Четверг, 18.07.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 17.07.2019

Груз-200

+4 -0
Аа +

Спустя два года после начала очередного экономического кризиса в России экономика столкнулась с переизбытком денег. Казалось бы, вот она – точка роста, но нет: надежды, что лишние деньги хоть кому-то облегчат жизнь, оказались тщетными.

Деньги есть, но держаться, все равно, надо

Откуда образовался профицит ликвидности, если реальные доходы россиян падают второй год подряд, санкции и контрсанкции никто не отменял, кредитование продолжает валиться, от бюджета отрезают последнее, наконец, даже глава правительства Дмитрий Медведев пожелал всем хорошего настроения и велел нам всем держаться, кто как может? Попробуем разобраться.

Вспомним, как во второй половине 2014 года из-за финансовых санкций Запада банки в спешном порядке стали закрывать свои кредитные программы – объемы потребительского кредитования тогда стали снижаться на 12-13% в квартал, автокредитование - еще сильнее. Но что с депозитами? После краткосрочной паузы, связанной с паникой вкладчиков в декабре 2014 года, россияне вновь понесли деньги в банки. В 2015 году их номинальный рост удивил всех: +20%. За первое полугодие 2016 года вклады так же показали рост, хотя и не такой бурный. В Центробанке ждут, что объемы депозитов вырастут по итогам этого года примерно на 15%.

Таким образом, первая причина излишка денег – это резкое проседание активов банков на фоне двухзначного роста пассивов. Вторая причина – падение спроса на фоне снижения реальных зарплат, девальвации рубля, роста безработицы и сокращения санкционного импорта: россияне больше сберегают, чем тратят. Третья причина – правительство ударными темпами расходует свою «кубышку» - Резервный фонд - продавая иностранную валюту за рубли.Фактически, запущен механизм скрытой эмиссии.Но денег у правительства все равно нет –сбор налогов обвалился по естественным причинам, а также из-за того, что работодатели стали вновь переходить на зарплаты в конвертах; нефть, хоть и отскочила от минимумов, но недостаточно, чтобы залатать дыры в бюджете. Четвертая причина – массовый отзыв лицензий у банков добавил денег бенефициарам этого процесса – Сбербанку, Россельхозбанку, ВТБ и некоторым другим. Именно крупнейшие государственные банки, которые задают тон на рынке ставок межбанка, приняли у себя, по разным оценкам, до 80% вкладчиков разорившихся банков. Наконец, пятая причина – в страну вернулось часть денег из-за санкций, и банки получили крупных вкладчиков.

График 1. Динамика изменения ставки на рынке межбанковского кредитования (31-90 дней)

Про запас

«Денег достаточно в системе?! Смотря в какой…, - уточняет Сергей Егищянц, главный экономист IT-Invest,  - В финансовой - да, в реальном секторе - нет, там дефицит». По оценкам зампреда Внешэкономбанка Андрея Клепача, кредитный портфель банков в секторе малого и среднего бизнеса снизился в прошлом году на 30%. И в одночасье развернуть эту ситуацию не получится. Финансисты называют это делевереджингом – растянутым во времени процессом приведения к новому балансу пассивов и активов. Причем и банки избавляются от плохих долгов, и население старается как можно быстрее погасить обязательства, ужимаясь в потреблении. В такой ситуациидаже большой излишек денег в системе не может ничего изменить. Как замечаетОлег Вьюгин, глава совета директоров «МДМ Банка», запас ликвидности не оказывает прямого влияния на рост кредитования. Причиной тут может стать и недостаточность капитала в конкретном банке, и отсутствие хороших заемщиков. «Именно отсутствие таковых и обуславливает, в числе прочего, падение спроса на деньги», - уверен Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер».

То есть банки заняты собственными проблемами, населению не до кредитов, а в задачи ЦБ не входит восстановление кредитования – регулятору куда важнее финансовая стабильность и снижение темпов инфляции. Кажется, с этой задачей Центробанк успешно справляется.

Кнут и пряник

Ставки по вкладам падают второй год подряд, ставки по кредитам стали падать лишь последние несколько месяцев, однако ключевую ставку ЦБ решился снизить лишь в прошлом месяце – с августа 2015 года она оставалась неизменной. Получается, излишек денег в системе образовался сам собой – той самой невидимой рукой рынка, без участия регулятора. Поэтому ожидать, что ЦБ вдруг станет в авангарде этого процесса, не стоит. Конечно, при прочих равных, ключевая ставка будет и дальше снижаться, но очень медленно. Регулятор тут действует крайне осторожно и с существенным временным лагом. Почему и насколько это оправданно – тема для отдельной статьи.

График 2. Динамика изменения ключевой ставки Банка России

Вслед за снижением ключевой ставки на 0,5%, Центробанк тут же объявил о повышении отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР) на 0,75%. Банкиры уже подсчитали, что чрезмерные отчисления по обязательным резервам примерно на 10% уменьшат их прибыль. Часть банков будет удерживать ставки по вкладам, чтоб не распугать клиентов, но большая часть – будет компенсировать свои недополученную прибыль посредством снижения ставок. «Высокие нормы резервирования на фоне снижения ключевой ставки будут увеличивать спред между ставками кредитования (они будут стремиться к ставке по депозитам Банка России) и депозитными ставками в банках. В этих условиях можно ожидать снижения ставок по депозитам на 1,5-2 п.п. к концу года», - говорит Егор Сусин, главный эксперт Центра экономического прогнозирования Газпромбанка.

График 3. Динамика изменения средней максимальной ставки по депозитам населения

Артем Дешко, эксперт Центра макроэкономического анализа, более осторожен в оценках: «Понижательное давление будет, однако, его сила в большей степени будет определяться дальнейшей динамикой привлекаемых средств». По мнению эксперта, банкиры не упустят своей выгоды, но, с другой стороны, будут стараться удержать и клиентов, ведь спрос на вклады серьезно замедляется. Сергей Егишянц добавляет в это уравнение еще и внешний фактор в виде труднопредсказуемых цен на сырьё на мировых биржах, а также политический фактор - выборы в Госдуму в сентябре, выборы президента США в ноябре.

Как будут стерилизовать

ЦБ, в свою очередь, готов включиться в эту игру – с помощью инструментов для стерилизации ликвидности. Помимо ФОР, это депозитные аукционы и облигации Банка России (ОБР). Недавно глава ЦБ Эльвира Набиуллинадала понять, что в тестовом режиме ОБР запустят уже в ближайшие два месяца. ОБР, как правило, краткосрочные бумаги, их можно использовать в качестве залога при операциях с самим ЦБ, использовать при межбанковских операциях, для ОБР предусмотрен вторичный рынок. Центробанк использовал этот инструмент в 2004-2011 годах. Пока сложно предсказать, как повлияет на рынок появление такого мега-вкладчика как ЦБ, но при прочих равных, ОБР и депозитные аукционы куда более привлекательныдля коммерческих банков, чем деньги россиян. А кто-нибудь даже рискнет заработать на спреде, привлекая у населения по одним ставкам и давая ЦБ в долг - уже по другим.

График 4. Динамика объема средств, предоставляемых Банком России в рамках аукционов РЕПО

Профицит и рубль

«Денежно-кредитная политика останется умеренно жесткой, рубль в таких условиях может даже немного укрепиться, сейчас он остаётся немного недооцененным относительно текущих уровней цен на нефть. В конце года значительные расходы бюджета могут оказать давление на курс, но оно будет локальным. При отсутствии значительных внешних шоков, курс рубля к концу года, видимо останется вблизи 65 рублей за доллар», - говорит эксперт из «Газпромбанка».

«При отсутствии значительных внешних шоков, курс рубля к концу года, видимо останется вблизи 65 рублей за доллар»

Среди аналитиков есть и куда более смелые прогнозы по рублю – в коридоре 50-58 за доллар. Логика этих цифр такова: долларов в системе слишком много, платежным средством они не являются, а экспортеры получают все больше и больше долларов из-за дорожающей нефти.Так это или нет, покажут ближайшие месяцы. Но рубль действительно смотрится привлекательно, особенно когда ЦБ меняет роль кредитора на роль вкладчика. Да и банки семь раз подумают, прежде чем пуститься в валютные авантюры, даже если высокая волатильность и сулит краткосрочную выгоду.

Куда девать излишки?

Если кратко, то некуда. «Особо ясных путей не видно - просто потому, что какой-то рост в экономике происходил лишь в рамках глобальной экономической системы. Возврат в неё пока неочевиден - причём не только по политическим причинам: в мировой системе разделения труда Россия играла роль поставщика сырья, и как только оно резко подешевело, нам сразу стало плохо. Чтобы стало лучше, нужно производить и продавать за границу ещё и что-то другое - а на это наша экономика пока не способна», - констатирует Сергей Егишянц. По его словам, власти действуют по инерционному сценарию, а потому любые перемены возможнытолько после президентских выборов весной 2018 года.

Но перемены эти не случатся сами собой, для этого нужно запустить реформы, причем это будут болезненные реформы. И на реформы нужны инвестиции. А, значит, во время проведения реформ потребление будет слабым. Именно поэтому Эльвира Набиуллина так уверенно говорит, что в 2017 году мы увидим инфляцию в 4% - но она и так случится, даже без особых усилий со стороны регулятора. При этом в ЦБ полагают, что при таком низком росте цен инвестиции потекут сами собой. Артем Дешко считает, что очень скоро бизнес «нащупает» новые источники роста в существующих макроэкономических и политических реалиях, будь то импортозамещение или, наоборот, наращивание несырьевого экспорта с использованием активной поддержки государства. «Задача банков – проявлять гибкость к такому роду спроса, если и не в части процентной ставки, то по крайне мере в части других многочисленных условий кредитования», - напутствует аналитик. В Газпромбанке вообще ждут, что незначительный рост экономической активности можно смело ожидать уже к концу 2016 года.

Действительно, что еще остается, как надеяться на лучшее? Ведь за рубежом не так много хороших инвестиционных идей, поскольку Запад уже давно живет при отрицательных процентных ставках и еле заметном экономическом росте. Это привело к тому, что зарубежных активов с адекватным соотношением риска и доходности практически не осталось. «Это создает риски резкого роста волатильности даже в области консервативных стратегий инвестирования», - говорит Егор Сусин. Ситуация может измениться, если ФРС США все-таки продолжит ужесточать монетарную политику. В противном случае инвестиции, по определению, могут быть только спекулятивными.

Таким образом, излишки денег в системе так и будут лежать на счетах мертвым грузом.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]