Пятница, 18.10.2019
×
Новости экономики Финансовый прогноз (прогноз на сегодня) 18.10.2019

Банковская розница: ни дать ни взять

+10 -0
Аа +

В, казалось бы, приватных отношениях между банком и клиентом всегда незримо присутствует третий – государство. Вот и в очередной, на 2017 год, план поддержки российской экономики (сильно похудевший аналог антикризисных планов предыдущих двух лет), подписанный премьер-министром Дмитрием Медведевым 20 января, вновь оказался включен пункт о субсидировании банковского автокредитования. На эти цели планируется потратить 7 миллиардов рублей. Схожую программу господдержки ипотеки, действовавшую в 2015-2016 годах, на текущий год не продлили.

При этом понятно, что государство интересуют не столько проблемы банков или бесквартирных/ «безлошадных» граждан, сколько эффект от самого процесса кредитования, разогревающего внутренний потребительский спрос и тем самым способствующего росту ВВП. В докризисные годы, как известно, именно растущий и грамотно (правда, безответственно в плане дальнейших проявлений) раскочегариваемый кредитами бум потребления являлся вторым после нефти фактором роста экономики.

Лошадку в лице перекредитованного населения за годы бума изрядно заездили. Последняя по времени правительственная апелляция к восстановлению потребительского спроса как источнику экономического роста прозвучала в конце 2015 года, уже тогда вызвав недоумение.

Идея возвращения к «как раньше» самоликвидировалась без специальных дезавуирующих заявлений. И правительство, воспользовавшись привилегией закулисного бенефициара, избрало тактику точечной поддержки – ипотеки и автокредитования. Мотивация выбора сегментов достаточно очевидна.

Программный эффект

Ставка правительства сработала в первом случае – с отличной отдачей, но с неопределенностью перспектив в дальнейшем, во втором случае – с неоднозначной эффективностью.

Подпорка в виде госсубсидий, с одной стороны, формально поддержала автокредитование: по данным совместного исследования Национального бюро кредитных историй (НБКИ) и агентства «Автостар», доля автомобилей, проданных в кредит (не только по программе господдержки) в 2016 году увеличилась до 46,4% против 37,09% в 2015 году и 35,2% - в 2014-м. Однако по количеству выданных кредитов рынок автокредитования за период кризиса сжался практически вдвое: с 823,4 тысячи единиц в 2014 году до 379,2 тысячи за три квартала прошлого года.

С другой стороны, никакими льготными программами глобальное падение спроса на автомобили поддержать невозможно (а соответственно, и отечественный автопром – а именно с этим прицелом и принималась госпрограмма). Глубину падения спроса в 2015 году специалисты оценивали в 36%, в 2016-м – «всего» в 10%, с надеждой фиксируясь на признаках оживления, проявившихся в минувшем ноябре. Не напрасно в банковской среде сегмент автокредитования считается сейчас крайне тяжелым.

Хотя, если сместить акцент с реанимации автопрома на поддержку именно автокредитования, то варианты запуска спроса есть. «Если бы в этом сегменте произошел разворот в сторону кредитования подержанных автомобилей эконом класса, это стало бы полем непаханым для развития», - уверен управляющий директор НРА, партнер НАФИ Павел Самиев.

Успех с господдержкой ипотеки можно оценить как безусловный. Напомним, программа субсидирования действовала на протяжении двух последних лет. В 2016 году на эти цели был выделен один триллион рублей, и по одному из условий программы ставка по кредиту составляла 12,5% (при том, что рыночные ставки в начале года начинались от значения 14-14,5%).

Эта госпрограмма, по сути, вытянула из минуса всю прошлогоднюю розницу, а ипотеку вывела в разряд драйверов. Так, по данным АИЖК, за 11 месяцев прошлого года среднеарифметический прирост розничного кредитования оценивался в 1%, при этом динамика ипотеки составила 11,2%, всех остальных видов – минус 5%. По расчетам агентства, на долю «программных» кредитов пришлось 37% всех выдач по ипотеке.

Но столь выдающийся результат роста ипотеки обеспечила не только госпрограмма. В прошлом году произошло восстановление спроса на этот кредитный продукт, причем, по оценке Павла Самиева, размораживание это было весьма специфическим: «Представители среднего класса, накопившие средства для первоначального взноса еще до девальвационного шока в конце 2014 года, к 2016-му осознали новые реалии и снизили свои требования к классу жилья: со средней категории и бизнес-сегмента, на которые рассчитывали изначально, переориентировались на «эконом». Динамика продаж такого жилья (для Москвы это новые районы за МКАД) эту тенденцию четко подтверждает».

Однако потенциал этого специфического спроса конечен. «Он практически выбран. Еще квартал, максимум два, и этот драйвер исчерпает себя», - констатирует Павел Самиев. Еще раньше исчерпал себя потенциал госпрограммы. За время её действия банки развернули жесткую конкурентную борьбу и вслед за снижением ключевой ставки снижали и ставки по собственным ипотечным программам. В итоге к концу года привлекательность «программной» ставки нивелировалась: она была ненамного ниже средних по рынку (12,5% против 13% с небольшим), а в отдельных случаях и выше некоторых продвинутых рыночных предложений (так, в Росгосстрахбанке уровень ставки начинается от 11,75%).

По совокупности факторов – ожидаемое очередное замораживание спроса плюс снижение банками кредитных ставок – дальнейшая пролонгация госпрограммы действительно представляется нецелесообразной. И в обозримой перспективе динамика ипотечного кредитования неочевидна.

Однако в диапазоне до 2019 года, согласно исследованию Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), розничный портфель банков будет «облагорожен» именно за счет роста доли ипотеки. Олег Солнцев, руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковской системы ЦМАКП обосновывает логику прогноза: «По потребительскому кредитованию у нас был перелёт через какую-то допустимую норму по соотношению с доходами, перегрев. Здесь мы уперлись в естественный потолок долговой нагрузки, соответствующий текущему уровню благосостояния. А вот по ипотеке нам до этого потолка еще очень далеко, потому что ее у нас как раз довольно мало, эти кредитные продукты себя еще не исчерпали. При этом не только ипотека будет расти, хотя там хороший потенциал, но и смежные продукты – аренда с последующим выкупом, участие в ссудо-сберегательных кассах, - которые находятся сейчас в недоразвитом состоянии и потенциал роста которых еще выше».

А Павел Самиев советует «присмотреться к ипотеке» и как к потенциальному инструменту возрождения экономического роста: «Этот сегмент оказывает поддержку строительному сектору, который, в свою очередь, транслирует эффект на смежные отрасли, работающие на внутренний спрос». Но чтобы направленно использовать этот инструмент, считает он, дельта по «программным» и «обычным» банковским ставкам должна быть стимулирующей и составлять 2-3 процентных пункта.

Стратегия «по зернышку»

«Обычное» же потребительское кредитование, не поддерживаемое госпрограммами и по которому в предыдущий период случился перелёт, в прошлом году продолжало сворачиваться, хотя и не столь стремительно, как годом ранее.

Так, по данным Банка России, за 10 месяцев 2016 года общий объем потребительского кредитования прирос на 0,6% против показателя минус 5,4% за аналогичный период 2015-го. По факту же - не забываем про ударную массу ипотеки, которую регулятор не выделяет - сократился. Правда, с мая помесячная динамика избавилась от знака «минус», но балансировала на околонулевых значениях в диапазоне 0,2%-0,4%, продемонстрировав не понятый аналитиками фальстарт в июле (0,7%). По оценкам НБКИ, по объему выдач розничных кредитов за 9 месяцев прошлого года рынок отстал от аналогичного периода 2014 года на 20,8%.

Меньше всех удовлетворены таким положением дел банки. Так, в декабре многие издания процитировали фрагмент выступление на банковском форуме Адама Смита в Лондоне председателя правления Юниаструм Банка Аллы Цытович, посетовавшей, что есть целая категория людей, которые не хотят жить в кредит: «Вопрос в том, как их загнать в кредитную кабалу, чтобы они, наконец, начали брать кредиты».

Прагматизм, если не сказать цинизм, банков понятен. В предшествовавшие кризису 2013-2014 годы, подсчитали в ЦМАКП, чистый процентный доход от операций с физическими лицами обеспечивал большую часть прибыли банков до формирования резервов – 57% и 56% соответственно.

И в условиях сжатия потребительского кредитования банкам приходится активнее крутиться, чтобы заместить выпавшие доходы. Основным фактором такого замещения ЦМАКП называет снижение расходов на формирование резервов по проблемным ссудам. «Несмотря на то, что удельный вес просрочки в портфелях по-прежнему высок, зато он уже перестал расти, а по розничным кредитам в сентябре-октябре даже наметилась слабенькая тенденция к его снижению. Поскольку доля просрочки перестала расти, следовательно, интенсивного создания резервов под потери уже не требуется», - поясняет Олег Солнцев.

Другой популярный сейчас источник замещения – операции с ценными бумагами.

И, наконец, банкам пришлось проявлять чудеса оперативности и изобретательности в развитии сегмента комиссионных доходов. «Мы наращиваем комиссионный бизнес. Помимо традиционных банковских продуктов, в наших отделениях можно оформить несколько видов страхования - накопительное, инвестиционное, ритуальное страхование жизни, оформить медицинское страхование мигрантов, находящихся на территории РФ с целью осуществления трудовой деятельности, стать участником страховой программы «Высокотехнологичная медицинская помощь», которая обеспечивает сервисную поддержку и финансовую защиту при лечении смертельно опасных заболеваний. Также клиент может получить информацию о своей кредитной истории, оформить сим-карту одного из операторов сотовой связи, оформить сервисную услугу по круглосуточной юридической поддержке, приобрести пакет услуг, который позволяет защитить любые ценные вещи от потери и обеспечивает быстрый их возврат владельцу с помощью идентификационных наклеек и брелока», - рассказывает управляющий петербургским филиалом Росгосстрахбанка Елена Верёвочкина. Аналитик банка банка «Хоум Кредит» Станислав Дужинский указывает на преимущества приоритетного развития онлайн-бизнеса: «К концу прошлого года 16% платежей за кредиты поступали в банк через собственные онлайн-каналы погашения. Около трети (27%) клиентов с кредитными продуктами пользуются онлайн-сервисами банка как минимум один раз в месяц. А 55% всех повторных продаж совершаются через дистанционные каналы обслуживания, а не в отделениях». Также, по его словам, обновление скоринговой карты за счет обогащения данных о клиентах не только от кредитных бюро, но и от государственных органов, интернет компаний, мобильных операторов позволяло банку вновь открыть двери для клиентов «с улицы».

Надо отдать должное креативности банков. Однако очевидно, что вся эта активизация творческого потенциала отчасти вынужденная и продиктована глобальным изменением природы получения доходов: от замашек «грести лопатой» парадигма сместилась в сторону более трудоемких стратегий «курочка по зернышку».

Понятно, что ностальгия по беззаботной жизни не сразу отпускает, отсюда и крик души «загнать в кредитную кабалу». Но также очевидно, что этот кабальный трюм переполнен, в него просто больше не влезает. Речь об уровне закредитованности населения. По расчетам ЦМАКП, долговая нагрузка на домохозяйства (выплаты по основному долгу и процентам по отношению к располагаемым доходам) хоть и несколько снизилась - с 21,7% в середине 2014 года до 18,7% на начало 2017-го, но все еще остается критичной с точки зрения дополнительных заимствований. По оценке Центра, уровень долговой нагрузки снизится в полтора-два раза (до минимального с 2010 года значения) лишь к началу 2019 года, тогда же и создадутся предпосылки для оздоровления розничного кредитного рынка.

В ближайшей же перспективе некоторое восстановление розничного кредитования все же возможно. И робкое движение спроса и предложения навстречу друг к другу наблюдается с осени. Банковские аналитики, в зависимости от степени оптимизма, ожидают в 2017 году рост потребкредитов в диапазоне 5-10%. Но вряд ли речь пойдет об устойчивом тренде, предупреждает Олег Солнцев: «После некоего периода восстановления рынок замедлится в силу ограничений как со стороны спроса, так и со стороны предложения. Спрос будет сдерживать закредитованность домохозяйств, которые, может, и будут платить по действующим долгам, но дальше их кредитовать не получится. А с точки зрения предложения процесс упрется в ограничения ресурсной базы, основным источником которой и сейчас, и в обозримом будущем останутся депозиты населения».

Ограничение бедностью

Ограничение это брутальное. По данным ЦБ за 10 месяцев 2016 года прирост вкладов населения составил всего 0,7% против 14,2% за аналогичный период прошлого года. Причем этот микроскопический плюс может вовсе не означать реального притока: не известно, какую долю в этой статистике занимают капитализированные проценты по вкладам (около года назад они составляли примерно 60%).

Нынешнее сберегательное поведение население пока идет вразрез с традиционными кризисно-посткризисными фазами. Обычная их последовательность такова: резкое замораживание общения с банками (и в качестве заемщиков, и в качестве вкладчиков), затем, после окончания острой фазы кризиса, но в еще сохраняющейся обстановке неопределенности доминировать начинает тяга именно к сбережениям, а не к тратам. И именно на этой стадии происходит заметный приток депозитов. Уже потом, когда шторм утихнет и окрепнет уверенность в завтрашнем дне, начинаются траты напропалую. До следующей встряски. «Сейчас динамика вкладов очень слабая. Похоже, это действительно последствия торможения роста доходов», - предполагает Солнцев.

Население действительно обеднело. По расчетам Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, уровень доходов граждан относительно 2013 года упал на 10,3%. На восстановление прежней платежеспособности, по разным оценкам, может уйти до трех лет.

Оставим за рамками гуманитарные соображения по этому поводу. Лишь вывод для банковской розницы: в ближайший период население не сможет выступать с прежней эффективностью ни в качестве поставщиков ресурсов в виде депозитов, ни в качестве заемщиков, генерирующих приемлемый для системы уровень процентного дохода.

Некоторые надежды эксперты связывают с началом в текущем году предвыборного цикла. Особой «раздачи слонов» не ждут, но подобные периоды всегда сопровождаются ростом потока бюджетных расходов, часть капель которого проливается и на население.

Круг замкнулся. Закулисный участник тандема «банк-клиент» вновь получает дирижерскую палочку.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все публикации »
+10 -0
872

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]