146 Налогового кодекса данные поступления официально признаются выручкой от реализации. А выручка от реализации никак не может быть перекредитовкой. Вот такую аргументированную позицию и надо предоставлять в Банк России.

- Есть успешные кейсы разбирательств банков с ЦБ по этим вопросам?

- А.Т.: - Есть, и немало. Но проблема в том, что один банк отбился, получил разъяснения ЦБ, но другие-то про эти решения ничего не знают. Мы с Евгением как раз и организуем семинары, обобщаем практику, рассказываем банкам, как необходимо вести себя в тех или иных ситуациях.

- До этого мы говорили непосредственно о кредитовании, но есть и альтернативные инструменты, например, факторинг. Какие особенности оценки кредитного риска существуют по данной операции?

- А.Т.: - Положением 590-П по данному виду сделки предусмотрен следующий порядок формирования резерва. Если банк уже профинансировал своего клиента, а клиент еще не уступил свое денежное требование к контрагенту, то оценка кредитного риска, и соответственно оценка финансового положения осуществляется банком в отношении клиента. А уже непосредственно после уступки денежного требования оценка кредитного риска банком производится в отношении должника. Но здесь у банка возникает проблема доступа к финансовой отчетности этой компании. Дело в том, что банк не связан договорными отношениями с должником. И поэтому должник не обязан предоставлять банку информацию о себе. В конце концов, этого его коммерческая тайна. Это существенно сдерживает и ограничивает возможности развития операций факторинга. Поэтому банки просят возможности оценивать такие операции на упрощенной основе.

- То есть это Положение 590-П является каким-то камнем преткновения, куда не посмотри.

- А.Т.: - Да, банку приходится либо досоздавать неимоверные резервы, либо просто не кредитовать определенных клиентов. Поэтому и отказы в кредитовании, зачастую, случаются именно из-за этого.

- Е.И.: - Именно поэтому в надзорной практике появился механизм мотивированного суждения. Оно должно было помочь решать все эти вопросы, улучшить слабые места 590-П. Но для этого сотрудники ЦБ должны досконально разбираться в реалиях бизнеса, понимать бизнес-модель заемщика. Только тогда будет нормальное поле для диалога. Ведь конечная цель регулирования – не создать дополнительные проблемы, а повысить эффективность банковского бизнеса.

- Мы с вами не в первый раз обсуждаем эту тему. Ранее вы отмечали, что в рамках 590-П гораздо лучше чувствуют себя крупные банки, они находятся в привилегированном положении. За счет чего?

- А.Т.: - У крупных банков кредитный портфель априори более диверсифицирован и концентрация кредитных рисков на капитал намного ниже, чем у мелких. А Положение 590-П позволяет по мелким ссудам менее 0,5% от капитала банка формировать портфели однородных ссуд и анализировать кредитный риск не на индивидуальной основе по каждой ссуде, а в целом по всему портфелю. Конечно же в этом случае снижается как административные и трудовые затраты по анализу заемщиков так и ряд факторов кредитного риска может не оцениваться. По большому счету по портфелю однородных ссуд оценивается только просрочка и все. Анализ портфелей однородных ссуд может быть достаточно высоко автоматизирован.

Так вот, если у банка капитал больше 100 мрлд рублей (сейчас таких банков всего 15), то ссуда даже 500 млн рублей попадает в портфель однородных ссуд. А вот если капитал 1 млрд рублей, как у большинства малых банков с универсальной лицензией, то только 5 млн рублей по ссуде можно включить в портфель однородных ссуд. Получается это только физические лица (и то, даже не все ипотечные кредиты сюда попадут) и какая-то малая доля микробизнеса.

Кроме того, надзору интереснее заниматься выявлением кредитных рисков у мелких банков. Одно дело выявить 300 млн рублей недосозданных резервов у каких-нибудь системообразующих банков, для них это как для слона дробинка. Досоздадут резерв и все.

Другое дело, эти 300 млн рублей выявить у мелкого банка. Здесь уже отзыв лицензии наклевывается. Для надзора эффективная работа – это выявить как можно больше недосозданных резервов и применить как можно более репрессивную меру воздействия. Поэтому на средние и мелкие банки надзорная нагрузка всегда выше будет. Я думаю, что крупные банки 590-П устраивает на все 100%.

- Тогда какие рекомендации вы могли бы дать мелким банкам, как им подстраховаться, чтобы избежать надзорных претензий в рамках резервирования?

- А.Т.: - Я бы посоветовал быть более открытыми: создавать площадки для диалога, обмениваться опытом с коллегами, а также проводить донадзорный аудит кредитного портфеля.

- Е.И.: - Я бы сказал, что банкам нужно держаться. В итоге регулятор придет к пониманию, что его задача – предвидеть и предотвращать потери и развивать экономику, а не ставить барьеры. Для этого нужно серьезно обучить всех сотрудников надзора пониманию бизнеса заёмщиков. Тогда будет и диалог с банками и мотивированное суждение будет полезным.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Николай Кащеев: «Слишком долгий рост финансовых рынков «рождает чудовищ» Николай Кащеев: «Слишком долгий рост финансовых рынков «рождает чудовищ» Николай Кащеев, руководитель Центра аналитики и экспертизы Промсвязьбанка (ПСБ), в интервью порталу Finversia оценил денежно-кредитную политику, проводимую Банком России, её влияние на экономический рост и показатели инфляции, а также предупредил о возможных проблемах из-за ловушки ликвидности, в которой оказался весь мир. Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» В интервью журналу «Юрист спешит на помощь» заместитель генерального директора ВТБ Капитал Форекс Владимир Костюков рассказал, за счет чего растет клиентская база компании, какие новые классы активов набирают популярность у российских инвесторов и в каком случае клиент получает статус квалифицированного инвестора автоматически. Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» О том, как устроена работа инвестиционной платформы в формате социальной сети, в чем заключается уникальность краудлендинга, каковы перспективы его развития в России и что ждет профессию юриста в будущем – Юрий Колесников, соучредитель краудлендинговой платформы Money Friends, заведующий кафедрой финансового права ЮФУ, в интервью журналу «Юрист спешит на помощь».

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »