Четверг, 29.10.2020
×
Обвал на рынках?

Росту рынка облигаций в КНР теперь мешает только курс юаня

- -
Аа +

Рост китайского долга — как государственного, так и корпоративного — будет сопровождаться масштабным расширением облигационного рынка: в ходе реформы сектора власти КНР рассматривают его как инструмент защиты банков от резкого наращивания плохих долгов. Доля иностранных инвесторов, которым теперь разрешен доступ на рынок без учета квот, может вырасти до 10-20%, а основным препятствием для них остается валютный фактор: долларовые долги китайских эмитентов пока существенно привлекательнее выпусков в юанях, считают эксперты, и изменить эту ситуацию сможет только усиление позиций китайской валюты.

Китайский долговой рынок уже третий по величине в мире (50 трлн юаней, или $8 трлн), а по мере накопления плохих долгов в банковской системе КНР спрос на размещения будет только расти, прогнозируют эксперты вашингтонского Institute of International Finance (IIF, глобальная ассоциация представителей финансовой индустрии). Пока его размер по отношению к ВВП относительно небольшой (65% ВВП против 250% ВВП в Японии и 200% в США). Примерно треть рынка приходится на гособлигации и бонды регионов ($1,5 трлн и $800 млрд соответственно). Еще треть — долги банков развития (в основном для финансирования инфраструктурных проектов, в 2016-м ожидается выпуск подобных бондов еще на $150 млрд), остальное — корпоративные облигации, причем на размещения частных компаний приходится всего 10% рынка. Росту этого сегмента будет способствовать и удорожание банковского кредитования после ухода с рынка льготных ставок, ожидают в IIF.

Основной же рост облигационного рынка придется на региональные долги — в рамках реформы управления госфинансами регионы больше не могут получать льготные займы в госбанках (это делалось через посреднические структуры) и должны конвертировать их в облигации. Изначально объем программы свопа был ограничен $150 млрд, однако теперь он уже составляет $450 млрд (а сам объем региональных внебалансовых долгов оценивается в 35% ВВП, около $3,8 трлн).

В то же время власти КНР пошли на беспрецедентное расширение доступа на долговой рынок для иностранных инвесторов: в феврале были отменены квоты для зарубежных банков, страховщиков, пенсионных фондов и управляющих компаний. Сейчас на зарубежных держателей приходится не более 2% долга (в США — 40%). По оценке Goldman Sachs, приток средств может составить до $1 трлн (если иностранное владение активами дойдет до 10-20% ВВП, как в Японии и Австралии). Пока же основной покупатель на рынке — сами китайские банки (70% всех госбондов и 60% всех облигаций), а на страховщиков и фонды приходится лишь пятая часть.

Приток вложений будет в лучшем случае постепенным: этому препятствуют риски ослабления юаня (что может снизить доходность вложений). Так, суммарный отток капитала из Китая снизится по сравнению с 2015 годом, но останется существенным, ожидают в IIF ($538 млрд против $674 млрд). Более того, регулирование выпусков по-прежнему остается слишком сложным (к примеру, за них отвечают разные ведомства), а уровень ликвидности существенно разнится между сегментами госбондов и корпоративных облигаций. Растет и число дефолтов: с начала года их произошло семь (для китайского рынка это очень много), в итоге доходность по корпоративным бумагам резко выросла, а несколько размещений были отменены. По оценке МВФ, порядка $1,3 трлн корпоративного долга находится под риском дефолта. Впрочем, это может коснуться лишь некрупных компаний, полагают в IIF.

Российские инвесторы пока проявляют слабый интерес к китайскому рынку — инвестиции в юанях считаются слишком рискованными, отмечает партнер компании FP Wealth Solutions Александр Варюшкин. При этом, по словам эксперта, вложения в долларовые облигации крупных китайских госкорпораций, как CNPC, в РФ весьма привлекательны, так как обеспечивают более высокую доходность при низком уровне риска в сравнении с эмитентами из стран с развитой экономикой. Бум же на внутреннем рынке Китая может вызвать превращение юаня в одну из резервных валют с одновременным укреплением его курса, полагает господин Варюшкин.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все рынки »
- -
80
ПОДПИСАТЬСЯ на канал Finversia YouTube Яндекс.Дзен Telegram

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через
Призрак «железного занавеса» Призрак «железного занавеса» Призрак бродит по планете – призрак нового «железного занавеса». Или чего-то вроде него. Во всяком случае, о политике изоляционизма – в той или иной степени – всерьёз говорят уже на самых разных уровнях. Пожалуй, первую скрипку играют здесь (как, собственно, и всегда) США. Северную Корею с её чучхе оставим за скобками. Егор Сусин: Пир Marginалов близок к завершению? Егор Сусин: Пир Marginалов близок к завершению? Шансы «утилизации» части маржинальных позиций высоки. Евгений Колобов: «Пандемия – старт цифровизации, которая интересна и выгодна всем участникам этого процесса» Евгений Колобов: «Пандемия – старт цифровизации, которая интересна и выгодна всем участникам этого процесса» Евгений Колобов, сооснователь и генеральный директор процессинговой компании VEPAY, рассказал порталу Finversia.ru о том, как пандемия привела к массовому переходу на онлайн-платежи. Люди, пусть и вынужденно, оценили удобства безналичных расчётов. Это привело к росту рынка, на котором работает VEPAY, как и бизнеса компании.

календарь эфиров Finversia-TV »