Среда, 18.05.2022
×
2022: жалкие людишки и демиурги / Ян Арт. Finversia

Константин Сонин: Все поменялось, а ценности поменялись мало

- -
Аа +

О новой книге Вадима Радаева «Миллениалы».

«Миллениалов», новую книгу Вадима Радаева, на летнем отдыхе читать было труднее всего – друзья, такие же родители этих самых миллениалов как мы, всё время ее перехватывали. По счастью, она легко читается – поневоле позавидуешь наукам, в которых монография может с интересом читаться и широкой публикой. Впрочем, отчасти это мастерство автора – Радаев, отчасти экономист (и, на минуточку, самый цитируемый в российской экономической литературе), занимается самой технически сложной социологией в России. (По ссылке в комментариях есть большой кусок книги.)

Основная идея книги очень проста. Есть мощнейшая общая социологическая теория – теория «простого советского человека» Льва Гудкова. Поколения меняются, а ценности остаются и неизменность этих ценностей – от тех, кому было сорок в 1980-м, через тех, кому было сорок в 1990-м и 2000-м и до тех, кому сорок в 2010 – гораздо выше, чем кажется, если просто смотреть на событийную историю. Все поменялось, а ценности поменялись мало. Документальная «Future is History» Маши Гессен – замечательное популярное изложение этой теории. Всем, к слову, рекомендую – это выдающаяся книга. Про то, что меняются экономическое и политическое устройство, институты и персоналии, а ценности остаются.

А Радаев говорит – нет, ценности поменялись и очень серьёзно. Это ответы на те же самые вопросы – отношение к демократии, к Сталину там (это я упрощаю – у хороших социологов вопросы более «инвариантные») – эти ответы одинаковые. Но за пределами этих ответов миллениалы очень серьёзно отличаются от героического поколения, поколения застоя, поколения перестройки и т.п. Не просто используют гаджеты больше и социальные сети вместо электронной почты, но и «инвариантам» – работе, браку, детям и жизни в кредит, например.

Или, вот, водке – невооруженным взглядом видно, что миллениалы пьют меньше алкоголя. И статистически это видно – причем в РМЭЗ НИУ ВШЭ такие данные, что они позволяют сравнивать поколения с учетом множества социоэкономических характеристик. (Само собой, люди с разными характеристиками в среднем пьют по-разному.) Прямого ответа – почему пьют меньше? – я в книге не нашёл, но, видимо одна из причин – доступ к самым разным альтернатив – от компьютерных игр до путешествий в экзотические страны, недоступные советским поколениям в соответствующем возрасте.

Меня ещё заинтересовал вопрос в сторону, которого в книге нет. Понятно, что потребление в советское время, когда у большинства самых безвыходных товаров было мало альтернатив, сильно отличается от современного, в котором есть торговые центры, супермаркеты и интернет-каталоги. Но вот если бы сравнить российский опыт резкого, в течение десяти лет, перехода от советского однообразия к супермаркетам с большим выбором одних и тех же товаров разных брендов, с тем же переходом, гораздо более долгим и плавным, западноевропейских стран? Семьдесят лет назад у них тоже был небольшой ассортимент товаров легко промышленности, но переход к супермаркетам занял несколько десятилетий.

И, связанный с этим и тоже не рассмотренный в книге вопрос – как соотносится привычка нового поколения к выбору в части потребления с «простой советскостью» в политике? Летом 2019 года мы видим, что десятки тысяч москвичей требуют выбора – и, видимо, это коррелирует с поколенческой привычкой иметь выбор. Если ты выбираешь зубную пасту, сорт колбасы или сыра, место отдыха, телеканал для просмотра, мебель в ИКЕЕ или машину (советские поколения не думали, фактически, про выбор марки автомобиля), то почему ты можешь быть лишён выбора политика и чиновника себе по вкусу? Тем более, что во всех пятидесяти странах, где ты учился или отдыхал, у твоих сверстников этот выбор имеется.

...Тут я собирался завершить мини-рецензию обсуждением последней главы, но, вернувшись с обеда, увидел, что «Миллениалов» уже утащил кто-то из моих ровесников. Хочется же знать, о чем думают, о чем мечтают и чем пользуются дети, эти самые миллениалы.

Профиль автора в соцсети: https://www.facebook.com/konstantin.sonin

В разделе «Обзор блогов» редакция представляет републикации наиболее интересных постов известных российских экономистов, публицистов, финансистов и экспертов, опубликованных на личных каналах и онлайн-ресурсах авторов. Ссылки на эти ресурсы указаны под обзором. Данные републикации не являются подготовленными специально для Finversia.

Ответственность за информацию, высказанные профессиональные и этические оценки, версии и прогнозы остается на авторах блогов.

Орфография и пунктуация авторов блогов сохранена. Перевод иноязычных блогов – авторы блога.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все обзоры блогов »
- -
880
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

О дивный новый банк О дивный новый банк Объединение банковских групп ВТБ, ФК «Открытие» и РНКБ планируется осуществить в сжатые сроки. Что ждет их клиентов и сотрудников? Ярослав Кабаков: Про McDonald's и окончательный уход Ярослав Кабаков: Про McDonald's и окончательный уход Уход из России не окажет существенного влияния на котировки компании. Тимур Ксенз: «Слово «краудлендинг» уже не воспринимается как ругательство» Тимур Ксенз: «Слово «краудлендинг» уже не воспринимается как ругательство» Интересная ситуация складывается в сообществе российских инвесторов. Несмотря на форс-мажор, как показал опрос канала Finversia, 46% российских частных инвесторов все равно хотят продолжать инвестировать. И возникает вопрос об альтернативах фондовому рынку. Одна из этих альтернатив – краудлендинг. Совсем недавно это слово вызывало три вида реакции. Первая – это какая-то новация, но немного не от мира сего, вторая – это что-то непонятное, вполне возможно, такая новая технологическая пирамида. Третья – человек вообще не знает, что это такое. Прошли считанные годы и вот краудлендинг вовсю работает, есть реестр инвестиционных платформ в Банке России, это абсолютно легитимно и отрегулировано, это работает. Так что сегодня краудлендинг – вполне реальная альтернатива фондовому рынку, потенциальный вариант диверсификации инвестиций.

календарь эфиров Finversia-TV »

 

Корпоративные новости »