Четверг, 17.10.2019
×
Конференция «Территория финансовой безопасности» - 03.10.2019

Пётр Татарников: «Как только мы запустили Блокчейн-ассоциацию, пошло огромное количество претензий»

+7 -0
Аа +

Председатель Финансовой Комиссии Пётр Татарников рассказал порталу Finversia.ru о том, зачем независимому медиатору рынка форекс понадобилось создать Блокчейн-ассоциацию.

- Вы создали Блокчейн-ассоциацию при Финансовой комиссии. Почему именно сейчас – в момент, когда шумиха, связанная с этой технологией, уже прошла?

- Наверно, именно поэтому. Когда шумиха проходит, становится понятно, куда на самом деле индустрия движется, что имеет смысл, а что не имеет. На первом этапе всё казалось интересным, все проекты получали огромное количество внимания, а сейчас многие из них уже исчезли с криптовалютного фронта. Мы поняли, что пришло то время, когда индустрия нуждается в правильном направлении движения. Чем в принципе занимается Финансовая комиссия? Мы принимаем в свои ряды компании, которые предоставляют для клиентов правильный, качественный сервис и несут ответственность за свою деятельность. В связи с этим мы решили, что сейчас самое время запускать Блокчейн-ассоциацию и приглашать профессионалов индустрии как вступать в наш экспертный комитет, так и становиться членами ассоциации в качестве проектов, действительно готовых работать открыто и честно.

Все материалы Finversia-TV

- Почему вы приняли решение выделить это направление в отдельный орган?

- Потому что в данном случае требуется специальная экспертиза. Несмотря на то, что, конечно же, множество криптобирж или торговых платформ в целом схожи с технологиями на рынке форекс, но, тем не менее, требуется дополнительная экспертиза для оценки этих проектов, для рассмотрения претензий, связанных с деятельностью на блокчейн-технологии. Мы решили, что смешивать одно с другим будет неправильно, и создали отдельную линию работы.

- Какие эксперты вошли в экспертный комитет Блокчейн-ассоциации?

- Это и основатели криптобирж, и юристы, в том числе с Уолл-Стрит, которые занимаются регулированием, созданием правовых документов для блокчейн-проектов, и консультанты, которые запускали токены и различные платформы, это и маркетологи, которые занимались развитием блокчейн-проектов. Когда мы принимаем в ассоциацию какого-то члена, мы делаем всесторонний анализ его деятельности, пытаясь понять уровень проекта в целом, насколько он полезен для потребителя, для индустрии и заслуживает стать членом нашей ассоциации.

- Основное направление работы, как я понимаю, - это рассмотрение споров?

- Да, на данный момент так. Причём мы запустили его в лёгком режиме, сейчас решения Финансовой комиссии не являются обязательными для исполнения. Мы даём экспертную оценку сложившейся ситуации, и не только в отношении членов ассоциации. У нас бывали ситуации, когда люди обращались с претензией, и мы выходили на представителей, например, онлайн-кошелька, который осуществляет транзакции на определённом блокчейне, предлагая им использовать нас как независимую третью сторону для разрешения спора. Поскольку сейчас, если где-то и есть нормы регулирования в этой сфере, то они очень и очень поверхностные. Они больше касаются правовой основы, а не того, как работает система, насколько правильно были удержаны комиссионные, как транзакция отрабатывалась и т.д. Разрешая споры, мы учимся сами. Это определённый вызов для экспертов – понять, как правильно поступить в той или иной ситуации. И в дальнейшем на основе этого реального опыта мы хотим предложить стандарты для этой отрасли.

- То есть у вас уже есть определённый набор кейсов, которые вы решили? С чем они связаны?

- Они связаны с неправильным раскрытием информации, которое провоцирует непонимание со стороны клиентов; с передачей средств людям в управление, результатом которой становятся, в том числе, мошеннические действия; с технологическими сбоями. То есть, когда транзакции не касаются, скажем так, он-чейн, работы на биржах. Хотя биржа – это, по сути, торговая платформа, и там тоже бывают проблемы.

Как только мы запустили ассоциацию, мы стали получать огромное количество претензий. Какие-то вещи для нас тоже в новинку, мы не думали о них. Сейчас, как я сказал, очень важно найти золотую середину – как всё должно работать. Потому что на форексе у нас уже есть опыт, и мы знаем, что долго, а что быстрее, что дорого, а что нет. А здесь всё разнится от проекта к проекту, поэтому нужно время, чтобы понять, что должно устраивать участников всего процесса, и начать внедрять для наших членов стандарты. А затем, возможно, предлагать их и для регуляторов, как мы это делаем на рынке форекс.

- С претензиями к вам обращаются в основном клиенты?

- Да, клиенты – и юридические лица, и частные. Сейчас клиент какого-нибудь онлайн-кошелька – это просто лицо, неважно, юридическое или физическое. Важно понять его проблему, понять готовность провайдера услуги её решать, определить, как он будет её решать. И на основании этого опыта прийти к каким-то практикам, которые можно будет предлагать как наилучшие.

- Вы можете привести какой-нибудь пример?

- Конечно. Например, была задержка в исполнении ордеров на бирже. Проблема с ценообразованием – очень похоже на то, что происходило на рынке форекс много лет назад, когда из-за недостаточной ликвидности люди получали неправильные цены. Точнее, скорее всего, они правильные, просто не совсем ожидаемые потребителем.

Следующий момент – это неправильное предоставление информации компанией, которая осуществляет платежи в криптовалюте и рассчитывает комиссионные в зависимости от выбора скорости исполнения платежа. Вот такие вещи. Понятно, что есть стоимость майнеров, а есть кошельки, которые выставляют свою цену. То есть ты покупаешь криптовалюту за фиат, и тебе дают котировку. Несмотря на то, что ты представляешь собой кошелёк, ты всё равно выступаешь как бы маркет-мейкером. Иногда цены бывают очень даже несправедливыми, по нашему мнению.

- Но ведь можно же не покупать?

- Можно. Но не всегда клиент это понимает. А потом, когда узнаёт, что с него взяли столько, а есть ещё цена вот такая… В таких ситуациях ещё предстоит разбираться. Наверно, пока рано приводить какие-то статистические данные. Когда нет правил и нет стандартов, что правильно, а что неправильно – трудно сказать. Можно, конечно, выразить своё мнение: «Мы считаем, что так несправедливо, потому что, основываясь на нашем опыте торговли валютами на рынке форекс, так мы с клиентом не поступаем. А тут какой-то Дикий Запад образовался…».

- Получается, вы волей-неволей аналогию с рынком форекс проводите?

- Ну конечно, проводим. Ведь клиенту выдаётся, по сути, обменный курс. Вот прилетел я в Шереметьево и вижу, что доллар можно продать за 45 рублей, а купить за 69 – вот это правильный подход? Как бы да, правильный. Люди имеют право такую цену поставить. Но клиент, не зная, пришёл, нажал кнопку и продал валюту по совершенно нерыночной цене, например… Так и с криптовалютами.

- То есть вы берётесь за такие претензии.

- Мы берёмся, да. Вопрос, опять же, как услуга предоставлялась. Тебе могут предлагать определённые условия, а маленьким шрифтом писать, на какую сумму. А если ты пошёл с большими суммами, то условия поменялись. Вот такие кейсы бывают. Это я сейчас говорю про ценовые политики различных систем. С ними, конечно, трудно поспорить. Можно предлагать, каким образом нужно клиенту предоставить информацию. Это самая простая разновидность споров. Есть ещё претензии, связанные с нарушениями безопасности, кражей различных криптовалют и так далее. Мы, конечно, не всё сейчас можем решить, но мы ищем пути, как к этому подходить. У нас есть хорошие практики, которые мы можем почерпнуть, и есть большое количество участников, желающих войти в ассоциацию. Так вот, в ближайшем будущем мы, наверное, выдвинем требования для проектов. Для бирж – как осуществляется хранение активов, бэкап данных, хранение клиентской информации… Это непростая сфера деятельности, которая требует огромного внимания к безопасности. Очень часто происходят хищения цифровых активов, как эти проблемы решать – большой вопрос.

- Правильно я понимаю, что вы в таких случаях проводите некое собственное расследование?

- Мы проводим не то чтобы расследование, а даём оценку, основываясь на опыте экспертов, как всё осуществлялось. Если, например, в горячем кошельке у крипто-проекта доступно такое количество активов, а в холодном – такое, то есть определённые шаги, которые обеспечивают максимальную сохранность клиентских средств.

- Вы решили взять на себя масштабную работу – создать стандарты для этой индустрии.

- Да. Мы хотим создать стандарты и реестр лучших практик. И хотим в дальнейшем требовать соблюдения этих стандартов от членов нашей ассоциации. Учитывая, что крипто-проектов сейчас огромное множество, и регулирование не везде, скажем так, успевает за их развитием, опытные эксперты знают больше, чем кто-либо. Чем быстрее сама индустрия сможет себя организовать, выпустить правила, по которым необходимо жить, тем быстрее это приобретёт правильный вид – безопасный и удобный. Сейчас много желающих разрабатывать лучшие практики. В этом плане FinaCom выступает лишь одним из проектов.

Сама идея взята не с потолка. Она была вызвана потребностями этой индустрии. Первую криптобиржу мы взяли в члены Финансовой комиссии ещё в 2015 году, когда ещё не было Блокчейн-ассоциации. То есть мы пытались «потрогать» эту нишу ещё тогда. Но стало понятно, что она всё равно выпадает из традиционного форекс-бизнеса. Там всё по-другому. Несмотря на то, что мы, в первую очередь, рассматриваем претензии, мы также уделяем внимание тому, как обеспечить сохранность средств наших членов. Насколько они надёжны – это для нас тоже важно. С обычным форекс-брокером всё понятно: есть компания, есть юрисдикция, есть счета в каких-то банках. Банки следят за сохранностью средств. Словом, очень даже понятно, как всё это работает. А здесь (в криптосфере) мы столкнулись с другой проблемой: вот клиенты открыли счета в криптобирже, отправили туда свои фиатные доллары, приобрели криптоактивы, а дальше вопрос – как обеспечивается элементарное хранение этих активов? Этот вопрос встал у нас ещё тогда, в 2015 году. Мы брали лучшие биржи, изучали их внутреннюю политику, узнавали, какие они принимают меры для обеспечения сохранности клиентских средств. И в дальнейшем предлагали наилучшие решения для нашего члена. Сейчас мы всё-таки выделили это в отдельную линию – Блокчейн-ассоциацию. В ближайшем будущем мы будем более строго подходить к тому, как наши члены обеспечивают безопасность. Надеюсь, что наши стандарты смогут стать эталоном для большого количества участников криптоиндустрии.

- Вы сказали, что к вам буквально очередь стоит. А на данный момент сколько компаний вошли в Блокчейн-ассоциацию?

- Семь. Обращаются к нам многие, но мы не всех берём. Пытаемся разобраться в проекте, понять, насколько он важен и нужен, предлагает ли он инновационные идеи или хорошие условия. Мы проверяем, кто стоит за проектом («Знай своего клиента»), и, добавляя его в ассоциацию, мы показываем в том числе и публике, какие компании предпочли работать открыто.

Компаний в этой сфере огромное множество. Даже трудно предположить, сколько тысяч проектов в этой сфере запускается каждую неделю.

- С чем ещё к вам обращаются клиенты криптокомпаний?

- Буквально недавно обратилась клиентка из США. Есть множество фондов, которые управляют инвестициями в криптоактивы. Они говорят: нам необходим ваш ключ для того, чтобы вас подключить. Люди, не обладая знаниями, передают эти ключи, и их активами просто завладевают. Необходимо об этом говорить.

- Финансовую грамотность повышать.

- Да. Сейчас профессионалы посмотрят, скажут, что это очевидно – нельзя ключи передавать. Но это очевидно не для всех.

- То есть это проблема такая общемировая сейчас?

- Да. К примеру, в США есть кошельки, которые не дают людям ключи, они ими сами управляют. То есть кошелёк работает таким образом: он твой, но управляет им непосредственно кошелёк. Множество вещей предусмотрено нормативно-правовой базой США. Но всё равно есть проекты, не привязанные ни к какой юрисдикции. И сделать работу подобных проектов прозрачной помогут только такие ассоциации, как наша.

- Вашими членами становятся компании, а обращаются за разрешением споров клиенты. Как это сочетается между собой?

- Абсолютно нормально сочетается. Клиенты, как я уже сказал, обращаются за разрешением споров не только в отношении наших членов (их пока немного). Мы не выносим обязательных для исполнения решений, у нас нет таких полномочий. Мы высказываем наше экспертное мнение о том, как ситуация должна быть разрешена. Связываемся с компанией, в отношении которой поступила претензия, сообщаем о проблеме. Какие-то компании идут на контакт, какие-то нет. Возвращаясь к опыту на рынке форекс... Очень часто, практически каждый день, мы получаем претензии к компаниям, которые не являются нашими членами. Но мы каждый раз обращаемся к ним и говорим: «Смотрите, клиент по-прежнему ищет правды. Возможно, ваш ответ его не устроил». Клиенту часто необходимо, чтобы решение вынес независимый эксперт. Ряд компаний именно так стали нашими членами: согласились на независимый анализ, посмотрели, как мы работаем, и вступили в ассоциацию. Мы выступаем в качестве некоего независимого форума. Те же принципы мы сейчас пытаемся перенести и на Блокчейн-ассоциацию.

У меня большие планы на эту ассоциацию, потому что проектов очень много, и есть потребность в коммуникации индустрии. Например, в числе членов ассоциации у нас есть криптобиржи и есть профессиональные консультанты. Они получают доступ друг к другу, это приводит к консолидации хорошего бизнеса.

- Нормативно-правовое регулирование в сфере блокчейна, как вы сказали, заметно отстаёт. Госорганы не готовы содействовать в рассмотрении споров в этой области. Как долго мы будем наблюдать такое положение вещей?

- Достаточно долго. Далеко не все страны пока начали признавать новые реалии.

- Не говоря уже о том, чтобы принять адекватное законодательство…

- Конечно, чтобы написать адекватное законодательство, нужно сначала разобраться. Лидером во всём этом сейчас выступает Швейцария, США… Но в США есть два основных игрока, и на них все учатся – и налоговые органы, и законодатели. Комиссия по ценным бумагам по-своему видит, как определять торговые инструменты, которые торгуются на бирже Coinbase, а CFTC (Комиссия по торговле товарными фьючерсами) – по-своему. Всё пока находится в начале пути, только начинает приобретать нормальные легальные формы. А что касается качества самой услуги, то мы от этого ещё очень далеки. Вспомните, то же самое происходило и на форексе. Много было регулирования, но стандарты, которые касаются непосредственно практики исполнения приказов, ценообразования – к ним регуляторы шли десяток лет. Наверно, в криптосфере мы примерно на такие же сроки должны ориентироваться. Но мы работаем с бизнесом, поэтому действуем быстрее регуляторов.

- Сколько стоит рассмотрение споров в сфере блокчейна?

- Мы это делаем бесплатно. Членство в ассоциации для компаний, конечно же, не бесплатное.

- А как быть с форекс-компаниями, которые предлагают криптоинструменты в том числе? Они могут вступать и в Финансовую комиссию, и в Блокчейн-ассоциацию?

- Когда мы говорим о контрактах на разницу на конкретные криптоинструменты, речь идёт о торговле, которая мало чем отличается от торговли евро-долларом или нефтью. Там нужно понять ценообразование и механизм исполнения. В этом у нас проблем нет. Когда мы говорим про Блокчейн-ассоциацию, речь идёт уже не просто о торговле каким-то инструментом, а о полном спектре предоставления этой услуги, набора услуг. Это выходит за рамки обычного трейдинга.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+7 -0
642

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Финансовая грамотность – для всей семьи Финансовая грамотность – для всей семьи Каждый год осенью проходит Всероссийская неделя сбережений, объединяющая мероприятия по финансовой грамотности. В этом году ее ключевым событием в Ярославской области станет Финансовый семейный фестиваль, организаторами которого выступают Министерство финансов Российской Федерации в лице АНО «Национальный центр финансовой грамотности» и Правительство Ярославской области. Что нас ждет интересного и полезного на фестивале и почему он важен и нужен для всех и каждого, мы узнали у куратора – заместителя губернатора Ярославской области Ильи Баланина. Олег Кузьмин: «Банковские экосистемы – это возможность для нас выйти на новый рынок» Олег Кузьмин: «Банковские экосистемы – это возможность для нас выйти на новый рынок» Олег Кузьмин, заместитель генерального директора компании «Инверсия», рассказал порталу Finversia.ru как изменилось отношение к банковскому ПО, почему «Инверсии» не было в рейтингах конца 90-х годов, об основных рисках для банков и о странном желании регулятора загнать всех в мегапроекты. Сергей Татаринов: «Россия перманентно жила в состоянии экономических, финансовых, военных кризисов» Сергей Татаринов: «Россия перманентно жила в состоянии экономических, финансовых, военных кризисов» Вышла в свет книга «Россия, век XIX. Финансово-экономические кризисы и Государственный банк». С автором этой книги, журналистом, историком, в прошлом – руководителем одного из подразделений Банка России, а в настоящее время – руководителем дирекции внешних коммуникаций Ассоциации банков России Сергеем Татариновым беседует главный редактор портала Finversia.ru Ян Арт.

[_$Blocks_DefaultController:render(17)]

Новости »

[_$Blocks_DefaultController:render(32)]