Среда, 21.11.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Елена Кудлик: «Будет конкуренция – будет здоровый рынок»

+8 -0
403
Аа +
Елена Кудлик: «Будет конкуренция – будет здоровый рынок»

Банки с иностранным участием сегодня занимают на отечественном рынке особое положение. Их осталось совсем немного, они научились работать на стыке российских и международных норм регулирования и одновременно оставаться в рамках моделей своих материнских компаний. О том, как живется сегодня в России одному из таких банков, имеющему к тому же специализированную направленность, порталу Finversia.ru рассказала Елена Кудлик, заместитель председателя правления, финансовый директор ипотечного банка «ДельтаКредит».

- Елена, ваш банк является подразделением одного из трех «последних могикан» с иностранным участием, которые остались на российском рынке. Можете раскрыть секрет, что вас здесь все еще удерживает?

- Конечно, если сравнить количество иностранных банков в 2008 году и сейчас, то оно значительно уменьшилось. Но как раз именно те игроки, которые остались на рынке, четко понимают, чего они хотят. У них есть четкая стратегия развития. Есть определенные риски роста, но банки их гораздо лучше контролируют, чем это было в 2012-2014 годах, и тем более потом – в кризис. Рынок в России сейчас хороший, экономика постепенно стабилизируется. Поэтому те иностранные банки, которые остались на российском рынке, хорошо представляют, куда они идут. Они видят, что российский рынок является одной из наиболее перспективных платформ для роста.

Все материалы Finversia-TV

- Какие риски для вас наиболее актуальны, и какую роль в этом плане играет ваше иностранное происхождение?

- Когда страна выходит из кризиса, доходы населения начинают постепенно увеличиваться, соответственно растет рынок потребительского кредитования. Возникает риск его перегрева. И банкам здесь нужно все очень тонко контролировать.

В 2017 году реальные располагаемые доходы населения снижались, но потребкредитование уже начало расти. И следует сказать, что банки, уже наученные горьким опытом, сейчас гораздо более серьезно подходят к процессу андеррайтинга, понимают, где есть риски, кого можно, а кого нельзя кредитовать.

Кроме того, ЦБ РФ вводит свои ограничения. К примеру, даже для ипотечного кредитования с начала этого года были введены повышенные коэффициенты риска для кредитов с первоначальным взносом менее 20%. Это одна из мер регулятора, которая нацелена на то, чтобы рост не был слишком быстрым. Есть также регламенты регулятора по ограничению максимальной процентной ставки. В ближайших планах – введение контроля за соотношением совокупного долгового обязательства и дохода заемщика.

Все эти меры в сочетании с инициативами самих кредитных организаций позволяют минимизировать риск перегрева рынка потребительского кредитования.

Какой еще ключевой риск у нас есть? Он касается конкурентных условий. У банков с государственным участием несколько ниже стоимость фондирования, они могут себе позволить предлагать кредиты по более низким ставкам, создавая сложную конкурентную обстановку на рынке. Хотя с сентября прошлого года ставки у всех находится примерно на одном уровне.

- Существует устойчивое мнение, что для банков, главные офисы которых находятся за рубежом, фондирование дешевле.

- На текущий момент это ошибочное мнение. Если мы будем деньги привлекать в валюте и делать своп в рубли, то это будет достаточно дорого. Это работало до 2008 года. И на тот момент кредитование было в основном в долларах США. Сейчас это уже не работает.

Банк «ДельтаКредит», Русфинанс Банк, Societe Generale Insurance и АЛД Автомотив образуют вместе с Росбанком единую структуру, что позволяет группе Societe Generale в России получить максимальные преимущества для развития бизнеса в стране. У нас оптимальное управление ликвидностью, и поэтому российское подразделение группы Socieite Generale не нуждается в привлечении денег от материнской компании. У группы в России есть все для того, чтобы использовать собственную ликвидность для развития и для роста. Росбанк привлекает депозиты, все банки группы размещают биржевые облигации. Мы, ввиду нашей специфики, размещаем облигации с ипотечным покрытием. Условия привлечения финансирования у нас рыночные, и естественно стоимость денег для нас несколько выше, чем для банков с государственным участием.

- Насколько вас вообще беспокоит тема огосударствления банковского сектора?

- Понятно, что для всех рынков важна конкуренция. В сегодняшних условиях в российском банковском секторе есть риск возникновения еще большего дисбаланса в этой сфере. И речь не только об огосударствлении, но и об укрупнении определенных игроков. Регулятор это понимает. По крайней мере, декларируется, что развитию конкурентной среды будет уделяться очень пристальное внимание. Это очень важно. Основных игроков осталось не так много, и доля частных банков среди них снижается.

- Вы говорите, что денег у материнской компании не берете. Но хоть какую-то поддержку вы получаете?

- Конечно, мы перенимаем лучшие практики, очень тесно общаемся со своим головным офисом. У нас общие процедуры регулирования, мы должны соответствовать требованиям Европейского Центрального банка.

- На российском рынке это помогает? Можете охарактеризовать отношение потребителя к банку с иностранным участием?

- Думаю, что играет роль фактор надежности. После санации и ликвидации ряда крупных российских кредитных организаций в 2016-2017 годах банки с госучастием и банки с иностранным капиталом являются с точки зрения потребителя более надежными в плане размещения средств. Хотя, если говорить о кредитовании, то человек идет туда, где быстрее, дешевле и удобнее.

- Сегодня много говорится о необходимости докапитализации российских банков, «синдроме уставших банков». У вас на этом фоне какое-то конкурентное преимущество есть?

- Нашему банку на данный момент докапитализация не нужна. У нас был убыток в 2016 году, связанный с реструктуризацией долларовых кредитов, думаю, об этом все знают. Но 2017 год мы закрыли очень хорошо. Наша способность генерации капитала оценивается рейтинговыми агентствами как очень сильная. Поэтому нам своего капитала достаточно и для абсорбции каких-либо рисков и для устойчивого роста. Хотя, признаю, что 2015-2016 годы были довольно тяжелыми.

- Актуальна ли для вас проблема непрофильных активов?

- Для нас это квартиры, которые мы берем на баланс после исполнения судебного производства по залоговым обязательствам и после отступного по договорным соглашениям с клиентом. Эти активы мы стараемся как можно быстрее реализовать и не тратить деньги на их обслуживание. Но для нас это не проблема, а часть операционной деятельности.

- Как вы оцениваете рынок ипотеки в России?

- Если сравнивать первый квартал 2017 года и соответствующий период 2018-ого, то выдачи ипотечных кредитов выросли на 50%. И кому-то даже уже кажется, что рынок перегрет. На самом деле это не так.

У нас кризис 2014 года был несколько странным в том плане, что на фоне всех экономических потрясений на рынке ипотеки ставки держались на довольно высоком уровне, и по объемам выдачи тоже не было серьезных провалов. И вот сейчас, когда ставки достигли самого низкого уровня, который когда-либо был на российском ипотечном рынке, люди, которые брали ипотеку в кризис под 13-14%, приходят за рефинансированием. Они ищут банки с минимальной ставкой и могут рефинансировать кредит несколько раз. И во многом именно этим объясняются высокие статистические показатели роста спроса на ипотеку. Создается некая иллюзия перегрева.

Хотя, конечно, снижение ставки позволило большему количеству людей взять кредиты. Потому что сам аннуитет – платеж по ипотеке – стал более доступным. При этом, хочу заметить, люди стали более ответственно относиться к своей кредитной истории. Происходит сокращение просрочки, которая образовалась в кризисные годы. В нашем банке, к примеру, она за прошлый год снизилась на 80 базисных пунктов, и сейчас соответствующий показатель находится на довольно низком уровне.

- Руководство нашей страны призывает еще больше снизить ставки по ипотеке. Насколько это реально? При том, что речь идет не о каких-то экономических предпосылках, а просто о пожеланиях главы государства?

- Многое зависит от стоимости фондирования. Чтобы ставка снизилась до 7-8%, стоимость денег должна быть на уровне, наверное, 5,5-6,5%. Фондирования по такой стоимости пока нет. Даже ОФЗ не дают такую доходность. К этому все стремились, но очередной «транш» санкций помешал ЦБ дальше снижать ставку. Впрочем, мы предполагаем, что до конца года ключевая ставка может быть снижена на 0,5%. Но опять же все зависит от геополитической ситуации. При этом если раньше ставка не отражала тренды в фондировании, то сейчас возникла зависимость. Отвечая на ваш вопрос, скажу, что снижение ставки по ипотеке до 7-8% возможно, но только примерно к 2020 году при определенных экономических и политических условиях.

- А вам как-то помогает работать на ипотечном рынке то, что у вас специализированный банк?

- Нам легче с ипотекой, так как мы работаем только с этим продуктом. Мы хорошо понимаем, где хороши, а где надо улучшить процесс, и какие сейчас потребности у клиентов. Хотя универсальные банки тоже не стоят на месте, поэтому конкуренция очень сильная. Наш банк – пионер в России в области ипотечного кредитования, и в начале пути было легче, так как конкуренции почти не было. У нас были лучшие международные практики для развития ипотеки в стране, сейчас этот опыт есть у всех игроков.

- С ДОМ.РФ (ранее АИЖК) у вас есть совместные программы?

- ДОМ.РФ реализовала программу помощи заемщикам, в которой мы активно участвовали. Также мы участвовали в программах по выпуску ипотечных облигаций. Мы сделали пять выпусков по программе АИЖК.

- ИЦБ не пользуются особенной популярностью у инвесторов. Вы видите какие-то перспективы для данного инструмента?

- Когда мы после кризиса 2008 года в 2011 году вышли с облигациями с ипотечным покрытием, слово «ипотека» в тот момент было чуть ли не ругательным. Но мы сделали ставку на инвесторов, чьи стратегии были нацелены на долгосрочное и надежное размещение денег с залогом. Наши ипотечные облигации как раз подходили для таких управляющих компаний.

- Какая доходность?

- Последнее размещение облигаций у нас было в декабре прошлого года под 7,82% на пять лет.

- Как вы считаете, что необходимо российскому банковскому сектору для того, чтобы стать более эффективным, сбалансированным? Можете высказать свои пожелания, пусть риторические?

- На самом деле регулятор, государство уже делают достаточно много для этого. Но я бы опять вернулась к теме здоровой конкуренции. Будет конкуренция – будет здоровый нормальный рынок. Для этого в том числе нужно продолжать развивать цифровые технологии. Кредитные организации будут оптимизировать с их помощью свои расходы. Такой рынок надо поддерживать и взвешенно подходить к его регулированию.

Елена Кудлик, заместитель председателя правления, финансовый директор ипотечного банка «ДельтаКредит»

В 1995 году закончила Московский Государственный авиационный институт (МАИ).

В 2000 году получила степень MBA в Московской международной высшей школе бизнеса «Мирбис» по специальности «Финансы и Кредит».

В 1995 году начала свою карьеру в банке «Российский Кредит» в качестве экономиста отдела расчетов по валютно-финансовым операциям управления международных расчетов.

В 1997 году Елена начала работу в ING Bank (Eurasia), где за 9 лет прошла путь от эксперта отдела расчетов на денежном рынке и рынке ценных бумаг до заместителя финансового директора.

С 2006 года работала в Национальном банке Траст, где занимала позиции директора дирекции бюджетирования и управленческой отчетности и директора офиса финансовых проектов.

В декабре 2008 года присоединилась к команде ипотечного банка «ДельтаКредит».

В 2011-ом решением совета директоров была назначена членом правления банка.

В июле 2014 года заняла пост заместителя председателя правления, финансового директора банка «ДельтаКредит».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+8 -0
403

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Илья Ванин: «Доступность российской юрисдикции значительно ниже, чем у иностранных компаний» Илья Ванин: «Доступность российской юрисдикции значительно ниже, чем у иностранных компаний» Заместитель генерального директора по деятельности на финансовых рынках «Альпари Форекс», руководитель рабочей группы по законодательным инициативам СРО АФД Илья Ванин рассказал порталу Finversia о перспективах развития внебиржевого валютного рынка Российской Федерации. Ованес Хачатрян: «В Армении уже 16 лет нет банковских дефолтов» Ованес Хачатрян: «В Армении уже 16 лет нет банковских дефолтов» О том, чем армянский банкинг отличается от российского, какие технологии заставляют его двигаться вперед, и о планах Америабанка по консолидации рынка рассказал Ованес Хачатрян, руководитель управления по активам, обязательствам и капиталам. Андрей Емелин: «Важно, чтобы инновации ассоциировались у банков с новыми возможностями, а не с регуляторным стрессом» Андрей Емелин: «Важно, чтобы инновации ассоциировались у банков с новыми возможностями, а не с регуляторным стрессом» Андрей Емелин, председатель Национального совета финансового рынка, рассказал в интервью порталу Finversia.ru о разработанной участниками рынка концепции «Оценки технологической реализации проектов нормативных актов», реализация которой позволит оптимизировать внедрение инноваций в банках.

Арт-трейдинг с Яном Артом
×
Finversia-TV
Основные курсы и котировки