Вторник, 21.09.2021
×
Снижение основных американских индексов. Появилась интрига на рынке. Торгуем с Георгием Вербицким

Максим Юдин: «Если ставки по депозитам продолжат падать, то наша задача – предлагать взамен конкретные интересные решения»

Прирост депозитных портфелей российских банков в 2016 году оказался рекордно низким – 2%. Объяснение, первым делом приходящее на ум: падают реальные доходы населения и многие больше не могут позволить себе «сберегать» то, что приходится тратить на жизнь здесь и сейчас. Но есть и другое мнение. Причина падения интереса к депозитам – в возрастающей привлекательности фондового рынка, считает директор управления продаж и клиентского обслуживания компании QBF Максим Юдин.

- Максим, представители вашей компании заявляют, что люди избавляются от «депозитного мышления», снимая часть свободных средств с банковских депозитов и вкладывая их в фондовый рынок. Действительно, темпы прироста депозитов в 2016 году сильно замедлились. Но не кажется ли вам, что это связано в первую очередь с тем, что людям просто нужны деньги, поскольку у них существенно снижаются доходы?

- Не кажется. Я думаю, что люди даже несмотря на кризис, который нас настиг в 2014 году, остались с деньгами. Скорее всего, они их просто не так сильно тратили. Тенденция, которую мы видим на рынке – люди все-таки ищут более доходные инструменты. С депозитами мы все давно знакомы. Ставки сейчас на уровне 8%, плюс минус. А люди ищут что-то ближе к 13-15%. Поэтому и зашевелились.

Все материалы Finversia-TV

- Если так, то насколько примерно вырос поток клиентов конкретно вашей компании?

- Хороший вопрос. Довольно серьезно. Особенно если брать четвертый квартал 2016 года. Если в процентном соотношении – я думаю, количество клиентов в 2016 году выросло процентов на 30 по отношению к показателю 2015 года. В 15-м году мы видели довольно сложную ситуацию, действительно. Клиенты, как вы и сказали, изымали, может быть, часть средств на жизнь. В 16-м году, особенно после лета, после, так скажем, каникул инвестиционных, люди зашевелились. Мы это чувствуем во всех секторах экономики, в том числе и в нашем бизнесе. Мы только подвели итоги декабря. Произошел довольно серьезный рост в количестве клиентов. Раза в два по отношению к декабрю 2015-го года.

- Каковы основные драйверы роста рынка?

- В первую очередь, если мы берем фондовый рынок Российской Федерации, это более спокойная обстановка как в мире, так и в России. Если, опять же, мы сравниваем с ситуацией, которая была полгода назад, год назад – многие люди задавались вопросом: а что будет завтра? И когда мы с ними общались, на встречах предлагали различные инвестиционные решения, клиенты так или иначе боялись чего-то, а сказать чего – не могли. Если брать обстановку, которая складывается в последние квартал-два, люди уже сами могут сказать, что они видят из средств массовой информации и из ситуации на рынке. Российские рынки растут. Я думаю, вы это также заметили. Ну и, соответственно, многие обращают на это внимание из тех же новостей. Обратили внимание, что все растет – нефть растет, рубль укрепляется… Они сами нам начинают звонить и спрашивать: «Максим, что делать, куда идти?» Наша задача уже, конечно, показать те решения, которые им нужны.

- Какие конкретно инструменты предлагает ваша компания и какие из них наиболее востребованы, наиболее используемы?

- Инструменты любого рода – все, которые торгуются на рынках – это акции, облигации, опционы, фьючерсы. Любой инструмент, который нужен клиенту, мы к нему имеем доступ. Но к вопросу, какие востребованы… Это, скорее, акции. Наши люди любят более агрессивные стратегии. Не самые агрессивные, как опционы. Но вот акции – это самое любимое. Мы же рекомендуем все-таки совмещать облигации с акциями.

- Не секрет, что идет реформа брокерской индустрии. Появились новые требования Центробанка относительно классификации инвесторов. Как вы относитесь к ним? Закончена ли уже аттестация клиентов в рамках вашей компании?

- Скажем так, сильно нас это не коснулось. Конечно, мы учитываем все требования Центрального банка, учитываем все законодательные нормы, и точно так же мы проводим анкетирование клиентов – квалифицированный инвестор, неквалифицированный – все это мы выявляем. Большинство клиентов, конечно – это неквалифицированные инвесторы. Те, кто приходит, ну, простите, с улицы, хочет заработать и сохранить капитал.

Насколько это отразилось на нашей компании? Стало больше людей, которые занимаются различной операционной деятельностью, которые ведут учет различный, и так далее. Я считаю, что это хорошо, если рынок регулируем, если за ним наблюдают, его контролируют. Это приведет к более качественному исполнению наших обязательств перед клиентами.

- Каков средний счет клиента вашей компании, если вы раскрываете такие данные, и какова средняя жизнь счета?

- По сути, это зависит от клиента. И сказать, что есть какой-то средний счет – это как подсчитать среднюю температуру по больнице. Есть разные стратегии, от этого отталкиваются разные цифры. Понятное дело, если мы используем облигации, то в основном клиенты размещают миллионы или десятки миллионов рублей. Если мы смотрим на какие-то средневзвешенные стратегии, где используются и акции, и облигации, здесь средний чек может быть в районе миллиона и даже меньше.

По поводу жизни счета… Сказать, что клиент живет какой-то определенный промежуток времени, нельзя. Он, как только с нами познакомился, я думаю, на всю жизнь мы будем с ним. Он может изымать какие-то средства, может доинвестировать. Мы рекомендуем держать денежные средства несколько лет как минимум. А желательно все-таки всю свою жизнь иметь определенную подушку безопасности, создавать определенное будущее для своих детей.

- Надо полагать, что в связи с ростом потока клиентов, вы увеличиваете маркетинговый бюджет. Каковы ваши основные каналы продаж?

- Как ни странно, основные продажи (скажем так, как мы этого добиваемся) – это наши люди, наши кадры. Несмотря на то, что действительно в последние год-полтора мы очень сильно акцентируем внимание и на средствах массовой информации, и в интернете размещаем определенные статьи, наши сотрудники, те, кто работает уже с действующей клиентской базой, те, кто «в полях», назовем это так, приносят нам основной результат. Наша компания становится все более заметна на рынке. Здесь уже задача рекрутинга и задача HR-отдела – мы ищем новые кадры. Новые кадры – это новые клиенты.

- В последнее время некоторые инвестиционные продукты довольно успешно научились продавать банки. С ними вы планируете сотрудничать или, может быть, уже сотрудничаете?

- Согласен, что банки действительно научились продавать. Но все же, я считаю, что инвестиционная компания, если это обособленная организация, предоставляет более широкий спектр как услуг, так и инструментов. Банк все же акцентирует внимание на комиссионных доходах, на депозитах, на кредитах. И инвестиционные продукты – это как дополнение к основным продуктам. Наша компания, как вы понимаете, акцентирует внимание как раз-таки на инвестиционных продуктах. Сказать, что мы тесно сотрудничаем с какими-то банками – не скажу. Есть различные мысли, планы. Понятное дело, нам будет приятно наладить сотрудничество с каким-то банком. Совместное предоставление услуг, банком – банковских, нами – инвестиционных, нам будет только на пользу. На данный момент скажу так – у нас есть планы на эту тему.

- Здесь, наверное, надо быть аккуратнее, чтобы люди снова в депозиты не потянулись…

- Я думаю, нам Центральный банк в этом очень будет помогать. Если мы возьмем даже 2017 год, прогноз на 2017 год, ключевую ставку будут опускать, как мы ожидаем, до 8%, может быть, 8,5%. Тем самым, депозиты также будут падать. А если депозиты будут падать, то здесь наша задача уже предлагать конкретные решения интересные. Клиенты у нас будут только прибывать и прибывать.

- Кто ваша целевая аудитория? Каков ее средний возраст, статус. Быть может, пол?

- Где-то, может быть, лет пять назад, четыре года назад я говорил, что это только бизнесмены, топ-менеджеры, в основном мужчины, в основном люди, которым за пятьдесят… Смотря на последний год, я так уже не скажу. Это и мужчины, и женщины, причем женщин становится все больше и больше. Возраст также начинает очень сильно размываться. Если раньше, как я сказал, это были люди 50+, то сейчас я вижу очень много молодых инвесторов – и 30 лет, и 20 лет. Кто имеет уже хоть какой-то капитал, который он хочет запустить в работу, ему есть куда обратиться. В том числе, и в нашу компанию.

- А как вы думаете, с чем это связано? Неужели можно говорить о каком-то росте финансовой грамотности?

- Я скажу, да. Я сам хотел это отметить. За последние пять лет финансовая грамотность в стране начала повышаться. И это заметно. И средства массовой информации влияют на это, и, я бы отметил, что все-таки кризис на это повлиял. Когда все хорошо в стране, люди живут своей жизнью и не особо задумываются, что делать со сбережениями. Как только у них начинаются трудности в жизни, сразу появляются вопросы: как сохранить капитал, где… даже не преумножить, а просто держать свои сбережения. Люди начинают сами читать, изучать и так далее. Это, наверно, один из основных факторов, почему молодежь задумывается о том, куда разместить свой капитал.

- Не секрет, что многие брокеры предлагают своим клиентам чисто спекулятивные инструменты. Как вы относитесь к этому явлению? Пытаетесь ли бороться с ним у себя в компании?

- Согласен, очень многие брокеры акцентируют внимание на спекулятивных вещах. Скажем так, наша задача – показать клиенту, как грамотно можно разместить свой капитал. И говорить о том, что спекулятивные вещи – это правильное размещение… если клиент хочет, наверно, мы ему покажем, как можно заработать. Но наша задача все-таки показать совокупно, как клиент должен работать со своей финансовой подушкой безопасности. Наша задача – показать клиенту не только спекулятивные вещи, но и консервативные инструменты – такие, как облигации. Потому что хранить все в одной корзине… вы сами, наверно, догадываетесь, это опасно. В какой-то год клиент может получить действительно хороший заработок. А в какой-то (как, опять же, года два назад, полтора года назад) он может оказаться в сильном просадке. С нашей стороны, если мы его заранее, скажем так, не известили об этих рисках или сказали: «Пожалуйста, торгуй, занимайся спекуляцией» - ну… это будет неправильно. Как только мы встречаемся с клиентом, мы сразу выясняем его потребности. И если мы видим, что он хочет спекулировать, ему где-то кто-то сказал… мы ему объясним, что желательно диверсифицировать свой капитал – часть направить в консервативные инструменты и меньшую часть, действительно, можно направить в спекулятивные.

- В связи с этим интересно было бы узнать, как руководство компании контролирует своих сотрудников – менеджеров, которые непосредственно работают с клиентами и убеждают их в правильности того или иного решения.

- Наверно, я еще раз попрошу задать этот вопрос. Руководство, конечно, нас контролирует, но что вы имеете в виду?

- Я имею в виду в том числе рекрутинг. Как вы подбираете специалистов, которые, может быть, не уведут клиентов в спекулятивные инструменты и как контролируете их уже на этапе работы?

- Сотрудники, которые к нам попадают и которых мы отбираем (это довольно жесткий отбор) – это люди сами с финансовой грамотностью, довольно хорошей. И многие специалисты, которые у нас работают – это те же инвесторы, либо уже, либо в ближайшем будущем. Человек, который работает у нас и предлагает что-то клиенту, он прекрасно понимает, что такое диверсификация, что такое риск, и что хранить все в одной корзине нецелесообразно. При этом на многие встречи новые сотрудники уж тем более ходят со своими руководителями, с наставниками. Здесь мы работаем в команде. Поэтому следить, контролировать, держать в жестких рукавицах… мы не держим, потому что у нас свободная страна и мы действуем в рамках всего законодательства. Но при этом, я думаю, наши сотрудники прекрасно понимают, что предлагать клиенту и как нужно это сделать.

- Максим, каким, на Ваш взгляд, будет 2017 год для фондового рынка и конкретно для вашей компании? Планируете ли вы, может быть, расширяться, открывать новые филиалы?

- Наверно, начну с конца. Действительно, мы планируем расширяться. В ближайшем будущем намерены открыть дополнительный офис в Москве, планируем расширяться в регионах России и выходить, может быть, даже на европейский рынок с планами открытия офиса.

Что касается 2017 года, какой он будет для фондового рынка… Здесь мы ожидаем, конечно, положительного движения, движения вверх. Будет очень многое зависеть от разных факторов. В том числе, мы сейчас все ждем, что же будет дальше в Соединенных Штатах, как будет действовать Дональд Трамп. Мы смотрим и наблюдаем за рынком нефти. Понятное дело, что это один из тех рынков, которые будут сильно влиять на российскую экономику. Если рынок будет вести себя так, как ожидают инвесторы – неважно, будет нефть расти или падать – это будет определенная предсказуемая вещь. Я думаю, что рынки России также будут расти. Логично, для нас это положительное событие будет, мы будем видеть приток новых клиентов, расширяться и развиваться дальше.

- То есть вы полагаете, что поток клиентов в 2017 году у вашей компании еще возрастет?

- Да, я не то что полагаю, мы так считаем, и рассчитываем, и прогнозируем.

- Вы надеетесь и на какой-то ощутимый рост экономики страны в целом?

- Не скажу, что ощутимый. Рассчитывать на рост 2-3 или 5% ВВП точно не стоит. Но в районе 1-1,5% мы ожидаем.

- За счет чего этот рост может произойти?

- Я думаю, это продолжение тех же событий, которые начались еще в конце 2016 года. Во-первых, это более спокойная геополитическая обстановка. У нас больше нет таких рисков, как два года назад, когда, опять же, люди не знали, что будет завтра, и вся экономика тогда была на паузе. Сейчас люди уже начали дальше двигать свой бизнес. Люди понимают, что несмотря на такое потрясение, которое было два года назад – и девальвация, и падение нефтяных котировок – нужно жить дальше. Многие бизнесмены уже отошли от этого шока, они наладили свои операционные процессы, может быть, где-то снизили издержки и начали развивать свой бизнес. Так же, как и наша компания, многие другие бизнесы начинают движение вверх.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+18 -0
1403
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» Владимир Костюков: «Торговля на финансовых рынках – это вечная борьба со своим страхом и жадностью» В интервью журналу «Юрист спешит на помощь» заместитель генерального директора ВТБ Капитал Форекс Владимир Костюков рассказал, за счет чего растет клиентская база компании, какие новые классы активов набирают популярность у российских инвесторов и в каком случае клиент получает статус квалифицированного инвестора автоматически. Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» Юрий Колесников: «Краудлендинг – квинтэссенция диверсификации, надежности и возвратности вложений» О том, как устроена работа инвестиционной платформы в формате социальной сети, в чем заключается уникальность краудлендинга, каковы перспективы его развития в России и что ждет профессию юриста в будущем – Юрий Колесников, соучредитель краудлендинговой платформы Money Friends, заведующий кафедрой финансового права ЮФУ, в интервью журналу «Юрист спешит на помощь». Анастасия Бордовских: «Чем шире наши познания о риске, тем больше мы им обеспокоены» Анастасия Бордовских: «Чем шире наши познания о риске, тем больше мы им обеспокоены» Как современное общество относится к риску, почему климатические изменения приведут к более жесткой политики со стороны государств и можно ли полностью рассчитывать на рейтинги политического риска при анализе инвестиционного климата? Об этом специально для журнала «Юрист спешит на помощь» рассказала колумнист французского геополитического журнала La Revue, старший научный сотрудник кафедры политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат политических наук Анастасия Бордовских.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »