Воскресенье, 12.07.2020
×
Биржевая неделя: 5 акцентов с Петром Пушкаревым - 12.07.2020

Эльман Мехтиев: «МФО выгоднее, чтобы заемщик платил хоть что-то, вместо ухода в «глухую» просрочку»

+8 -0
Аа +

Развитие ситуации с просрочкой на банковском и микрофинансовом рынках, а также её влиянии на устойчивость финансовой системы в интервью порталу Finversia.ru прокомментировал Эльман Мехтиев, президент НАПКА, председатель совета СРО «МиР». Он также объяснил, почему клиенты МФО практически не могут рассчитывать на кредитные каникулы, но могут воспользоваться программами реструктуризации.

- Эльман, недавно НАПКА опубликовала данные опроса, согласно которым на начало мая доля заемщиков, ссылающихся на финансовые трудности, выросла на 10 п.п. по сравнению с аналогичными показателями прошлого года, и составляет около 60%. Как вы оцениваете этот прирост, насколько он значителен?

- Поправлю: данные не на начло мая, а на третью декаду апреля, когда и проводился опрос НАПКА. Отвечая же по существу, отмечу, что те 50%, с которых и последовал рост на 10 п.п. – это не один год, не только показатели прошлого года. Мы видели одну и ту же картину стабильно, на протяжении нескольких последних лет: примерно половина людей ссылается на финансовые трудности с обслуживанием долгов. Поэтому это довольно существенный прирост, который отражает то, что сейчас творится в экономике. Более того, я уверен, что этот скачок произошел всего за две-три последние недели и объясняется, скорее, предчувствиями людей относительно тех трудностей, которые у них только возникнут.

- При этом на сам коронавирус, как на причину ухудшения платежеспособности, ссылается незначительная часть должников?

- Ссылаться можно на самые разные причины, но кредиторы всегда попросят официально подтвердить ту или иную причину. Поэтому ссылаются не на то, что здоровье пошатнулось из-за коронавируса, а на то, что из-за предпринятых в связи с ним мер, ограничений, происходят определенные изменения в экономике.

- В НАПКА прогнозировали, что, если меры поддержки, предпринимаемые сегодня государством, будут полностью реализованы, то по итогам этого года число должников вырастет, на мой взгляд, незначительно – на 500 тысяч человек, до 5,7 млн. То есть меньше, чем на 10%. Или это, всё же, серьезный прирост?

- В абсолютных значениях это серьезный прирост. Но если исходить из того, насколько «проседает» экономика в разных странах, то – пусть нас обвинят в оптимизме – мы надеемся, что будут и другие пакеты мер поддержки и экономики, и людей.

Так совпало, что всего через неделю после публикации нашего исследования было объявлено об очередном, третьим по счету, пакете мер. Самыми значимыми представляются кредиты бизнесу, которые будут полностью или частично списаны при поддержании занятости сотрудников. Фактически, на самый острый период, с точки зрения экономики, можно рассчитывать на то, что компании, которые и ранее работали «в белую», продолжат обеспечивать занятость и выплачивать зарплаты.

- Что поможет и людям пройти острую фазу кризиса менее болезненно?

- Это будет стимулировать малый и средний бизнес стараться переводить всех сотрудников на подтвержденные доходы. Те же 500 тысяч новых должников, о которых мы говорим – это те люди, которым эти меры не смогут помочь из-за «серых» доходов. Ситуация такова, что огромная часть занятых в экономике не имеет подтвержденных доходов. Соответственно, они не подпадают под действие законодательства о кредитных каникулах. Им требуются уже программы реструктуризации, разрабатываемые банками и МФО. Но какая-то часть этих заемщиков пополнит ряды должников с большой просроченной задолженностью.

- Как человек «околобанковский», а в недавнем прошлом и «чисто банковский», как вы оцениваете потенциальное влияние кризиса на устойчивость банковской системы? Не так давно Эльвира Набиуллина, глава Банка России, приводила оценки, согласно которым до трети всего кредитного портфеля банков приходится на заемщиков с сократившимися из-за кризиса доходами.

- Отвечу так: да – это будет проблемой, нет – это не станет ударом по устойчивости банковской или – шире – финансовой системы. Если произойдет отзыв лицензий у некоторого количества банков, то вряд ли это случится из-за этого кризиса, из-за этих убытков. Банковская система России уже не первый раз проходит через кризисы. Да, этот шок будет более сильным, чем предыдущие, но можно рассчитывать на то, что и пройдем мы через этот шок быстрее.

- Как вы оцениваете развитие ситуации на рынке МФО?

- Еще до тех событий, которые мы с вами обсуждаем, мы понимали, что рынок микрофинансирования ждут кардинальные изменения. Напомню, что с 1 июля 2020 года вступают в силу требования о минимальном капитале в 1 млн рублей. Первоначально предполагалось, что капитал должен будет составлять 5 млн рублей, однако СРО «МиР» выступила с предложением поэтапного введения этого требования: на 5 лет с шагом в 1 млн рублей. Мы понимали, что разово изыскать 5 млн рублей невозможно, значит, это привело бы к возникновению «схем».

- Мы помним, как банки «рисовали» капитал.

- Не то слово! Я боюсь, что и микрофинансовые организации могут в ближайшее время применить те же схемы. Либо же они будут выходить из бизнеса, что, к сожалению, означает очень жёсткие методы по взысканию просроченной задолженности, которая составляет значительную часть активов.

По нашим оценкам примерно треть МФО были бы вынуждены покинуть рынок. Поэтому мы и предложили шаг в 1 млн рублей в год.

Но нынешний кризис еще нагляднее демонстрирует необходимость смены бизнес-моделей, понимание того, что онлайн сегодня – это не только удел крупных и средних компаний. Сегодня мы, в СРО «МиР», очень плотно работаем с регулятором над планом мер по развитию онлайн-кредитования.

К сожалению, вынужден назвать вещи своими именами: многие считают, что ничего не нужно менять, хотят работать также как, и раньше.

- Приходилось слышать два полярных мнения относительно дальнейшего рынка МФО. Одни эксперты считают, что объемы выдачи новых займов сократятся, другие, объясняя, что банки ужесточают условия выдачи кредитов, считают, что рынок МФО вырастет. Какая позиция вам более близка?

- Давайте разделять рынок по объему и рынок по количеству участников. Про число МФО я уже упомянул, понятно, что в кризис всегда выживают сильнейшие. Кроме того, решения, которые принимаются по поддержке малого и среднего бизнеса через государственные МФО, ставят в еще более сложные условия МФО коммерческие, работающие с тем же сегментом.

С точки зрения объемов, рынок никуда не денется. С одной стороны, резко вырос спрос: на конец марта был зафиксирован исторический рекорд по поисковому запросу «взять займ». Но надо понимать, что рост спроса произошел в большой степени в неплатежеспособном сегменте. Поэтому мы наблюдаем падение объемов выдач. Ведь не только банки «закрутили» скоринг и «зажали» выдачи, но и МФО сократили их объемы. На 15-30%, а в некоторых регионах и до 40% сократились выдачи через офлайн-сети, некоторая часть этого потока переместилась в онлайн/ Чем больше населенный пункт, чем лучше развит широкополосный интернет, тем безболезненнее для населения проходит эта переориентация. Но она не смогла полностью компенсировать падение в офлайне.

Еще одна тенденция последних недель: многие клиенты, которые ранее нормально кредитовались в банках, столкнулись с ужесточением условий выдачи и урезанием лимитов, после чего стали искать новые источники заемных средств. Мы видим по их кредитным историям, что ранее они никогда не обращались в МФО. Не могу сказать, что уже произошел переток, но явно отмечается начало движения в сторону МФО.

Таким образом, на рынке МФО происходит отсечение нижнего сегмента клиентов, среди которого наиболее заметно вырос спрос, а к уже существующим клиентам стали добавляться бывшие заемщики банков. Эта тенденция будет продолжаться как минимум во II-III кварталах этого года.

- Несмотря на то, что нижний – неплатежеспособный – сегмент будет отсекаться, нет ли опасений, что выдачи новых займов в итоге приведут к росту просрочки? Что в текущих условиях клиенты не смогут обслуживать свои обязательства?

- Здесь надо учитывать два момента. Да, действительно, тем, кто уже взял займы, становится сложнее их обслуживать и сложнее получить кредитные каникулы. Не потому, что МФО не хотят их давать, а потому что клиентура микрофинансистов – это те, у кого, чаще всего, нет подтвержденных доходов. А для получения кредитных каникул нужно официально подтвердить снижение своих доходов. Тем не менее, МФО удовлетворяют до 90% клиентов в виде не кредитных каникул, но реструктуризации.

Поэтому текущий портфель МФО находится в риске, нивелировать который можно только за счет программ реструктуризации от самих микрофинансовых компаний. Всем им выгоднее, чтобы заемщик платил хоть что-то, вместо ухода в «глухую» просрочку.

Что касается нового потока клиентов, то им выдаются гораздо меньшие объемы займов. То есть новый портфель по качеству превосходит существующий.

- Если я правильно понимаю, разница между кредитными каникулами и реструктуризацией в том, что первые не ухудшают кредитную историю заемщика. Так ли это?

- Вы правы, но, к сожалению, только в теории. Банки, МФО и бюро кредитных историй должны были за месяц наладить новый процесс отчетности, чтобы предоставление кредитных каникул не ухудшало кредитную историю. Прошу меня извинить, но за месяц переделать формат, чтобы он учитывал все, что содержится в соответствующем письме Банка России, просто невозможно. Но даже если месяца и хватит самим БКИ для перехода на новый формат, то далее с этой информацией должны будут работать банки и МФО, что требует изменений уже формата их отчетности.

Кроме того, записи в кредитной истории о каникулах формально не ухудшают кредитную историю. Но никто не может запретить банкам или МФО по-своему учитывать эти данные в своих скорингах.

- Понятно, что программы реструктуризации различаются в зависимости от конкретной компании, но каков общий вектор этих программ, в чем их отличие от кредитных каникул?

- Кредитные каникулы – это отсрочка платежа, в течение которой начисляются льготные проценты. К сожалению для клиентов, МФО не может предоставить заемщику льготные проценты: банки делают это на основании закона, а на чем основываться МФО? Только на дополнительном соглашении к договору займа. Но это влечет за собой массу бюрократических проволочек и для клиентов, и для самой компании. Поэтому существующие программы реструктуризации в МФО – это смесь рассрочки со скидкой. То есть продлевается срок действия договора займа, за счет этого снижаются ежемесячные платежи, отменяются штрафные проценты и так далее.

- Большой запрос сегодня на подобные программы со стороны клиентов?

- Крупнейшие компании, которые занимают в совокупности более 60% рынка, получили с конца марта и к началу мая порядка 140 тысяч подобных запросов.

Отмечу одну существенную проблему: сейчас в законе нет единой стандартной формы подобного заявления, что приводит, скажу аккуратно, к большому их разнообразию. Это влечет за собой серьезные организационные проблемы, когда вместо 100 схожих заявлений вы получаете 95 абсолютно разных и, может быть, только 5 более-менее единообразных. Переработка этих заявлений и приведение их «к единому знаменателю» - это огромный ручной труд.

- Как сейчас происходит взаимодействие с должниками со стороны коллекторов? Ограничения на перемещения упрощают или усложняют его?

- Как бы формально это не прозвучало, но мы всегда исходим из здоровья сотрудников. Даже по экономическим причинам: заболевший сотрудник не исполняет свои обязанности, но оплачивать его нахождение на больничном компаниям приходится. Поэтому все коллекторские организации, работающие в крупных населенных пунктах, где был введен режим самоизоляции, прекратили выездное взаимодействие с клиентами. Хотя дистанционную работу никто не отменял. Но разговоры о том, что все сидят по домам и, значит, проще стало взаимодействовать… Через дверь? Через дверной глазок?

- Можно ли говорить о том, что в этих условиях эффективность коллекшена снижается? Тем более, что суды пока не работают.

- Упала не эффективность, но собираемость из-за падения доходов населения. Снизилась и контактность должников: как только доходы падают, они начинают скрываться. В этой ситуации единственным законным методом является обращение в суд. Да, пока они не работают, но скоро вернутся, пусть и в масках и перчатках.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
все интервью »
+8 -0
3789

обсуждение

Ваш комментарий
Вы зашли как: Гость. Войти через

Сергей Макаров: «Деньги в чистом виде вдохновляют немногих» Сергей Макаров: «Деньги в чистом виде вдохновляют немногих» Сергей Макаров, финансовый консультант, заместитель директора Национального центра финансовой грамотности рассказал о пяти элементах финансового благополучия, которым он посвятил одноимённую книгу. Впрочем, все они упираются в шестой связующий элемент – самого человека. Алексей Бачеров: «Финансы не могут бесконечно существовать в отрыве от экономики» Алексей Бачеров: «Финансы не могут бесконечно существовать в отрыве от экономики» Ситуация на финансовых рынках и сценарии дальнейшего развития экономики – о четырех основных факторах, которые следует учитывать частному инвестору, в беседе с главным редактором Finversia.ru Яном Артом рассказывает Алексей Бачеров, управляющий партнёр инвестиционного партнёрства ABTRUST. Евгений Коган: «Государству фондовый рынок нужен как рыбе зонтик» Евгений Коган: «Государству фондовый рынок нужен как рыбе зонтик» «Обнуление», «вторая волна», ожидания «второго дна» – как это влияет на рынки и частные инвестиции. Каковы перспективы рынка криптовалют. Почему фондовый рынок России вызывает жалость. Куда уйдут инвесторы. Почему не могут нормально работать финансовые советники. Каков топ-5 российских и иностранных ценных бумаг. На эти и другие вопросы главного редактора Finversia.ru Яна Арта и зрителей канала Finversia-TV в прямом эфире ответил президент компании «Московские партнёры», инвестиционный банкир, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгений Коган.

Трейдинг с Яном Артом

календарь эфиров Finversia-TV »