Четверг, 26.05.2022
×
Кризис пришел - что делать? / Биржевая среда с Яном Артом

Яков Миркин: Пустые ниши, не заполненные «сделанным в России»

+3 -0
Аа + 6

Пустоты в экономике затягиваются медленно.

За пару недель до 24.02 2022 г., понимая, что может быть впереди и пытаясь хоть как-то призвать к «рацио», опубликовал в «Российской газете» колонки – о том, насколько мало мы производим своего.

Как предупреждение, а не как общие слова о «трансформации» или «реструктуризации» экономики России. Вот выдержки:

«У нас огромные пустые ниши, не заполненные «сделанным в России». Примеров – тысячи в самых простых вещах.

Одеяла в 2017 г. – 3,1 млн шт., в 2020 г. – 2,2 млн, по одному одеялу на 70 человек (здесь и дальше – ЕМИСС Росстата). Негусто, не накроешься. Каждый год в России продают 17 – 18 млн одеял. Чьей продукции больше всего на рынке? Ответ известен – Китай.

«Идем» в женскую (и для девочек тоже) одежду. Платья из текстиля в 2017 г. – 4,4 млн шт., в 2020 г. – 4,1 млн., юбки из текстиля в 2017 г. – 2,8 млн шт., в 2020 г. – 2,2 млн. Что имеем в итоге? По одному платью или юбке в год на 11 – 12 прекраснейших. А бюстгальтеры, пояса, корсеты и прочие радости жизни? Вот ответ: и в 2017 г., и в 2020 г. по 6,6 млн шт., примерно по 1 штуке в год на 10 – 11 женщин.

А трикотаж? В 2017 г. в России произведено 134 млн шт. трикотажных и вязаных изделий, в 2020 г. – 143 млн. В этих «изделиях» всё, что угодно – брюки, кофты, костюмы, юбки, блузки, платья, свитера, нижнее белье. Меньше, чем по 1 штуке в год на каждого живущего у нас в стране. Обуви в 2017 г. произведено 104 млн пар, в 2020 г. – 93 млн пар. Примерно по 6 пар в год любой обуви, включая резиновые тапочки, на каждые 10 человек. Ау, соски! Младенцев много, не меньше 2– 3 млн., дайте им что-нибудь пожевать! В 2020 г. для них сделано 2,1 млн шт. сосок, не больше, чем по одной штуке на душу в год.

У нас огромные пустые ниши, не заполненные «сделанным в России».

Электрокофемолки? 750 шт. в 2017 г. «Пылесосы бытовые» – 131 шт. в 2017 г. Ни те, ни другие больше статистикой не замечены. Электрические утюги в 2017 г. – 1 шт., в 2019 г. – 18 шт., в 2020 г. – 0 шт. Может быть, со статистикой что-то не так? А вот и электрические чайники. В 2017 г. – 57 тыс. шт., в 2020 г. – 132 тыс. шт. По 1 чайнику на 1000 с лишним душ в год. Электросоковыжималки в 2017 г. – 36 тыс. шт., в 2020 г. – 55 тыс. шт. По 1 штуке на 2600 с лишним человек, живущих в России. «Коньки ледовые» в нашей снежной стране? Выпустили по 1,5 тыс. пар в 2017 и 2020 гг. По одной паре коньков в год на сто тысяч человек.

В производстве «средств производства» – большое количество пустых ниш, настолько пустых, что остается только с горечью смотреть как их годами заполняет импорт. Сколько делается металлорежущих станков за год? И в 2017, и в 2020 годах – 4,5 тыс. шт, многократно меньше, чем в 1980-х. Среди них токарных – чуть больше 1000 шт в год, сверлильных – 250 – 290 шт, фрезерных – 450 шт (ЕМИСС Росстата). 445 токарных станков в год с ЧПУ. Это несопоставимо с масштабами российской экономики и числом живущих в ней 145 млн человек. Импорт в Россию станков кратно превышает их производство, примерно 30% – из Китая (РБК). Как бы ускориться в изменениях (они есть в станкостроении за 10 – 15 лет)? Как бы быстрее уйти от отчаянного положения, в котором «строительство станков» оказалось в 1990-х – 2000-х?

Но жизнь наша пожимает плечами и спрашивает: «Строить будем?». Будем, будем, а как же! В России более 370 тысяч действующих строительных предприятий (2021, Росстат). А чем строить? В 2020 г. мы произвели 858 шт бульдозеров (примерно 1/3 годовой потребности), 2513 шт экскаваторов (в несколько раз меньше импорта), башенных кранов – 45 шт (1/5 потребности), автогрейдеров – 546 шт. Краны «стрелкового типа» – 346 шт, краны на гусеничном ходу – 13 шт, «катки дорожные самоходные» – 389 шт (импорт кратно выше) (ЕМИСС). Штуки, а не тысячи штук! Потребности в строительной технике были бы еще больше, если бы рост экономики был в 6-7%. Спасибо Китаю, Японии, Германии и другим – не дают стройкам встать. Но как бы всё производство этой техники перенести в Россию, как это сделано с легковушками? Ну как?

Между тем поля не дремлют, надвигается весна, будем пахать, сеять, жать и молотить. В России 42 тыс. сельскохозяйственных организаций, 145 тыс. фермерских хозяйств, 16,5 млн личных подсобных хозяйств («РГ», 3.08.2021). 11,9 тыс. шт сеялок, произведенных для них в России в 2020 г. – это много или мало (ЕМИСС)? Больше, чем в 2017 г. (8,5 тыс. шт), но хватит ли на всех? 596 жаток или 17 молотилок, или даже 432 сеноуборочных машин, сделанных в 2020 г. – так должно быть? 206 инкубаторов, произведенных в 2020 г., нет странно ли это, памятуя, что у нас в год производится до 5 млн тонн мяса птицы? А 5,4 тыс. зерноуборочных комбайнов, выпущенных в 2020 г. – этого достаточно? В 2020 г. выпустили 8,7 тыс. косилок. Их хватит? А вот и «машины для уборки свеклы» – ноль штук в 2020 г. 3,7 тыс. шт доильных аппаратов произвели в 2020 г. при поголовье коров в России в 8 млн голов.

Дело – не в правительстве, не в министерствах, пытающихся подстегнуть каждую из отраслей, дело – в модели экономики, в том, что ее нужно менять, всячески побуждая ее к росту и модернизации, к локализации, чтобы как можно больше «сложных вещей» делались у нас дома. Мы же все знаем, что степень локализации производства не так уж велика. В 2020 г. в России произведены 1,26 млн легковых автомобилей, но 0,3 млн двигателей внутреннего сгорания и всего лишь 0,03 млн кузовов для автотранспорта (ЕМИСС). Чем покрыт этот разрыв? Легко догадаться – импортом.

Мы засыпаны снегом? Сделали в 2020 г. 47 снегоочистителей. Мы любим трамваи? 190 шт трамваев произведены в 2020 г. (175 за 2017 г.). Между тем, больше 60 городов России имеют трамваи («РГ», 9.12.2014), 2,4 тыс. км трамвайных путей, 7,7 тыс. вагонов, перевезли 1,2 млрд чел. (Росстат, 2019). Без импорта будем менять трамваи один раз в 40 лет.

Много пустот в экономике (10 лет назад их было еще больше), и они медленно затягиваются. Часто над ними хочется плакать. Ясно одно – разрывы в технологиях невозможно преодолеть только за счет бюджета, госзакупок и преференций государства, источник которых все равно карман налогоплательщика. Это может происходить, но медленно, формально, из-под палки и часто с низким качеством и множеством уголовных дел. И еще – бюджет не бесконечен, он – не резиновый.

Мы не добьемся нового «догнать и перегнать», пока промышленники, инженеры, плоть от плоти народа, не проникнутся атмосферой роста, инноваций, всенародной поддержки, пока их имена не будут выноситься на первые полосы газет и пока они не будут знать и чувствовать, что все экономические и административные инструменты государства даны им в подлинную помощь. В начале 1920-х годов такой поворот назывался «сменой экономического курса». Нам он, действительно, нужен».

Есть физическая реальность. Она называется – падение экономики, технологические разрывы, китаизация экономики России.

А есть просто слова о том, как всё будет «реструктурировано», когда тебя собираются задушить.

Адреса колонок в «Российской газете»

от 6.02 https://rg.ru/2022/02/06/mirkin-u-nas-ogromnye-pustye-nishi-ne-zapolnennye-sdelannym-v-rossii.html

от 8.02 https://rg.ru/2022/02/08/mirkin-razryvy-v-tehnologiiah-nevozmozhno-preodolet-tolko-za-schet-biudzheta.html

Telegram канал автора: https://t.me/ymirkin

В разделе «Обзор блогов» редакция представляет републикации наиболее интересных постов известных российских экономистов, публицистов, финансистов и экспертов, опубликованных на личных каналах и онлайн-ресурсах авторов. Ссылки на эти ресурсы указаны под обзором. Данные републикации не являются подготовленными специально для Finversia.

Ответственность за информацию, высказанные профессиональные и этические оценки, версии и прогнозы остается на авторах блогов.

Орфография и пунктуация авторов блогов сохранена. Перевод иноязычных блогов – авторы блога.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все обзоры блогов »
+3 -0
225
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Кредит на «Москвич» Кредит на «Москвич» Автомобильная промышленность и автокредитование показывают рекордный спад. Восстановление будет небыстрым. Вспышки коронавируса в Китае продолжают терзать экономику страны и ее иностранных партнеров Вспышки коронавируса в Китае продолжают терзать экономику страны и ее иностранных партнеров После двух месяцев жестких ограничений из-за COVID-19, которые еще сильнее нарушили глобальные цепочки поставок, экономика Китая с трудом встает на ноги, однако предприятия (от розничных торговцев до производителей чипов) предупреждают о снижении продаж, поскольку потребители в стране резко сокращают расходы. Тимур Ксенз: «Слово «краудлендинг» уже не воспринимается как ругательство» Тимур Ксенз: «Слово «краудлендинг» уже не воспринимается как ругательство» Интересная ситуация складывается в сообществе российских инвесторов. Несмотря на форс-мажор, как показал опрос канала Finversia, 46% российских частных инвесторов все равно хотят продолжать инвестировать. И возникает вопрос об альтернативах фондовому рынку. Одна из этих альтернатив – краудлендинг. Совсем недавно это слово вызывало три вида реакции. Первая – это какая-то новация, но немного не от мира сего, вторая – это что-то непонятное, вполне возможно, такая новая технологическая пирамида. Третья – человек вообще не знает, что это такое. Прошли считанные годы и вот краудлендинг вовсю работает, есть реестр инвестиционных платформ в Банке России, это абсолютно легитимно и отрегулировано, это работает. Так что сегодня краудлендинг – вполне реальная альтернатива фондовому рынку, потенциальный вариант диверсификации инвестиций.

Канал Finversia на YouTube

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Новости »

Корпоративные новости »