Вторник, 29.09.2020
×
Финансовые советники - какие они?

Андрей Мовчан: Рента очень долго держала Белоруссию в стабильности

+1 -1
Аа + 1

«Инвестиционная привлекательность» будет искаться долго и трудно.

Наблюдать – занятие безопасное. Но не слишком полезное. Наблюдателю очень хочется, чтобы было поинтереснее – чужими руками. Погорячее. Крови побольше. И конечно, чтобы всё сложилось в соответствии с конструкцией метамифа: завязка, развитие, кульминация, развязка, добро победило, зло наказано, можно выпить.

Участвовать – дело трудное и рискованное. Не только потому, что кровь, которую ждут наблюдатели, как правило – твоя; но и потому, что метамиф на то и метамиф, чтобы быть мечтой, в реальности не осуществимой. Если плохих парней иногда и побеждают в вечерних новостях, то как правило делают это парни не лучше; а чаще всего победу от поражения вообще не отличить (к удовольствию Пастернака), или всё заканчивается (к радости Троцкого) ситуацией «ни мира, ни войны».

Вот поэтому, наверное, за событиями в Белоруссии (не вздумайте мне указывать на ошибку в названии, пока сами не начали говорить «Бейджин» или «Дун Джао Пин») я если и слежу, то не как болельщик, а скорее как исследователь; и пусть белорусы простят мне напускную беспристрастность – это лучше, чем сидя на диване подзуживать и ждать кровавой картинки на экране.

РЕНТА ПОДВЕЛА

То, что происходит в Белоруссии, понятно и экономически, и политически, и идеально вписывается в контекст «рентных революций», которые традиционно называют цветными. Кому интересно – поищите мою статью на эту тему. Белоруссия гордо производит 6000 долларов ВВП на душу населения (близко к верхней границе «зоны революций» снизу, стандарт для рентной страны 4го мира, третий начинается где-то от 8000 и тянется до 11-12), существенная часть ВВП сформирована скрытой рентой – транзитом российского экспорта и импорта, спец-условиями взаимодействия с Россией и пр. бенефитами от близости к Империи и умелого кокетства с ней и даже интима, но без вступления в прочный союз.

Эта рента очень долго держала страну в стабильности даже не смотря на крайне неудачное с экономической точки зрения правление последнего диктатора Европы (собственно Белоруссия так и не выросла из экономических штанишек Горбачева, но Михаил Сергеевич примерял их к СССР на период планировавшегося подросткового перехода к китайской модели экономики, а Александр Григорьевич новых штанишек свой стране, постаревшей с тех пор на 30 лет, так и не сшил). 2014 а затем 2020 годы существенно сократили эту ренту и она аккуратно вошла в зону от 10 до 20% ВВП («зона нестабильности») – ренты еще хватает на то, чтобы подкупать силовой аппарат и узкую прослойку чиновной элиты, но уже не хватает на то, чтобы умилостивить граждан. Классическая картина, которую мы наблюдали в десятках стран, картина, фактически не имеющая исключений.

Исторически политические процессы в странах в зоне нестабильности крайне малопредсказуемы – именно потому, что ренты едва-едва хватает на сохранение лояльности элиты: маленькие изменения в ренте, в ВВП, в конъюнктуре, в способности лидеров к политическому маневру, в поведении внешних сил – и ситуация меняется на противоположную. Лукашенко не только очень плохой экономист, но и, судя по всему, очень плохой политик; и тем не менее предсказывать развитие событий невозможно: пока что плохому политику, окруженному узкой, но экономически жестко привязанной элитой и лояльными силовиками противостоит стихия без лидеров, программы, тактики и стратегии; нет ни попыток силового противостояния, ни расшатывания лояльности элиты, ни перекупания силовиков. В таком «действенном бездействии» шансы на стороне Лукашенко: митингов можно не бояться, на них власть не меняется; от забастовок рабочие страдают больше, чем власть. Эффект привыкания никто не отменял, если Лукашенко так же, как сейчас, пересидит еще две-три недели, а у его оппонентов ничего не поменяется в методах, накал скорее всего сам по себе сойдет на нет. Но Лукашенко конечно не будет просто так сидеть – он уже начинает менять повестку: предлагает изменения в Конституции, новые выборы, и будет дальше продвигать эту переговорную позицию: «Вы хотите выборов – будут вам выборы, да еще и по новой, лучшей Конституции; не хотите считать меня президентом – на здоровье, считайте И.О. до новых выборов». Еще неделя-две и у оппозиции будет альтернатива: или соглашаться на план Лукашенко и оставлять себе возможность бороться на референдуме и новых выборах, или непримиримо наблюдать как спадает энергия протеста и всё заканчивается ничем до 2025 года (а к 2025 году Лукашенко выучит все уроки 2020го).

С уверенностью можно сказать лишь одно – если вдруг власть в Белоруссии сменится в ближайшее время (она когда-нибудь сменится, но возможно существенно позже, чем многим хочется), это будет не концом, а только началом процесса и периода нестабильности. Опыт Киргизии в этом смысле очень показателен – да и не только Киргизии. Есть у революции начало – нет у революции конца.

РОЖДЕННОЕ РЕВОЛЮЦИЕЙ (IF ANY)

Как это ни грустно сознавать, нестабильность, связанная с рентой, сохраняется пока сохраняется рента как базовый метод создания стоимости. Поэтому парадоксально, но факт – если белорусы захотят остановить колесо нестабильности, которое уже запущено, им понадобится остановить извлечение ренты из отношений с Россией и (А) пережить падение доходов; (Б) построить альтернативу нерентного характера.

Вряд ли многие белорусы готовы на (А) – оппозиция их просто пока не спрашивает об этом. Если они и правда окажутся не готовы, будущая возможная победа бело-красно-белых с большой вероятностью обернется знаменитым украинским треугольником «перемога – зрада – ганьба» (кто не верит – примерьте этот деревянный костюм на похожие страны, включая Аргентину и вообще половину Латинской Америки). Если они окажутся готовы, то хватит ли у новых властей решимости с одной стороны не искать демонстративного разрыва с Россией (это может вызвать неадекватную реакцию Кремля), а с другой – пойти на падение ВВП при стерилизации рентных доходов? Не хватит практически наверняка.

Альтернативу нерентного характера, судя по мировой истории, в обозримый срок можно построить только одним способом – инвестиционной интервенцией извне. Это путь Тайваня, Сингапура, Южной Кореи, Израиля, Японии – и так далее, по списку, кого ни возьми. Для такой интервенции, конечно, нужно обеспечить банальные защиту прав инвесторов и инвестиционный климат, о которых так много говорят «большевики» – либералы, но далеко не только: инвестиции идут не просто туда, где надежно, но значительно больше туда, где прибыльно. Опыт Литвы или Латвии убедительно показывает, что недостаточно принять цивилизованные нормы и сидеть в ожидании потоков денег – вместо них почему-то начинается отток рабочей силы. Даже Белоруссия не потеряла столько людей, сколько ее прибалтийские соседи – члены ЕС.

Скорее всего «инвестиционная привлекательность» Белоруссии будет искаться долго и трудно (Израиль искал свою нишу и свою модель лет сорок, пока она выкристаллизовалась – и всё это время страна жила на голой национальной идее и энтузиазме). Скорее всего у новой власти не хватит духа предложить этот поиск народу (нет больше на Земле Егоров Гайдаров, да и тот едва дошел до середины пути). А если хватит, то с большой вероятностью у народа не хватит духу его принять.

А значит новый день, если и наступит, принесет все тот же замкнутый круг вопросов: слева Россия с рентой в обмен на лояльность и неизбежное топтание на месте (с архаичной промышленностью, которую нельзя ликвидировать из-за рабочих мест, с элитой, питающейся административным ресурсом, с необходимостью продолжать содержать население и заниматься перераспределением, с обязательным лавированием между «Западом» и «Россией», со смутными надеждами на китайские деньги); справа – ЕС, с перспективой ссоры с Россией и поляризации страны по украинскому сценарию, с потенциальным вторым кругом исхода рабочей силы и закрытием промышленности за неконкурентоспособностью, и получением в замен пары миллиардов евро на улучшение дорожной сети и жестких требований по сокращению бюджетов.

Выбор в пользу ЕС выглядит предпочтительнее – всё же у прибалтов, хорватов, болгар, румын и особенно чехов, словаков и поляков ВВП на человека существенно выше, как и скорость роста экономики (уже не говоря о диверсификации и емкости рынков труда). Позицию российского сателлита Белоруссия на себя уже примерила – получилось не очень, и дело не в специфике страны или руководства: ни у кого не получилось лучше. «Балансирование» тоже не приносит ни спокойствия, ни достатка – классические «застрявшие» страны – Грузия, Молдавия, Сербия – имеют ВВП на человека даже меньше, чем Белоруссия и (не смотря на всю их разность) живут очень проблемно. Но такой выбор будет означать шоковые изменения – мы возвращаемся к вопросу готовности белорусского общества поменять не старого политрука на нового пророссийского бюрократа, а весь уклад жизни, и за это заплатить. Если эта готовность и имеет место (а как мы об этом узнаем сегодня?) – Белоруссия будет редким исключением из правила.

ТАК ПОХОЖЕ НА РОССИЮ

На первый взгляд пассивность Кремля вызывает серьезное удивление. Сколько лет Россия пыталась приблизить к себе Белоруссию до уровня поглощения, сколько лет возилась с «батькой», который готов был брать подарки и вить бессмысленные бюрократические кружева типа «союзного государства», но отказывался делать хоть что-то реальное на пути к соединению, и вот – шанс всё разом решить. Тут очевидный win-win: или Лукашенко соглашается на серьезное движение к интеграции в обмен на поддержку и защиту, или такая поддержка просто обещается Тихановской или другому перспективному кандидату – тоже конечно в обмен на интеграцию.

Но на практике поведение Кремля определяется (как это было и в прямо противоположной ситуации с Украиной) не геополитическими соображениями, а интересами рейтинга и коммерческой выгодой лоббистов. Нетрудно увидеть, что лоббистов вторжения просто нет (БКК и МАЗ видимо не настолько интересны, да и Малофеев кажется занят). Рейтинг на поддержке Лукашенко не поднимешь – в отличие от разделенной Украины, где «защиту русских» и «крымНаш» можно было продать большинству россиян, в Белоруссии очевидно единство против диктатора (слышали анекдот: Омоновцы в Минске бьют мужика, он кричит: «Вы что, я за Лукашенко голосовал!» Омоновцы еще сильнее бьют и отвечают: «Врешь, скотина, никто за него не голосовал!») и вмешательство энтузиазма у россиян не вызовет; поддерживать же оппозицию – все равно что показывать своим же гражданам пример как надо бороться с властью.

Так что сегодня ждать от России вмешательства, наверное, не приходится; тут скорее «армянский» сценарий, чем «украинский». Потенциальное отбытие Белоруссии в сторону ЕС Кремль конечно тоже не устроит – но об этом Кремль подумает даже не завтра, а послезавтра: там скорее всего уверены, что Лукашенко устоит, а нет – так будут действовать по обстоятельствам и, скорее всего, «под ковром» а не «на ковре». В конце концов украинский прецедент всех должен был научить, и, похоже научил не только Россию. В августе 2020 года Москва напряженно консультируется с Парижем, Берлином и Лондоном, а Париж, Берлин и Лондон тоже не спешат ничего предпринимать: «Вы же не хотите как в Украине» видимо является весомым аргументом для всех сторон.

ВСЕГДА ЕСТЬ МЕСТО АВГУСТУ

Пока писался этот опус, отравление Навального внесло в российское информационное пространство новый топ-повод; в течение дней или недель фокус будет смещен с Белоруссии. Вряд ли отравители (если они были) добивались именно этого – уж больно идея звучит как «конспираси». Скорее всего если отравление имело место, то цели его были существенно более локальными: в конце концов отравить напитком – широко распространенная традиция в России, в которой клофелин используется много чаще более сложных веществ, а банальное ограбление является основным мотивом – но и более сложные вещества, и более «высокие» мотивы встречаются. Были и сотни простых смертных (и мой старый товарищ Том ДеВо когда-то попался на такую же историю в Чечне, слава богу выжил), был и Быков и Кара-Мурза и Верзилов. Может быть это и была банальная попытка ограбления; возможно – личная месть; атака локального коррупционера; случайность, и яд предназначался не ему и так далее. А может ли это быть «федеральным» решением? Конечно может. Узнаем мы об этом? Не при этой власти.

Я, собственно, о другом (Навальному – выздоровления конечно!) Я о том, что ситуация может быть непредсказуемой и в большом, и в малом – и иногда все меняется в секунды просто от того, что кто-то нажал не ту кнопку. Белоруссия тоже не будет исключением. Будем смотреть.

Профиль автора в соцсети: https://www.facebook.com/andrei.movchan

Орфография и пунктуация авторов блогов сохранена. Перевод англоязычных блогов – автор блога.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все обзоры блогов »
+1 -1
2409
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

календарь эфиров Finversia-TV »

Новости »

 

Корпоративные новости »