Четверг, 24.06.2021
×
Деньги. Сбережения. Дети. Цели. Какой доход нужен, чтобы обеспечить пенсию, независимость и детей

Поставьте себя на место спикера Сената…

Владимир Рожанковский,

эксперт «Международного финансового центра»

Санкции, санкции! Из Вашингтона привет. Санкции, санкции. Целый букет!

Предлагаю детально рассмотреть технические аспекты набирающей обороты санкционной риторики – те, до которых у журналистов обычно не доходят руки. Как мы знаем, парламент в США, иначе именуемый конгрессом, состоит, как и в России, из двух палат – верхней (Сенат) и нижней (Палата Представителей). Прежде, чем тот или иной законопроект ляжет президенту США на стол для подписи, после которой законопроект становится законом, он должен пройти процедуры голосования в обеих палатах и слушания в одном из профильных комитетов Сената (и/или Палаты Представителей) – причём, поочерёдно, а не одновременно. Давайте непредвзятым оком глянем на сенатский календарь голосований и попытаемся понять, как голосуются и вступают в силу те или иные законопроекты:

Текущие законопроекты и ход голосования по ним представлены по ссылке: https://www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/vote_menu_116_1.htm

Когда вносится законопроект, парламентарий Сената отвечает за решение, какой комитет должен пересмотреть законодательство. Председатель комитета может принять решение о проведении слушания с целью изучения существующего законодательства на сей счёт. Во время слушания члены комитета приглашают экспертов по вопросам политики, представителей агентств и других заинтересованных сторон для дачи показаний о том, как законопроект повлияет на страну. После проведения слушания или слушаний председатель комитета может принять решение о проведении «аттестации», в ходе которой члены комитета обсуждают, изменяют и в конечном итоге голосуют за или против законопроекта. Если большинство членов комитета проголосуют за законопроект, он выдвигается в зал заседаний Сената, где каждый сенатор имеет возможность пересмотреть и обсудить законодательство. Иногда менее спорные законодательные акты будут включены в соответствующие более крупные законопроекты в качестве поправок, чтобы помочь ускорить законодательный процесс.

Обратим внимание, что из-за ситуации «divided» (резко возросшая конфликтность между сенатскими демократами и республиканцами из-за отношения к Трампу), подавляющее число законопроектов в этом году остаются проголосованными, но не утверждёнными (позиции «Passed» и «Confirmed» – это всего лишь 16 из 61 позиций сенатского календаря на этой странице, т.е. около четверти). Похожая ситуация и в нижней палате – правда, надо заметить, что вебсайт у неё менее информативный и функциональный:

https://www.house.gov/legislative-activity/2019-04-03

Например, на вчерашний день, 3 апреля, было назначено 21 слушание, причём, порядковые номера законопроектов находятся в диапазоне H.R. 938 – H.R. 1644, и это означает, что они были предложены в период от 31 января до 8 марта 2019 года. Задержка из-за плотного графика – не менее месяца. В Сенате – похожая картина: сейчас проходят слушания законопроекты от дат в районе 8 января 2019 года.

Сегодня одной из главных тем рынков стал внесенный в конгресс США законопроект S.2785 – DETER Act сенатора Ричарда Дурбина, который был предложен 11 октября прошлого года (обратим внимание именно на статус – это именно законопроект, значит, по нему необходима вся процессуальная часть!) о новых рестрикциях в отношении России, предусматривающий право блокировки активов пяти крупнейших российских банков, Сбербанка, ВТБ, ВЭБа, Россельхозбанка и Газпромбанка, а также запрета на операции с суверенным долгом России.

Но обратимся к нашим новым знаниям. Законопроект был вчера добавлен в процессуальный календарь (что это значит на практике – см. выше) сенаторами Крисом Ван Холленом, демократом, и Марко Рубио, республиканцем. Они уже предлагали аналогичную меру в прошлом году, когда она также имела двухпартийную поддержку, но так и не смогла дойти до этапа голосования лидерами республиканцев Сената. То есть, здесь важный момент, как и в случае с актом «Sanctions Bill from Hell» сенаторов Линдси Грэма и Боба Менендеза (см. ниже), это не новый акт, а повторное представление уже единожды ранее предложенного законопроекта. К слову, «Sanctions Bill from Hell» в феврале текущего года не прошёл голосование уже со второй попытки – т.е. если он вновь будет анонсироваться, то это будет третья.

Напомним, что в очереди на голосование только по России в конгрессе скопилось уже три основных (и много других мелких) не прошедших (пока или вообще) аттестации законопроекта: 1) собственно, нынешний (AKA «The «Deter Act»); 2) законопроект о санкциях «по делу Скрипалей», о которых сообщал Bloomberg 29 марта и которые впоследствии были тихо забыты, и 3) законопроект под названием «против агрессии Кремля» за авторством Грэма и Менендеза (АКА законопроект DASKA или в народе «Sanctions Bill from Hell»), датированный ещё 29 июля прошлого года, и с тех пор повторно ставившийся в повестку для голосования в конгрессе США прошлой осенью. Очень важно знать, что каждому законопроекту в США присваивается свой порядковый номер, и трудно себе представить, чтобы законопроект с более старшим номером ставился бы на повестку для голосования раньше, чем законопроект с младшим порядковым номером. Да такой ситуации просто не допустят и сами сенаторы, авторы таких законопроектов!

Итак, до новых «банковско-долговых санкций», должны приобрести статус закона два других предшествующих пакета, документооборотом по которым почему-то никто из российских экспертов, активно комментирующих санкционную тематику, до сих пор не интересовался.

Но при этом надо понимать, что помимо российской темы американский конгресс «иногда» занимается и другими вопросами. Поставьте себя на место спикера Сената или Палаты Представителей, у которого повестка дня ломится от гораздо более злободневных запросов – на публикацию полного доклада спецпрокурора Мюллера, о том, что делать с детьми нелегальных иммигрантов на границе и неотменённому медицинскому страхованию Obamacare, а также что делать с обходом Дональдом Трампом процедур по согласованию с ФБР одобрений т.н. «security clearance» (статуса благонадёжного сотрудника) людей из своего ближайшего окружения… и т.д. и т.п. И даже если взять внешнеполитическую повестку конгресса, то помимо российской темы голосования ждут новые санкции против Венесуэлы, санкции против Северной Кореи в случае её выхода из ядерной сделки, и новые тарифы против Китая в случае недостижения финальной договорённости. И это не всё!

Не будем утомлять читателя перечислением всех текущих законопроектов, и лишь остановимся на констатации того факта, что в Сенате и Палате Представителей, как и везде, восьмичасовой рабочий день. В общем, санкции – вещь нехорошая, но, право, совершенно не стоит при каждом «чихе» ложиться ничком в канаву лицом от «ядерной» вспышки, как требует инструкция военкоматов.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Выбираем недооценённые дивидендные акции Выбираем недооценённые дивидендные акции Сколько можно заработать на дивидендных «аристократах» в этом сезоне? «Купил и держи» проиграет активному управлению «Купил и держи» проиграет активному управлению Рынок будет показывать высокую степень цикличности. Политика – политикой, а инвестиции – инвестициями Политика – политикой, а инвестиции – инвестициями Иностранные инвесторы в феврале установили рекорд по вложениям в российский госдолг. Но обольщаться не стоит.
Все статьи автора (7)

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »