Воскресенье, 18.08.2019
×
Диана Маштакеева: У нас есть общая цель – обеспечить экономику квалифицированными специалистами

Василий Илларионов: «Инвестиционные продукты начинают конкурировать с банковскими депозитами»

+10 -0
Аа +

О том, как и сколько можно заработать на инвестициях в ценные бумаги, в том числе с помощью паевых инвестиционных фондов (ПИФ) и индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), Finversia.ru рассказал управляющий директор компании «Сбербанк Управление Активами» (до ноября 2012 года – УК «Тройка Диалог»), руководитель отдела развития бизнеса, Василий Илларионов, CFA.

- Василий, как вы можете охарактеризовать тенденции, которые существуют сегодня на рынке частных инвестиций?

- Ключевой тренд сегодня – это постепенное внедрение инвестиционных продуктов в сферу жизни экономически активного населения страны. В предыдущие годы спрос в розничном сегменте рынка частных инвестиций по отношению к банковским депозитам был очень низким – на уровне 1-2%. То есть, потенциал для роста огромный, и сейчас мы видим соответствующий тренд. Люди, наконец, начинают понимать, что их сбережения могут работать и приносить доход.

- Почему вдруг, учитывая наши экономические реалии?

- Один из определяющих факторов – это ожидаемое снижение процентных ставок по банковским депозитам. В связи с этим у людей появляется все больший интерес к продуктам, которые позволяют хорошо зарабатывать на вложении средств, пусть и при больших рисках. Хотя, нужно заметить, что пока это в большей мере касается обеспеченных клиентов. Пока для активных инвестиций россиян в инструменты фондового рынка есть объективные преграды – недостаточный объем свободных средств и низкий уровень финансовой грамотности.

- Вы как-то ранжируете клиентов по уровню состоятельности?

- Условно, конечно. Для начала, давайте разделим частных клиентов на два блока: на очень состоятельных, способных вложить от миллиона долларов США, и на клиентов из «розничного» сегмента, где «средний чек» покупки инвестиционных продуктов составляет 200-300 тыс. рублей. Рыночная ситуация для этих категорий разная.

В розничном сегменте есть еще своя «разбивка» на группы: на VIP-клиентов с приблизительным состоянием от 4 млн рублей в регионах и от 8 млн рублей в Москве и на инвесторов, которые «стоят» не менее 400 тыс. и 800 тыс. рублей соответственно. С точки зрения динамики роста, увеличения объемов рынка это наиболее перспективные категории клиентов. Сбербанк – наш основной агент – сейчас наиболее активно работает именно с ними, предлагая различные инвестиционные продукты. В массовом высокодоходном сегменте средний чек покупки инвестиционных продуктов составляет 200-300 тыс. рублей, в VIP-категории – 2-3 млн. рублей.

Ну и следующая группа – все остальные: минимальный порог входа на рынок частных инвестиций может составлять 15 тыс. рублей – столько стоят паи в одном из наших открытых паевых инвестиционных фондов (ПИФ). Впрочем, совсем небольшие суммы инвестируют крайне редко. Поэтому категория людей, не обладающих достаточными средствами, среди существующих инвесторов не занимает большой доли в активах.

- То есть самый доступный продукт – не значит, самый популярный. А что тогда пользуется приоритетным спросом?

- Опять же, в зависимости от финансовых возможностей. Например, среди тех, кто способен вложить около 3 млн рублей, востребованы индивидуальные стратегии доверительного управления, основанные на структурных продуктах.

Если говорить о стандартных розничных продуктах, то сейчас популярность набирает такой формат, как индивидуальные инвестиционные счета (ИИС). Он для рынка относительно новый (законодательно его регламентировали только в прошлом году), но, по прогнозам наших аналитиков, может стать настоящим драйвером рынка розничных инвестиций. Это такой инновационный инструмент, который позволяет заработать с минимальным риском больше, чем депозит. При этом напомню, что для владельца ИИС предусмотрено получение налогового вычета с внесенной на счет суммы в размере 13% (возврат уплаченного НДФЛ с любых налогооблагаемых доходов за год) либо освобождение от подоходного налога всех доходов, полученных от инвестиций. Минимальный порог инвестиций, по крайней мере, у нас – 100 тыс. рублей. Вкладывать по закону сейчас можно до 400 тыс. рублей в год. Хотя планируется поднять эту планку до 1 млн рублей.

Внутри ИИС допустимы любые комбинации ценных бумаг. Сегодня наиболее оптимальными составляющими этих пакетов являются такие два простых и понятных продукта, как рублевые облигации с рублевой доходностью, а также – для тех, кто не хочет долгосрочно зависеть от риска курсовых колебаний – валютные ценные бумаги, соответственно, с валютной доходностью.

- Сколько это в цифрах?

- Ожидаемая чистая доходность с учетом налоговой льготы, которую клиент получает от государства, но после вычета налогов и вознаграждения УК, по «рублевым» продуктам ориентировочно составит для него 13-14%, по «долларовым» – 7-8%. Для сравнения, ставки банковских валютных депозитов сегодня гораздо скромнее. Если, например, в Сбербанке удастся получить 1%, то это уже удача.

- Если все так выгодно, как вы говорите, то почему в сегменте ИИС еще нет бума?

- ИИС появились только в прошлом году. Нельзя рассчитывать на сиюминутный эффект. Возьмите, к примеру, пенсионную реформу. Сначала очень немногие люди понимали, что накопительную часть пенсии можно выгодно размещать в управление – более 90% граждан были так называемыми молчунами. Сейчас таких осталось менее 50%. Если государство бесплатно дает деньги, то люди об этом узнают и хотят участвовать.

- Какие еще инвестиционные продукты популярны у частных игроков фондового рынка?

- Люди традиционно любят инвестировать в недвижимость. Многие думают, что этот рынок им наиболее понятен. При этом не у всех есть финансовые возможности, позволяющие купить инвестиционную квартиру. Поэтому они выбирают такую коллективную форму вложений, как закрытый паевой фонд недвижимости (ЗПИФН). Инвесторы объединяются, и мы на собранную сумму покупаем строящиеся объекты по выгодной цене – иногда целыми подъездами в новостройках. Таких девелоперских ЗПИФН в «Сбербанк Управление Активами» несколько – для разных объектов, хотя по концепции они все одинаковы.

Добавленная стоимость получается за счет роста стоимости квартир от начальной стадии строительства до сдачи проекта в эксплуатацию. После этого квадратные метры реализуются на свободном рынке. Пайщик получает доход пропорционально своей доле в фонде.

- А здесь какая доходность?

- Если говорить про уже завершившиеся проекты, то у нас один фонд закрылся в мае. Там доходность составила 10%-12% годовых. Это меньше доходности девелоперских ЗПИФН, запущенных позже, но нужно понимать, что это произошло на фоне введения санкций, падения ВВП и общего снижения рынка недвижимости за последние два с лишним года. Если провести сравнение с результатами инвестиций в акции, облигации, да и с прямыми инвестициями в жильё, то это очень хороший результат.

Более того, сейчас ситуация на рынке жилья более оптимистична, и ожидаемая доходность по девелоперским ЗПИФН, если вкладывать уже сегодня, составляет уже 14-16% годовых.

- Какая недвижимость, с вашей точки зрения, показывает наилучшие результаты?

- Если говорить о жилье, то на сегодня мы отдаем предпочтение проектам эконом и комфорт-класса в Москве, так как считаем их надежным вложением средств пайщиков. Среди наших Московских проектов мы можем выделить такие проекты как «Ривер Парк», «Савеловский Сити», «Новое Бутово».

В то же время очень перспективным является направление ПИФ коммерческой рентной недвижимости, которое мы недавно решили возродить, создав ЗПИФН «Сбербанк – арендный бизнес» (первый ЗПИФН, инвестирующий в коммерческую недвижимость, в УК «Тройка Диалог» создали в 2004 году, прим. ред.). В рамках этого проекта мы инвестируем в складскую недвижимость, которая может приносить стабильный арендный доход.

В частности, на средства пайщиков нашего нового фонда мы планируем приобрести готовый склад в Новосибирске с уже устоявшимся пулом арендаторов, среди которых такие ведущие ритейлеры, как Auchan и Окей. Арендаторы имеют долгосрочные договоры аренды, которые будут обеспечивать доходность пайщиков ЗПИФН.

Формат, оказался очень популярен у частных инвесторов. В рамках этого размещения мы всего за один месяц привлекли от физических лиц через розничную сеть банка около 2,5 млрд рублей.

- Каков для этого формата порог входа и ожидаемая доходность? И не планируете ли вы для привлечения средств в ЗПИФН использовать инструмент краудфандинга?

- Минимальная сумма вложений в фонд с рентной недвижимостью составляет от 330 тыс. рублей. Ожидаемая целевая доходность – порядка 15% годовых.

Что касается краудфандинга, то он вполне может стать дополнительным способом сбора денег. У нас сейчас есть в планах разработка онлайн-площадки, где клиенты могли бы узнать о перспективных объектах инвестирования, а мы – через нее фиксировать потребительские лиды (акты регистрации, анкеты и запросы потенциальных клиентов, прим. ред.) и по ним обзванивать клиентов, предлагая войти в тот или иной проект. Однако, на наш взгляд, физические каналы для сбора денег пока более эффективны, чем виртуальные.

- Можно сказать, что ИИС и ЗПИФН – это относительно новые, в некоторой степени, экспериментальные, для вас форматы. А какова ситуация с традиционными продуктами – акциями, облигациями?

- Конечно, флагманскими продуктами для операторов фондового рынка остаются акции и облигации. Если говорить о спросе со стороны частных инвесторов на те, и на другие, то он между ними распределен практически поровну.

Что касается тенденций, то основных здесь две. Первая – в последнее время российские клиенты все больше предпочитают продукты с размещением на глобальных рынках. В кризис стали более популярны валютные продукты. Так, большое число клиентов сменили рублевые облигации на валютные. В сегменте акций многие также перешли в фонды более стабильных развитых рынков, поскольку устали от риска нефти, который сильно коррелирует с российской экономикой.

Вторая тенденция – все чаще люди стали вкладывать в высокотехнологичные сектора, в частности, связанные с биотехнологиями, медициной, IT и пр.

С учетом этих трендов мы в 2014 году дополнили нашу линейку ПИФов фондами глобальных инвестиций. Часть из них обеспечивает опосредованный доступ российских частных инвесторов на американские, европейские и некоторые развивающиеся рынки, на глобальный рынок долговых облигаций. Благодаря тому, что многие клиенты переориентировались на эти фонды, нам в кризисный период 2014 года удалось предотвратить сильный отток средств.

Фонды, связанные с инновационными отраслями, также пользуются высоким спросом. В частности, наш ОПИФ «Сбербанк – Биотехнологии» в прошлом году стал лидером по сборам: мы запустили его в мае 2015-ого и до конца декабря собрали около 4 млрд. рублей.

Клиентов, которые инвестируют в акции и облигации, мы разбили на три risk-return (по соотношению риска и доходности) сегмента – от консервативного до агрессивного. И для каждой из этих групп формируем отдельные модельные портфели, составленные из наших фондов. Периодически проводим инвестиционные комитеты, на которых портфели пересматриваются. Это удобно клиентским менеджерам, потому что они, примерно определив риск-профиль клиента, могут сразу предложить ему готовое пакетное решение.

Это также очень полезно для клиентов, так как большинство из них не обладает высокой финансовой грамотностью – им достаточно сложно разобраться во всех перипетиях рынка, поскольку продукты различаются по секторам, по валюте, по капитализации.

- Если можно, то здесь тоже цифры озвучьте, пожалуйста.

- Чтобы купить минимальный портфель, который состоит из бумаг четырех фондов, требуется минимум 60 тыс. рублей.

С доходностью сложнее. В прошлом году, например, акции и облигации выросли в среднем по рынку на 30-40%. Соответствующую доходность, после достижения «дна» в 2014 году, в 2015-ом показали как консервативные, так и агрессивные портфели, в том числе и у нас. Однако это отнюдь не показательные цифры.

Более корректно взять для оценки доходности портфелей ценных бумаг результаты комплексного анализа, который мы вели с начала 2000-х годов, включая все кризисы и периоды роста. По этим данным средняя трехлетняя доходность консервативного портфеля составляет около 12% годовых, агрессивного – 15-16%. На такую доходность мы сегодня и ориентируем инвесторов. При этом предупреждаем, что они должны быть готовы к волатильности на финансовых рынках и выдерживать долгосрочность инвестиций.

- Что мешает развитию рынка розничных инвестиций в фондовый рынок, паи?

- Глубинная ключевая причина слабого развития – низкий уровень финансовой грамотности. Хотя потребителей можно понять, если посмотреть на «перфоманс» последних лет, когда рынок акций на пятилетнем отрезке оказался в нуле.

Второй важный фактор – банковские ставки по вкладам достаточно долгое время находились в зоне положительной реальной доходности. На сегодняшний момент, если смотреть на долгосрочную перспективу, депозиты Сбербанка предлагают клиентам интересное соотношение риска и доходности, поэтому инвестиционным компаниям сейчас непросто конкурировать с ними, хотя у некоторых их продуктов есть свои явные достоинства.

Банки, в свою очередь, в предыдущие годы вполне устраивала ситуация с ростом рынка потребительского кредитования, и основную ставку они делали на это направление. Львиную долю своих сборов они направляли на выдачу кредитов населению. Банковские розничные сети прежде не уделяли должного внимания развитию небанковских финансовых продуктов.

Сейчас ситуация меняется, темпы роста кредитного портфеля у банков снижаются. Ставки начинают падать. Соответственно у них появилась потребность в диверсификации, то есть в том, чтобы помимо традиционного процентного дохода, получать больше комиссионного дохода. Мы это видим и на примере Сбербанка, и по другим кредитным организациям.

Сильно изменить положение вещей поможет дальнейшее снижение Банком России ключевой ставки, если оно произойдет. С одной стороны, это приведет к снижению ставок по депозитам. Как только они упадут, и станет понятно, что инфляцию ими не покрыть, то клиенты начнут переходить в более рисковые продукты.

С другой стороны, снижение ключевой ставки ЦБ позитивно отразится на доходности инвестиционных продуктов – оно приведет к росту стоимости корпоративных облигаций, а также к снижению требуемой доходности по акциям российских эмитентов, и повышению цен на них.

Соответственно снижение ставки ЦБ РФ – это наш шанс – драйвер роста инвестиционных компаний.

- В начале беседы вы сказали о некоей элитной категории инвесторов, которые тоже являются активными участниками рынка, но со своей спецификой. Какие тенденции можно отметить для них?

- Я бы охарактеризовал поведение премиум-инвесторов так: стремление к самостоятельности. Большинство долларовых миллионеров – это люди, которые инвестируют давно и профессионально, прошли с этим рынком многочисленные подъемы и кризисы.

В последнее время наиболее состоятельные клиенты все меньше хотят вкладывать в отдельные акции и облигации и больше стремятся покупать комплексные продукты, в которые зашиты различные опционы, пытаются структурировать свои инвестиции через достаточно сложные финансовые инструменты. При этом они все больше стремятся контролировать свои деньги сами, выбирая продукты типа advisory (консультационное брокерское обслуживание).

У многих премиум-инвесторов сейчас открыт личный брокерский счет, есть свой sales-трейдер, который периодически предлагает различные инвестиционные идеи, а владельцы активов говорят «да» или «нет». Самые богатые клиенты, которые способны вкладывать десятки миллионов долларов, создают свои family-офисы, нанимают личных управляющих, которые подбирают для них провайдеров различных продуктов.

Соответственно, спрос на доверительное управление, когда активами инвестора (в рамках инвестиционной декларации, но с большой степенью собственных полномочий) распоряжается портфельный менеджер, падает.

Масштабы категории игроков-миллионеров оценить можно только приблизительно – их от 100 тыс. до 200 тыс. человек. Но точной статистики нет – это совсем непубличная категория. Внутри она тоже неоднородна кто-то вкладывает миллионы, кто-то – десятки и сотни миллионов.

Вот, наверное, так можно в целом описать потребительские предпочтения на рынке паевых фондов, доверительного управления, ИИС.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Диана Маштакеева: «У нас есть общая цель – обеспечить экономику высококвалифицированными специалистами» Диана Маштакеева: «У нас есть общая цель – обеспечить экономику высококвалифицированными специалистами» О том, как развивался институт независимой оценки квалификаций в финансовой индустрии в течение делового сезона 2018-2019, о достигнутых результатах и задачах на перспективу порталу Finversia.ru рассказала генеральный директор Ассоциации участников финансового рынка «Совет по профессиональным квалификациям финансового рынка» (СПКФР) Диана Маштакеева. Михаил Мамута: «В отсутствие финансовой грамотности люди могут стать жертвами финансовой доступности» Михаил Мамута: «В отсутствие финансовой грамотности люди могут стать жертвами финансовой доступности» Михаил Мамута, руководитель Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России, рассказал порталу Finversia.ru о мероприятиях по повышению доступности финансовых услуг для населения, основных проблемах с точки зрения предоставления финуслуг людям с ограниченными возможностями и объяснил необходимость закона о категоризации инвесторов. Яков Миркин: «Бывают чудеса, иногда важен даже один человек» Яков Миркин: «Бывают чудеса, иногда важен даже один человек» Яков Миркин, известный российский экономист, в интервью youtube-каналу Ингварь рассказал о своей новой книге, о том, что стало ключевым поворотом в южнокорейском экономическом чуде и почему во главе экономической политики государства должна находиться семья.

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]