Среда, 23.05.2018

ИнвестАрена. Доступный сервис онлайн-инвестиций на мировых финансовых рынках. Читать о финансах и тут же зарабатывать.

Поменьше техники

+3 -0
163
Аа +
Поменьше техники

При разработке и принятии правовых регламентов в отношении криптовалютной сферы нужно придерживаться принципа «семь раз отмерь, один – отрежь». О приверженности такой позиции 16 ноября в ходе круглого стола «Токены и ICO в правовом поле России» заявили Ассоциация российских банков (АРБ) и Институт государства и права РАН (ИГП).

Участники мероприятия также предложили придерживаться «технического нейтралитета», то есть воздержаться от упоминаний в будущем законе каких-либо конкретных технологий, и сосредоточиться на оценке правовой сущности понятий.

Гарегин Тосунян, президент АРБ, в очередной раз напомнил о неизбежности ухода финансовой сферы в цифру, но при этом предупредил, что спешка в стремлении зарегулировать соответствующее направление, может привести к негативным последствиям. «Многие уже сейчас то и дело выскакивают с предложениями срочно принять профильный закон. Но и мы, и научное сообщество уверены, что нужна более тщательная проработка этой сложной и многогранной темы. Нужно понимать, что она касается не только финансового рынка – в перспективе это неминуемо затронет и социальную сферу», – сказал руководитель банковской ассоциации.

Между тем, после того, как президент страны поручил правительству и ЦБ РФ до 1 июля 2018 года подготовить поправки в законодательство РФ, регулирующие криптовалютную сферу, депутатов со всех сторон буквально засыпают разными предложениями. Об этом рассказал Дмитрий Афанасьев, руководитель-координатор Экспертного совета комитета Госдумы РФ по информационной политике. «Каждый день приходят все новые и новые всевозможные определения токенов, криптовалют и т.д. У меня складывается впечатление, что объявлено какое-то соревнование», – заметил он.

Обречение на спрос

Впрочем, все участники круглого стола согласились с тем, что затягивать с дефиницией цифровых технологий в области финансов тоже нельзя. В том числе это касается ICO. В этой форме привлечения инвестиций сегодня существует очень высокая потребность, что подтвердили присутствующие на круглом столе практики. Александр Михайлов, создатель BioCoin, председатель сельскохозяйственного кооператива «ЛавкаЛавка», заметил, что для малого и среднего бизнеса получить деньги в банке сегодня очень затруднительно. «Во многих случаях практически невозможно. И краудинвестинг – это тот способ, который нам очень сильно помогает на основе блокчейна достаточно просто и быстро привлекать средства», – сказал руководитель фермерского объединения.

По словам Дмитрия Огородова, арбитра Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП России, для России тема ICO намного более актуальна, чем для развитых стран. «В условиях сложностей с банковскими кредитами, есть высокий спрос со стороны реального бизнеса на привлечение недорогого и длинного финансирования, что можно делать с помощью ICO», – констатировал он.

«Мы сейчас сопровождаем около десяти проектов ICO. И только одна компания нацелена в этом плане на дальнейшее развитие. А в большинстве случаев бизнес не хочет работать в условиях неопределенности. Нужно ли рынку крипты регулирование? На этот вопрос можно смотреть по-разному. Если мы считаем, что это слишком опасно, рискованно, то при таком подходе, может быть, и не надо торопиться. Пусть самые смелые энтузиасты что-то делают в этой сфере, как и сейчас. Это тоже позиция. Но если мы хотим развиваться в цифровом направлении, то введение регулирования нельзя сильно откладывать. И нужно рассмотреть возможность принятия правовых регламентов в более короткие сроки», – высказал свою точку зрения Александр Тюльканов, старший менеджер группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов Deloitte.

Станислав Сушко, партнер по правовым вопросам и комплаенс Bankex Lab, рассказал о схеме, которую он назвал «секьюритизация криптовалют через токенизацию». «Около года назад мы столкнулись с тем, что ряд проектов наших клиентов, для которых мы выполняли услуги по финтеху, скорингу и пр., было сложно реализовать традиционными методами. И мы задумались о создании платформы по оценке активов структур, которые хотят осуществить какой-то свой бизнес-проект. С тем, чтобы обеспечить доступ любых лиц (без ограничений по юрисдикциям) к их приобретению и использованию. Мы проводим скоринг, оценку этих активов и бизнес-модели. А затем предлагаем рынку участвовать в некоем краудфандинге. Это дает колоссальные возможности», – сказал Станислав Сушко. По его словам, логическим продолжением развития этой схемы, должны стать создание криптобиржи и классического транзакционного лицензированного банка, обслуживающего участников.

«Вы говорите о токене как об электронном деривативе?, – уточнил у спикера Александр Савенков, ВРИО директор ИГП, член-корр. РАН. – Я напомню, что есть несколько подходов к определению правовой сущности токенов: например, электронный дериватив или токен под налогом – как облигационная составляющая (это американская модель) и пр. И дискуссия идет вокруг этого. Чтобы ее не развивать…».

– Нет, как раз хотелось на эту тему услышать разные мнения, – вступила в разговор модератор круглого стола, Лариса Санникова, исполнительный вице-президент АРБ, профессор ИГП РАН.

Споры о сущности

– Мы юристы, мы все сейчас, конечно, стремимся к тому, чтобы все определения, в том числе токена, согласно поручению президента РФ, были даны. Но однозначно сказать мы сейчас ничего не можем. И я берусь предположить, что когда к 1 июля следующего года какие-то определения все же появятся, они будут носить очень общий характер. Иного не дано на текущий момент. Впрочем, аналогичная ситуация существует и за рубежом, – сказала Юлия Харитонова, профессор кафедры предпринимательского права МГУ им. М. В. Ломоносова.

При этом она уточнила, что токены и криптовалюта – это разные вещи. «Хотя из токена можно «вырастить» криптовалюту. Но как явление – с точки зрения права, их нужно рассматривать отдельно», – сказала она. Затем она подробно проанализировала несколько сценариев возможного юридического позиционирования токенов: как аналогов ценных бумаг, как иного имущества, как имущественных прав и как информационной единицы. Согласно сделанным экспертом выводам, первые два варианта, представляются бесперспективными. «Предположим, мы хотим привлечь инвестиции и выпускаем токены как акции. Можем мы это таким образом провести? Конечно, нет. Надо идти в ЦБ, регистрировать эмиссию. Это дорого и долго. Поэтому даже если мы выберем модель ценных бумаг, то это никого не заинтересует. Если рассматривать токены в качестве иного имущества… Кто-то в качестве примера приводит электронные деньги. Но мы понимаем, что токены вряд ли будут признаны электронными деньгами. К тому же нужно понимать, что в этом случае они будут зарегулированы как деньги. А токены как инструмент для того и придуманы, чтобы получить больше свободы, уйти от излишнего регулирования. Это тоже не будет востребовано рынком – и это пройденный этап в обсуждении вопроса», – объяснила Юлия Харитонова.

Наиболее приемлемым, по ее словам, является вариант с имущественными правами. «Это тоже не всегда будет устраивать наших адресатов. Но можно работать в этом направлении, если определить, какие имущественные права дает токен – исходя из того, для чего он выпускается, и какой информацией, какими обещаниями мы его наполняем», – продолжила юрист.

Еще один подход – отнестись к токену, как к информационной единице. «Это информация, которая соответствует предложению нашего вендора. Как вариант мы можем говорить о публичной оферте. И тогда возникает опять же имущественное право, которое мы имеем возможность защищать: говорить о том, каков может быть порядок обратного выкупа, каким образом инвестор будет реализовывать права в дальнейшем», – сказала Юлия Харитонова.

Затем она резюмировала, что сейчас экспертное сообщество (в котором нет, и не может быть единого мнения) находится в лучшем случае в середине пути. «До конкретных решений еще очень далеко. Возможно, мы будем находиться в подвешенном состоянии до первого судебного прецедента», – завершила представитель МГУ свое выступление.

– Токен – это информация. Это и моя позиция. Почему бы нам не вернуться к 2006 году, когда из 128 статьи Гражданского Кодекса была исключена информация как таковая. Если ее представить как сформированный продукт компьютерных сетей, то это сняло бы многие вопросы, – поддержал коллегу Александр Савенков.

– На самом деле такие разговоры есть. Многие испытывают ностальгию по тому статусу информации, когда она была объектом гражданского права. Но я не думаю, что мы сможем это «продавить», поскольку информация сама по себе сегодня не отвечает критериям охраняемых объектов оборота. Возможно, нам придется создать понятие информации для конкретных целей – финансового, налогового характера, но не для оборота, – ответила Юлия Харитонова.

– Почему мы должны отказаться от классического варианта гражданского права. Мне представляется, что легче описать информацию. Как защищать правоотношения, если нет объекта? Будь то электронная запись, будь то криптовалюта – это все равно информация. И здесь задача юристов и практиков – подумать, как мы сможем это сформулировать. Иначе мы не сможем ничего урегулировать ни к 1 июля 2018-ого, ни в последующие сроки. Вы помните знаменитую фразу: если что-то нельзя измерить, значит, этого не существует. У «этого» должен быть размер. В чем он будет выражаться – следующий вопрос, – высказал мнение Александр Савенков.

«Я соглашусь, что токены и криптовалюта – это, прежде всего, информация: машиночитабельная, человекочитабельная. Когда-то ее изъятие из ГК казалось верным шагом. Но тогда не было речи даже об электронных деньгах, а тем более о криптовалютах. А сейчас все изменилось. И, на мой взгляд, нужно поднимать вопрос изменений в гражданском праве. Если мы сможем сформулировать статус информации, как объекта права, то решим многие проблемы», – вступил в разговор Дмитрий Афанасьев.

При этом, по словам Дмитрия Огородова, одной из главных проблем в сфере ICO, криптовалют и всего, что с этим связано, является слабое понимание сути соответствующих процессов. «На эти темы сейчас говорят все: обыватели, пресса, эксперты, чиновники, в том числе самые высокие руководители. Но при этом, к сожалению, мало кто понимает, о чем, в сущности, идет речь. Вот в одном журнале пишет юрист: «При помощи смарт-контракта мы прописываем условия и гарантии в самой системе, вместо того, чтобы обращаться к огромной жадной толпе судей, нотариусов, адвокатов…». То есть человек, причем профессионал, априори противопоставляет цифру и право. Как будто правовые институты, законы – это что-то плохое. И надо им создавать альтернативу. Другой пример: доктор юридических наук пишет: «… в случае коллизии между компьютерным кодом и правом всегда будет побеждать код…». Но я не понимаю, какая «коллизия» может быть между программным обеспечением и Гражданским кодексом. Это все равно, что противопоставлять табуретку и уголовный кодекс», – привел примеры Дмитрий Огородов. Изобилие такого «творчества», по его словам, сильно мешает осмыслить вопрос правового регулирования соответствующей области.

Он также выразил точку зрения, что излишне много говорится о технической стороне проблемы. «Она «затеняет» собой юридическое существо. Между тем технологии цифровой экономики будут меняться. И нельзя законодательно закреплять что-то конкретное из них», – добавил эксперт. Идею «технологического нейтиарлитета» поддержали Дмитрий Афанасьев и Александр Савенков.

«Тема криптовалют очень многогранна и многомерна. И каждый видит свою проекцию. Я со своей стороны, как практик, могу пожелать, чтобы регулирование, когда оно появится, позволяло учитывать конкретные варианты использования и применения тех же токенов, которые зависят от реальных отношений между их держателями и оригинаторами. А они в каждом случае разные», – добавил Александр Михайлов из «ЛавкаЛавка».

Москва.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все события »
+3 -0
163

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Новости

Корпоративные новости

Основные курсы и котировки
Finversia-TV