Понедельник, 18.12.2017
»

ИнвестАрена

Финансовая соцсеть

Фокус на политику

+8 -0
744
Аа +
Фокус на политику

Политические риски обходятся рынкам все дороже.

В последнее время одной из наиболее существенных тенденций для всех финансовых рынков является возрастающее влияние на них политических факторов. Оно, в частности, выражается в том, что рынки стали намного болезненнее реагировать на политические риски, перманентно возникающие по всему миру. При этом повышенное внимание их участников к происходящему на глобальной политической арене объясняется не только хронологическим совпадением ряда важных политических событий, но и с кардинальным изменением отношения инвесторов – как локальных, так и международных – к фактам политической жизни.

Важно отметить, что, судя по всему, «фокус на политику» – это не сиюминутная прихоть инвесторов, а долгосрочная тенденция, в той или иной степени затрагивающая абсолютно все финансовые рынки.

Почему для инвесторов политика становится все важнее?

В целом ответ на этот вопрос будет довольно банальным: инвесторы обращают внимание на политику потому, что их ничем не может порадовать экономика. Проще говоря, участники финансовых рынков перестали надеяться на быстрый возврат в «эпоху стремительного экономического роста».

Сейчас в мировой экономике развиваются долгосрочные тенденции, которые ставят крест на идее «феноменально быстрых» темпов роста валового внутреннего продукта, среди которых стоит особо отметить:

1) усиление несоответствия выбранных моделей экономического роста объективным рыночным реалиям.

Очень отчетливо данная тенденция проявляется на примере экономически развитых, развивающихся и фронтирных экономик: развитые страны не могут «настроить» или вообще «развернуть» модели своего экономического роста, основанные на идеях постоянного роста потребления и активного привлечения заемного капитала; развивающиеся страны начали медленный и довольно болезненный путь по кардинальной переориентации своих экономик с внешнего на внутренний рынок; фронтирные же экономики вынуждены решать «старые» проблемы, которые в течение долгого времени удавалось – пусть и с переменным успехом – элементарно «заливать деньгами»;

2) стремительное увеличение долговой нагрузки, в том числе и на государственном уровне.

Эту проблему «вскрыл» мировой финансово-экономический кризис 2008 года, показавший, что бесконтрольные заимствования, даже осуществляемые в период «очень дешевых денег», неизбежно приводят к возникновению в будущем серьезных структурных дисбалансов. При всем их возможном многообразии причина подобных дисбалансов одна: в условиях сокращения доходов не происходило симметричного сокращения расходов. Как правило, на практике при падении доходов расходы оставались неизменными или даже немного возрастали. Систематически возникающий дефицит финансировался путем дальнейшего наращивания долга. В свою очередь увеличение долга достаточно быстро приводит к увеличению затрат на его обслуживание, т. е. дальнейшему росту расходов и, соответственно, возникновению своеобразной «долговой спирали».

Безусловно, данные проблемы являются далеко не единственными в мировой экономике, однако именно ни позволяют сделать не утешительный для инвесторов вывод: без серьезной перестройки экономических моделей и параллельного существенного сокращения долговой нагрузки рассчитывать на быстрый экономический рост не приходится.

Изменения в глобальной политике

Изменение экономической картины мира не могло не отразиться на глобальной политике, в которой уже произошел ряд очень серьезных изменений, имеющих «далеко идущие последствия», в том числе и для финансовых рынков.

Во-первых, по сравнению с несколькими предыдущими десятилетиями политические процессы стали намного более «маргинальными», причем на политическую сцену вышли и, что самое примечательное, быстро завоевали симпатии избирателей политики, у которых еще буквально несколько лет назад практически не было шансов на победу. Сейчас же они практически на равных конкурируют с политиками «традиционного толка».

Одной из интересных особенностей «маргинализации политики» стал настоящий расцвет политического популизма, при котором политики раздают «красивые обещания», полагая, что смогут их выполнить, а избиратели верят им (или точнее – очень хотят им верить), причем даже самый простой экономический анализ дает возможность констатировать их абсолютную нереалистичность.

Например, по мнению руководителя группы исследований мировой экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Александра Апокина, в обозримой перспективе Европа столкнется с ростом политического популизма, причем «высока вероятность того, что в Германии, Франции и Италии популисты окажутся в очень выгодном положении».

Во-вторых, обострившиеся экономические проблемы значительно усилили накал политической борьбы, переведя его на совершенно новый уровень. Борьба разных политических сил, и без того не отличавшаяся «излишним гуманизмом», стала еще ожесточеннее, причем практические все социологические исследования, так или иначе затрагивающие данную тематику, – вне зависимости от страны и масштабов их проведения – однозначно указывают на резкий рост политической нетерпимости по отношению к носителям противоположных мнений.

В-третьих, глобальная политика в определенной мере превратилась в политику конфликтов, т. е. «политические оппоненты» объективно стали прилагать намного меньше усилий для достижения дипломатического компромисса. В значительной мере этот факт можно объяснить беспрецедентным уровнем конфликтности в мире (например, на текущий момент на планете одновременно протекает, пусть и с разной степенью интенсивности, более 50 вооруженных конфликтов), которая также спровоцирована настоящим «клубком» экономических проблем.

Так, авторы книги «Кризис: Россия спасет мир?» С. Н. Бабурин и С. М. Небренчин отмечают, что одной из основных причин подобных изменений выступает «социальная поляризация» общества, которая «происходит на фоне обособления отдельных народов и стран по этнорелигиозным признакам, обострения межцивилизационных противоречий в мире, роста числа войн и конфликтов за контроль над территориями и природными ресурсами», причем одновременно в мире происходит «стремительная деградация системы международных правовых отношений».

Иными словами, современная политика, «порождаемая» комплексом экономических проблем, зачастую имеющих хронический характер, становится все более и более непредсказуемой. Собственно, именно непредсказуемость политического процесса и приводит к появлению «черных лебедей» на финансовых рынках, а в более долгосрочной перспективе способствует повышению общего уровня волатильности цен на них.

Что делать частным инвесторам в такой ситуации?

В данном случае многое зависит от склонности к риску отдельно взятого инвестора.

Первая стратегия «выживания» на финансовых рынках в условиях «политической непредсказуемости» очень проста: до полного прояснения ситуации с «политически зависимым» активом частный инвестор всеми доступными способами «старается держаться от него подальше». Инвестиционное решение принимается только после того, как политический фактор полностью «сыграл» (по сути, эту стратегию можно назвать «бегством от политического риска»), т. е. после снятия в отношении актива неопределенности.

Необходимо подчеркнуть, что «бегство от политического риска» хорошо подходит для той ситуации, когда инвестор еще не владеет активом, рыночные цены на который зависят от происходящих политических событий. В то же случае, когда «политический» актив уже входит в состав инвестиционного портфеля, данная стратегия является оправданной только при практически мгновенной реакции инвестора на изменение политической конъюнктуры (проще говоря, выходить из таких активов нужно очень быстро). В противном случае цена продажи актива (а стратегия «бегства от политического риска» подразумевает именно такую логику действий инвестора) может оказаться значительно ниже: как правило, финансовые рынки «отыгрывают» политические события быстро и «с большим запасом», нередко переоценивая их долгосрочные последствия.

Вторая возможная инвестиционная стратегия рассматривает политические риски как некую данность («стратегия адаптации к политическим рискам»), поэтому в ее рамках ставится несколько иная цель – максимально снизить масштаб их воздействия на инвестиционный портфель.

Вариантов реализации данной стратегии у частных инвесторов очень много. Так, инвестор может изначально минимизировать политические риски уже на этапе определения структуры своего портфеля за счет увеличения в нем доли тек активов, которые намного более «спокойно» переносят разного рода «политические неожиданности». К примеру, инвестор может увеличить долю облигаций в структуре своего инвестиционного портфеля. Еще одним доступным вариантом адаптации можно считать хеджирование, причем инвестору совсем не обязательно всегда полностью хеджировать ценовые риски: доля захеджированного риска может изменяться в зависимости от ситуации, складывающейся на рынке.

Третья стратегия подразумевает совершенно иное отношение к политическим рискам со стороны частного инвестора: она рассматривает каждое значимое политическое событие как прекрасный информационный повод, приводящий к резкому возрастанию волатильности рыночных котировок (ее можно условно назвать «использованием политических рисков»). В этом случае инвестор рассматривает то или иное политическое событие не как риск, а как уникальную возможность для получения прибыли, поэтому он предпочитает работать именно с теми активами, которые испытывают наиболее серьезные колебания цен под влиянием политических факторов.

Резюмируя все сказанное выше, можно констатировать, что в период возрастающего влияния политических рисков на финансовые рынки частные инвесторы – хотят они того или не хотят – вынуждены учитывать их при разработке своих инвестиционных стратегий.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+8 -0
744

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Александр Глазков: «Digitalbanking: уникальность становится массовой» Изменения банковского ландшафта видны, что называется, невооружённым глазом. Банков становится всё меньше, а работы оставшимся только добавляется, и она всё больше усложняется. К тому же клиент XXI века, как уже не раз говорилось, стал и грамотным, и придирчивым к качеству услуг. Просто «на бренд» его не заманишь, нужно предложить что-то столь привлекательное, чтобы он пришёл и задержался на годы. Но что делать разработчикам банковского программного обеспечения, если все клиенты (в том числе и сами банки) — жаждут уникальности? Об этом — наш разговор с управляющим директором компании «Диасофт» Александром Глазковым. Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии». Учитесь видеть бизнес-процессы Учитесь видеть бизнес-процессы «Учитесь видеть бизнес-процессы. Построение карт потоков создания ценности», Майк Ротер, Джон Шук, издательство «Альпина Паблишер».

Новости

Основные курсы и котировки
 
Finversia-TV