Среда, 23.09.2020
×
Минимизируя долги, мы отказываемся от развития. Вера Кононова

Валерий Петров: «Насколько реально закон о ЦФА поможет нашей экономике, покажет только практика»

+6 -0
Аа +

Валерий Петров, вице-президент РАКИБ, в интервью порталу Finversia.ru рассказал о недавно принятом Госдумой законе о цифровых финансовых активах: зачем, для кого, что закон сулит инвесторам, и чего стоит опасаться нынешним владельцам криптовалют.

– Валерий, в последние годы в России принимаются очень важные законы, касающиеся финансов. Так, был принят закон о финансовых консультантах, который мало изменил ситуацию в отрасли (ведь принимался, изначально, для независимых советников). Недавно депутаты выпустили закон о категоризации инвесторов (с тем же результатом). И вот теперь Госдума приняла закон о цифровых финансовых активах (ЦФА). В общем и целом, данный закон из той же серии?

– Мне сложно согласиться с вашими тезисами. Дело в том, что прошло слишком мало времени, чтобы оценить эффективность двух первых законов, на которые вы ссылаетесь. Конечно, у них есть и положительные и отрицательные стороны. Что касается отрицательных, то они усложнили жизнь как профессиональным участникам, так и инвесторам. С другой стороны, их реализация направлена на защиту интересов инвесторов, что в условиях роста оборотов и инвестиционных рисков на финансовых рынках, из-за увеличения спекулятивной составляющей при портфельном инвестировании, выходит на первое место.

Что касается закона о ЦФА, то он не входит в эту «серию», поскольку решает и будет решать задачи, которые существенно отличаются от двух вышеперечисленных документов. Сам закон, по сути, это мост между традиционным законодательством и законодательством, которое будет регулировать использование ЦФА в финансовой отрасли в будущем. Без опыта реального использования проектов с ЦФА закон не может быть совершенным априори. Однако сейчас он нужен, так как документ вводит базовые определения, продолжая ту логику, которую ввёл законодатель ранее в Гражданский кодекс, но только в части ЦФА. Это определение самих ЦФА, цифровой валюты, порядка учёта и обращения, информационных систем, в которых осуществляется выпуск ЦФА. Вводится понятие распределённого реестра и ряд других важных понятий. Если внимательно прочитать документ, то мы увидим, что все его положения жёстко корреспондируют с законами, которыми мы руководствуемся достаточно давно.

Тут есть плюсы, есть минусы. Понятно, что и регулятор, и законодатель руководствовались принципом преемственности, однако фундамент, который был построен до цифровой экономики может лишь частично использоваться для создания новой среды. Поэтому, скорее всего, его придется дорабатывать после накопления практического опыта работы

Если оценивать текущий закон, то пока он лишь создает рамочные условия для развития бизнеса в области цифровых финансовых активов, но, к сожалению, без дополнительных законодательных актов и нормативных документов, которые должны раскрыть реальную практическую применимость закона о ЦФА оценить его эффективность сложно. Профессиональное сообщество пока радо тому, что получилось, и надеется, документ станет фундаментом, на котором будет строиться профильное для этой отрасли законодательство.

– В этом году президент страны призвал активнее цифровизировать экономику. Как данный закон способствует выполнению поставленной задачи?

– Не секрет, что старая модель экономики, когда развитие экономики в мире стимулировалось за счёт увеличения объема выдаваемых кредитов с одновременным снижением ставки кредитования, не работает. Причём, уже с 2008 года. Тот факт, что экономически развитые страны с помощью вливаний ликвидности уже не могут стимулировать ни спрос, ни рост прибавочной стоимости. Подтверждением является тот факт, что новые деньги, эмитируемые ФРС и ЕЦБ, в основном идут в спекуляции и подталкивают рост цен на фондовые активы. Например, за период с 2010 года значение индекса S&P-500 практически утроилось, в то время как рост ВВП США за 10 лет показывал несоизмеримо более низкие темпы. Согласно официальной статистике, экономика росла темпами около 2% в год и с 2010 года за 10 лет увеличилась менее, чем на четверть. Такая ситуация говорит о том, что нужна новая модель стимулирования развития экономики и цифровизация экономики может сыграть важную роль в ее построении.

Как? Давайте начнём с самого понятия «цифровизация». Многие понимают под цифровизацией внедрение большого количества технологических решений, увеличение числа компьютеров, повышение их производительности и прочее. На самом деле, такой подход вряд ли позволит создать конкурентоспособную экономику. Нужны не количественные, а качественные изменения, поэтому цифровизацию предлагается рассматривать, как повышение уровня интеллектуальности при создании продуктов и услуг за счёт перехода компаний на новые модели бизнес-процессов. Проще говоря, цифровизация должна привести к увеличению производительности труда, к снижению затрат и к повышению качества.

В этих условиях для России важно получить модель экономики, которая позволила бы нам организовать инвестиционный цикл, отталкиваясь от новых принципов ее стимулирования. Прежде всего, целесообразно сделать рубль инвестиционной валютой, хотя бы в зоне прямых экономических интересов и партнёрских отношений страны. Сегодня бессмысленно надеяться на существенные зарубежные инвестиции в условиях санкций и обостряющейся конкуренции за доступ к дешевым ресурсам. Это позволит устранить риски, связанные со всё возрастающим объёмом необеспеченной ликвидности в мировой финансовой системе, и обеспечить себя товарными потоками без необходимости использования доллара и евро в качестве транзитных валют при расчетах. Для решения этой задачи и может использоваться принятый закон о ЦФА.

Закон о ЦФА вводит понятие цифровой валюты и поэтому открывает возможности для существенного повышения ликвидности на внутренних рынках. Если, конечно, мы сможем правильно прописать нормы в будущем законе «О цифровой валюте» и правильно воспользоваться законом.

– Давайте приведём пример.

На базе принятого закона можно реализовать систему внутренних взаиморасчётов, как в рамках отдельных компаний и отраслей, так и на межстрановом уровне, которая позволит существенно снизить валютные риски, в том числе на рубль, за счет использования в расчётах стейблкойнов, стоимость которых обеспечена реальными материальными и валютными активами. Такой подход позволяет за счёт организации обращения стейблкоинов в системе на основе или с использованием блокчейн существенно снизит число посредников при проведении операций, увеличить оборачиваемость средств, а, следовательно, и повысить спрос за счет установления боле низкой конкурентоспособной цены на товары или услуги. Если при этом будет эффективно решен вопрос с моделями, применяемыми при налогобложении, то можно добиться не только увеличения скорости обращения денежных средств, но и создать стимул к развитию новых отраслей.

Особенно важно, технологические платформы, позволяющие все это сделать на практике, уже есть. Не секрет, что многие крупные компании (Сбербанк, Норникель) сейчас изучают такие возможности, а некоторые уже приступили к реализации проектов, и создали готовые работающие платформы. Например, решение Joys Digital, которое уже рассматривалось в «Песочнице ЦБ» и прошло апробацию в РАКИБ, уже сегодня позволяет реализовать все вышеописанное на практике. Закон о ЦФА даёт нам шанс внедрить такие решения в ближайшем будущем. Но одного закона недостаточно. К сожалению, ряд норм, старых законов, на которые ссылается документ, могут тормозить внедрение вышеуказанного подхода. Потому, что изначально предполагают, к примеру, бумажный документооборот или избыточно большое количество согласований или отчетности. Здесь нужно оперативно проводить ревизию и вносить правки исходя из требований практики. Поэтому можно сказать, что Закон о ЦФА заложил фундамент, но какое «здание» российской криптоиндустрии на нем будет построено, зависит не только от инициативы и профессионализма его участников. Но, так и от законодателя, как драйвера цифровизации.

– Крипта – новый феномен для регуляторов всего мира. Насколько передовой выступает российская законодательная база? На чей опыт депутаты опирались при создании закона?

– Действительно, крипта – новое понятие, и за несколько лет подтвердило свою востребованность и право на существование. Закон о ЦФА не про крипту, имеет к ней косвенное отношение. Например, биткойн, эфир и другие криптовалюты не регулируются законом о ЦФА и это хорошо. Ведь пока практики использования крипты недостаточно для того, чтобы её активно использовать в реальной экономике, равно как и повсеместно запрещать. Хорошо, что закон в отношении крипты принципиальных негативных норм не ввёл, хотя на этапе обсуждения такие попытки были.

– Закон запрещает расплачиваться новыми цифровыми сущностями. При этом, нет уголовной и административной ответственности. Это как? Как говорят в России, есть «нельзя», а есть «совсем нельзя». Здесь какой случай?

– Необходимо различать понятие крипты в бытовом, общепринятом, если хотите, смысле, и ЦФА. Закон в принципе не оперирует понятием криптовалюты. ЦФА определяется как совокупность цифровых данных, цифрового кода, который содержится в цифровой системе, и который может быть принят в качестве средства платежа. При этом, это средство платежа не является расчётным средством в России. Таким образом, закон о ЦФА обеспечивает порядок выпуска электронных данных, порядок внесения данных в систему.

– В чём отличие «нашей» цифровой валюты от, условно, биткойна?

Когда мы говорим о цифровой валюте, выделяются пользователи, которые являются её владельцами с одной стороны, а с другой, инфраструктура, которая определяет условия ее выпуска и оборота. Например, к ним относятся оператор и узлы информационной системы. В этом контексте закон лишь дал определение цифровой валюте, и привязал её выпуск и обращение ценных бумаг с ее использованием к существующим Федеральным законам. Например, выпуск, учет и обращение эмиссионных ценных бумаг, возможность осуществления прав, по которым удостоверяется цифровыми финансовыми активами, регулируются Федеральным законом от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». Говорить, что в таком определении цифровая валюта может быть отнесена к ряду общепринятых криптовалют – биткойну или эфиру, к примеру – не приходится. Базовая особенность традиционной криптовалюты в том, что её учёт осуществляется через децентрализованную систему, в которой в принципе не предусмотрен внешний администратор, а предусмотрен полностью автоматический режим работы. Ведь крипта вообще не имеет ни материальной, ни электронной формы, как мы знаем. Это просто число.

Таким образом, мы видим насколько разнится понятие традиционной крипты и ЦФА. На данный момент это две близкие по идеологии сущности, но по технологии и по предназначению они различны. Подход, реализованный в ЦФА достаточно консервативен, подлежит существенному контролю со стороны Банка России. Хочу подчеркнуть, что административная и уголовная ответственность при мошенничестве с ЦФА есть, её никто не отменял, основана она на нормах Уголовного кодекса. Другой вопрос, что доказывать подобные правонарушения достаточно сложно в связи с несовершенством законодательства. Закон о ЦФА может рассматриваться как первый шаг к повышению определённости при работе с такой цифровой сущностью, как цифровая валюта.

– Каковы, на ваш взгляд, достоинства и недостатки принятого закона?

– Если говорить о возможностях и недостатках закона, прежде всего нужно оттолкнуться от цели, ради которой он принимался. Вспомним, что основная цель, которая ставилась, это введение базовых понятий и привязка новых цифровых сущностей к уже существующему законодательству, а также передача регулирования к Банку России. Эта цель достигнута. Но насколько реально закон о ЦФА может помочь развитию нашей экономики – покажет практика. Судя по тому, что готовые решения типа Joys Digital уже появились – шансы на это высоки.

– Хорошо, но что может помочь, скажем так, положительному развитию событий?

– Можно смело утверждать, что закон будет помогать в создании более гибких и удобных платёжных систем, а также в создании и запуске в практический оборот стейблкоинов, которые обеспечены реальными активами. В целом, закон способствует цифровизации финансовых операций и развитию финтеха.

При этом, данный закон имеет очень косвенное отношение к возможности появления так называемого «цифрового рубля», о котором так много в последнее время говорят на фоне запуска цифрового юаня. Если ЦБ захочет выпустить цифровой рубль, ему никто в этом намерении не помешает, в том числе закон о ЦФА.

Важно, чтобы сам механизм работы с теми же стейблкоинами не был избыточно бюрократизирован. Требования в законе на этот счёт пока выглядят логичными, но хотелось бы, чтобы регулятор не ужесточал этих требований в будущем. Требования и ограничения должны быть минимальными, ведь мы имеем дело с самым первым этапом становления новой индустрии и новой цифровой экономики. И даже, если какие-либо негативные элементы будут появляться, вряд ли это существенно навредит и инвесторам, и всей экономике в целом. Хотя бы по причине ограниченности оборота ЦФА.

Поэтому новые законы, которые будут определять практику применения закона о ЦФА, должны быть гораздо либеральнее и проще. Главная задача – легализовать саму возможность проведения операций с цифровой валютой, максимально упростив использование рубля как инвестиционной валюты и ограничив непроизводительные затраты на посредников и спекуляции. Уверен, что отрасли сначала нужно дать возможность развиться, а потом уже вводить ограничения.

– Если можно, расскажите главное о новых цифровых сущностях.

– Сам цифровой финансовый актив можно описать как право – цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов. Цифровая валюта определяется как совокупность электронных данных (цифрового кода), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации или иностранного государства, либо международной денежной или расчетной единицей и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных. И исключением среди таких обязанных лиц являются оператор, узлы информационной системы, которые обязаны только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению записей в такую информационную систему её правилам. Важное влияние на бизнес окажет тот факт, что, в соответствии с законом, цифровую валюту можно рекламировать только, соблюдая определенные нормы и правила. Например, обязательно указывать, что «цифровые финансовые активы являются высокорискованными, их приобретение может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме, до совершения сделок с предлагаемыми цифровыми финансовыми активами следует ознакомиться с рисками, с которыми связано их приобретение». Пока можно оценить влияние закона на криптоиндустрию как нейтральное. Всё будет зависеть от того, какие будут приняты последующие нормативные акты.

– Недавно вы заявили, что бывшие вкладчики в поиске доходности могут вложить деньги в крипту в пределах 10-20% от капитала. Это довольно много. Как, по-вашему, крипта – по-прежнему, рискованный актив?

– Крипта – это высокорискованный актив, и я бы в принципе не рекомендовал обычным гражданам держать большую часть своих сбережений в криптовалютах. Разумный объём инвестиций в криптовалюты – порядка 10 – 20% и то, только в том случае, если вы понимаете риски таких вложений, хорошо разбираетесь в рынке и способны своевременно принимать решения о входе или выходе из позиций. Мы видим, что рекордный рост цен на некоторые криптовалюты в последнее время обусловлен, прежде всего, существенным увеличением эмиссий традиционных валют со стороны ФРС и ЕЦБ, часть которых естественным образом перетекает в спекулятивные активы типа крипты. Риски, которые существуют сейчас, имеют тенденцию к росту. В ближайшее время мы увидим высокую волатильность, а она всегда приводит к тому, что мелкие инвесторы обычно проигрывают.

– Есть чего опасаться владельцам криптовалюты? Нет ли риска, что разочарованные законом криптовалютные инвесторы будут искать способы инвестирования в иностранных юрисдикциях.

– Я не вижу существенных угроз для российских владельцев крипты. Технологии работы с этими активами отработаны. Однако тут есть специфические риски. Например, иногда в погоне за экономией, люди пользуются схемами по обмену наличных денег на крипту. Это крайне рискованно! Тем более, что довольно большое количество банков и финансовых компаний предлагает своим клиентам легальные схемы по совершению операций с криптовалютами на условиях прохождения KYC. Без криминального риска. Остаются только риски рыночного характера и законодательного характера. Понятно, что по мере формирования законодательства, риски будут снижаться.

Ранее вы спрашивали про зарубежный опыт. Хотел бы обратить внимание, что существенная часть успешных проектов в криптоиндустрии имеет российские корни, а многие страны активно привлекают международные проекты в этой отрасли. Например, Белоруссия обеспечила более привлекательные условия по этому направлению по сравнению с теми, что есть сейчас в России. Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики» позволил стране не только развить собственную отрасль криптоиндустрии, но и привлечь туда западные и российские деньги. Неплохо бы учесть их опыт и у нас.

Правильно было бы делать это в рамках закона о Территориях опережающего социально-экономического развития. Например, в отдельно взятых городах или областях: во Владивостоке, Калининграде, в Крыму, в Чечне и так далее. Это самый эффективный путь. РАКИБ этим активно занимается, к слову. В рамках такого эксперимента мы довольно быстро могли бы наработать необходимый опыт и создать индивидуальные условия для компаний в этой сфере в рамках нового закона о ЦФА. При таком подходе эффективность законодательства и его реализация увеличится на порядки. Ведь только через практику можно оценить и риски, и возможности, а поэтому найти правильный баланс между ними.

– Вы заявили, что закон о «ЦФА» открывает большие возможности для средних банков привлечь капитал. Почему только для средних? В чём состоят возможности и сколько банков, по-вашему, смогут воспользоваться новыми возможностями. Сколько это в деньгах?

– Закон открывает возможности для всех банков. Но я бы выделил те из них, которые способны на практике реализовать нишевый подход и быстро внедрить передовые цифровые технологии. Сделать это можно за счет обеспечения своим клиентам возможности воспользоваться на практике нормами закона о ЦФА. Например, по тем же стейблкоинам, о которых мы говорили выше. Маленькому банку сделать такое сложно, а вот средним и крупным – проще. При этом, средние банки могут стать лидерами, поскольку крупные банки в силу своего размера достаточно инерционны.

Подводя итог нашему разговору, хочу ещё раз остановиться на главном. Сам закон получился достаточно взвешенным и создал основу для развития законодательства. Но это лишь первый шаг на сложном и важном пути становления криптоиндустрии в России.

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Вера Кононова: «Минимизируя долги, мы отказываемся от развития» Вера Кононова: «Минимизируя долги, мы отказываемся от развития» Так ли на самом деле страшен дефицит бюджета страны и растущий уровень госдолга, а также почему власти не хотят тратить «копилку» Фонда национального благосостояния, порталу Finversia.ru рассказала Вера Кононова, заместитель начальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ). Евгений Машаров: «Форекс – это точка входа в финансовый рынок» Евгений Машаров: «Форекс – это точка входа в финансовый рынок» Российский «белый» форекс в этом году начал движение после долгого нахождения на «плато». Число клиентов растет, но есть пункты, о которые белый форекс если не спотыкается, то тормозит. Во-первых, нет возможности дистанционной регистрации на российских лицензированных платформах - в отличие от многочисленных иностранных и попросту жульнических. Во-вторых, линейка инструментов недостаточна. О перспективах российского профессионального форекс-сообщества рассказывает руководитель Ассоциации форекс-дилеров Евгений Машаров. Дмитрий Потапенко: «Дебютной идеи под названием «российская экономика» не существует» Дмитрий Потапенко: «Дебютной идеи под названием «российская экономика» не существует» Упадет ли рубль? Упадет ли доллар? Как кризис в Беларуси и история с отравлением Навального могут сказаться на политической и экономической ситуации? Куда катится российская и мировая экономики? Что делать людям и бизнесу, если предположить, что проблема вирусного кризиса еще не решена и в ближайшее время нас могут ожидать большие падения и массовые банкротства? Об этом беседуем с российским предпринимателем Дмитрием Потапенко.

календарь эфиров Finversia-TV »

Новости »

 

Корпоративные новости »